October 7th, 2016

Нора Галь "Слово живое и мертвое"

Когда-то уже писала об этой книге.
Нора Галь многие годы переводила и редактировала книги, которые читали, наверно, мы все. Например, с "Маленьким принцем" советские читатели познакомились именно в ее переводе.
Эта книга была написана почти полвека назад, в 1972 году, но все еще остается современной. Многие беды русского языка, о которых пишет Нора Галь, никуда не делись - канцелярит, засилье иностранных заимствований, тиражирование безграмотности в прессе и литературе.
Она дает практические советы переводчикам и редакторам, на примерах показывая, как стоит делать и как делать не стоит. Нора Галь - противница буквализма и сторонница творческой свободы переводчика. Такой свободы, что даже страшновато становится - неужели так можно? :)
Правда, ей присущ некоторый языковой пуризм - она советует в большинстве случаев заменять иностранные слова русскими. Избыток заимствований для языка действительно вреден, но местами она, по-моему, перегибает палку.
Есть у нее и пристрастие к словам, которые сейчас уже воспринимаются (и, подозреваю даже, что и в 1970-х годах  воспринимались) как устаревшие. Например:

"Говорят и пишут, к примеру: эх, я ошибся, просчитался, иногда – дал маху, даже – сел в лужу… Но часто ли встретишь старое, выразительное – я оплошал?
О подростке пишут: ловкий, находчивый, толковый, реже – смышленый. А как удачно в недавнем переводе: расторопный паренек!
Или вот о мальчике, которому страшновато и неуютно одному в темноте. Проще простого было сказать (так и сделали бы девять из десяти переводчиков) ему стало холодно. А насколько лучше и как теперь нечасто встретишь: ему стало зябко."

На мой вкус, "оплошал", "расторопный", "зябко" годятся разве что для переводов книг 19 века.

И все же большинство ее советов ничуть не устарели.


Кроме того, Нора Галь выводит из тени фигуры выдающихся советских переводчиц. Ведь читатели на самом деле очень мало ценят переводческий труд. Люди, которым миллионы обязаны возможностью читать на родном языке лучшие произведения мировой классики, остаются как бы невидимыми, их имен никто не знает.
Вера Максимовна Топер, Ольга Петровна Холмская, Евгения Давыдовна Калашникова, Наталья Альбертовна Волжина, Нина Леонидовна Дарузес, Мария Федоровна Лорие, Мария Павловна Богословская - Нора Галь воздает им должное и на примерах из их переводов показывает "как надо", к чему стоит стремиться.
К сожалению, не обошлось без ложки дегтя и в этих похвалах. Вот как она говорит о переводчицах кашкинской школы:
"Кстати, в этой почти сплошь женской кашкинской школе чего-чего, а дамского рукоделия и тени не было! Никаких сантиментов, вялости, жеманничанья."
Несколько раз она высказывается в таком духе...
Ну, что поделать, приходится делать скидку на время, в ее стиле вообще много такого типично "советского".
И все-таки за рассказ об этих замечательных переводчицах ей большое спасибо!
кот

Долгожданное переиздание: Ирина Млодик, "Девочка на шаре"

Ирина Млодик, «Девочка на шаре. Когда страдание становится образом жизни»
Издательство "Генезис", 2016
ISBN: 978-5-98563-307-8



Издательская аннотация: Роман и психологическая статья, представленные в книге, иллюстрируют различные проявления мазохизма в нашей культуре.
Мазохистами, с психологической точки зрения, принято называть людей, которые привыкли страдать ради других: к примеру, откладывать решение собственных проблем или вовсе не замечать их, занимаясь вместо этого судьбами других. Если вам иногда хочется сыграть значительную роль в чужой судьбе, сначала задумайтесь, насколько не оказывается обделенной при этом ваша собственная судьба. Если вы не верите в то, что именно вы являетесь творцами собственной жизни, вы провоцируете других людей поучаствовать в вашей жизни на их усмотрение.


Со своей стороны, зная Млодик, как наиболее тонкую и тактичную из всей популяризаторской когорты психологов, подозреваю, что в аннотации написано "не совсем то", а именно опять обвинение жертвы. "Вы провоцируете" - это совершенно не в характере писательницы, и пассивно-агрессивный тип личности для неё не приговор. Как интегрировать пассивную агрессию, как взаимодействовать с ней...

Цитата: Не касаться земли. Балансировать. Взмах тонких рук, и ей снова удаётся сохранить равновесие. Нельзя сойти с шара. Двигайся, перебирай ножками. тебе нельзя упасть. Ты не можешь остановиться, расслабиться, ощутить опору. Опора есть у сильных. Она есть у него. Ему так удобно сидеть на большом кубе. Он вправе. Ему можно. Крепкие, широкие ступни и твердость земли. Он уверенно занимает место, повернувшись ко всему миру широкой мускулистой спиной.
Ему можно. тебе - нет. Твой удел - перебирать ножками, держать равновесие. И улыбаться. Не забывай улыбаться. Никто не должен видеть твоей усталости и слёз. Легче. Изящнее. Ты должна радовать. Давай же. Нельзя сойти с шара. Терпение и усердие. А что, если?.. нет. Не вздумай, иначе он поднимется со своего куба, и потом боль в исполосованной плеткой спине и синяки на ногах будут мешать тебе держаться на шаре. Будет только хуже. Просто терпи. Перебирай ножками. Старайся, держи равновесие. Ты не должна его подвести. Тебе лучше его не злить...
BR
  • lolique

преследование

сейчас в европейской прессе часто пишут о сенсационном расследовании итальянского журналиста Клаудио Гатти, который наконец то вычислил и разоблачил кто скрывался под псевдонимом Елена Ферранте.

это была загадка долгое время. она писала и пишет великолепные книги, которые переводят на многие языки мира и которые часто в топе самых популярных книг года. (я не читала, каюсь, это опять таки в моем списке на прочтение. еще не знаю на каком читать, тк оригинала не знаю. выбрала бы русский тогда, но перевели ли ее на русский?)

самое интересное, что публика зла на журналиста. оставьте ее в покое! она хочет быть еленой ферранте - пусть будет, это ее право.

и убийственная статья тут https://www.theguardian.com/books/2016/oct/07/unmasking-elena-ferrante о сексизме этого расследования. что мужчинам не дает покоя мысль, что есть какая то таинственная женщина, которая пишет так как ей угодно и живет так как ей угодно. вот журналист и товарищи проверили эти тексты на спец программе и установили, что наверняка мужчина писал. да вот муж елены ферранте и писал!
кот в салатнике

Am I Black Enough For You?

Anita Heiss
Am I Black Enough For You?
2012



Я аборигенка. Только я не такая аборигенка, которую люди хотят или ожидают увидеть.

Что значит быть аборигенкой? Почему Австралия так озабочена вопросом принадлежности? Анита Хайс – успешная писательница и энтузиастка движения за грамотность аборигенов. Она родилась в общине вираджури в центре Нового Южного Уэльса, но выросла в пригороде Сиднея и училась в католической школе. Анита аборигенка, но это не значит, что она любит ходить босиком и, пожалуйста, не просите её разбить лагерь в пустыне.

Годами СМИ стереотипно представляли австралийских аборигенов только как обитателей резерваций или бунтовщиков из Редферна. Теперь нашлось новое преступление: они слишком «светлокожие» для аборигенов. Эти обвинения привели к тому, что Анита участвовала в одном из самых важных и нашумевших решений австралийского суда в 21 веке. Она присоединилась к иску против журналиста, нарушившего Акт о расовой дискриминации [в своей статье он предъявил претензию, что Анита и 8 других женщин используют своё аборигенное происхождение, чтобы получить профессиональное преимущество – прим. L-L]. Его признали виновным и последовал резонанс.

Эти очень личные мемуары написаны в характерном ироническом стиле. Анита рассказывает о своей жизни как дочери матери-аборигенки и отца австрийца и объясняет, как развивалось её активистское самосознание.

Прочтите её историю и спросите себя: что требуется от другого человека, чтобы вы посчитали её достаточно чёрной?
кот

Новинки переводной литературы



Наконец-то по-русски издан A Year of Marvellous Ways, вторая книга Сары Уинман, в 2011 году прославившейся дебютным романом "Когда Бог был кроликом". Анонс русского издания: http://fem-books.livejournal.com/1004588.html, и из этого анонса видно, что заглавие предполагали перевести не как "Дивная книга истин", а как "Дивный год с собой в ладу". Что более точно, однако слегка отдаёт поп-психотерапевтическим ежедневником.
Collapse )

А вот бестселлер Мэри Чемберлен "The Dressmaker of Dachau", согласно анонсу http://fem-books.livejournal.com/1004453.html, собирались озаглавить в переводе "Война портнихи". Видимо, название знаменитого концлагеря не способствует хорошим продажам... В конечном варианте отказались и от упоминания войны, так что теперь историческим роман именуется просто: "Английская портниха".
Collapse )