September 10th, 2016

Намибия: Сильвия Шлеттвайн "Хулиганы, красавицы и чудовища"


Мне не очень-то понравилась книга. Прочитала ради проекта :) Не то чтобы был большой выбор писательниц из Намибии...
Это сборник рассказов двух писательниц - Сильвии Шлеттвайн (Намибия) и Изабеллы Моррис (ЮАР).
Единственный рассказ, который понравился - "Mother of the Beast" - фэнтези (?) о шакале, которого вырастила бесплодная пара и который научился разговаривать по-человечески и даже петь. Также публиковался в сборнике "Summoning the Rains"
Еще более-менее запомнились:
"The Matron" - о женщине, которая родила двух детей в результате изнасилования
"Veronica Nr 95" - о странной женщине, которая терпеть не могла, когда искажали имена, в том числе, и уменьшительные форма. Фактически своего мужа убила за это.
Остальное что-то такое совсем мутное и не впечатляющее.
profile
  • svarti

Оксана Васякина "Женская проза"

Об авторке: http://www.litkarta.ru/russia/moscow/persons/vasyakina-o/

Книга вышла в этом году. Скопирую свою рецензию отсюда.

Оксана Васякина сочетает качества тонкого лирика и детабуировщика. Её поэзия наследует традиции западного лесбийского феминизма (от Моник Виттиг до Эйлин Майлс), представительницы которого использовали модернистские приёмы вкупе с с обращением к табуированным темам (а «женское» в патриархальном дискурсе и есть табуированное). Название книги — ироническая отсылка к «низкому» жанру romance, признаками которого, согласно доминирующему дискурсу, обладает любой написанный женщиной текст; тут можно вспомнить книгу-манифест польской поэтессы Анны Свирщиньской «Я — баба» (1972). Однако, у Васякиной меньше перформативных высказываний и «стихотворений-фотоснимков», чем у Свирщиньской, которую сравнивали с лианозовцами, больше полутонов, «ускользающей речи». Объекты влечения в её текстах — женщины, далёкие от кукольно-глянцевого эталона: поэтесса упоминает «усики над губой» у одной из героинь, месячные, мальчишескую внешность; гендер в этом пространстве вообще текуч и неуловим: в стихотворении «Я маленький мальчик в яблоневом саду...» повествователь осознаёт, что он и есть Клавдия Ш., за которой он наблюдает, — а если социальный пол не позиционируется в качестве некоего монолита, значит, выход из проблематизированного феминизмом экзистенциального тупика реален.
Временами Васякина напоминает Гилу Лоран, но без театрализованного «мачизма» её лирической героини: нарратор в произведениях Васякиной движется от объективации к субъект-субъектным отношениям. В обретении идентичности героини важную роль играет мотив защиты возлюбленной от враждебного к женщинам мира:
«...возвращаюсь. Я чувствую запах пота чужих пацанов. / Вынимаю из каждого / Тонкие кости и выкладываю тропу через болото, / Чтобы ты, Катя, могла по ней пройти и не запачкать платья».
кот

Индонезия: Луварси Принггоадисурьо

В своих страданиях по индонезийской женской литературе я вспомнила начальную школу и казавшиеся тогда недосягаемо взрослыми похождения яванской третьеклассницы. Собственно, и прельстилась я, сама в третьем классе, сходством возрастов - а оказалось, что в Индонезии третий класс как у нас седьмой. Но как же повесть называлась-то? "Тали? Тами? Таси не унывает? не теряется? не тушуется?" Трудную фамилию писательницы и подавно не припомнить. Начальная школа была давно, и по таким мизерным данным самые всеведущие знатоки мне заказ не принесут, увы. Но как-то раз (о, этот магический как-то раз!) просматривая ЖЖ, я напала на пост об этой книге. Дальнейшее уже дело техники, гугл-переводчика и госпожи Удачи.


Луварси Принггоадисурьо [Luwarsih Pringgoadisurjo] родилась на острове Ява, в Семаранге, в 1930 году. Закончила столичный университет, факультет литературы, после чего была распределена в отдел документации Академии Наук. Что представлял собой отдел документации? Маленькую комнатку, где сидело четверо библиотекарей и лежала на нескольких полочках вся документация. Из этой кладовки Принггоадисурьо за десятилетия труда сделала крупнейшую научную библиотеку в стране. На читательские сообщения, что нужной книги, похоже, на территории Индонезии нет, она отвечала:
-Если эта книга существует в подлунном мире, мы вам её достанем.
Её команду называли "библиотечными рок-звёздами". А когда новорожденной республике понадобилась собственная детская литература, - Л. Принггоадисурьо стала одной из основательниц этого жанра. И в период потепления отношений Индонезии с Советским Союзом её дебютную повесть "Тати не отчаивается" (1957) оперативно перевели на русский. Материал для нас экзотический, но что нового можно придумать в школьной прозе? Оказывается, можно.
Касается повесть, например, такой нетривиальной темы, как травля учениками преподавателей. Класс Тати "всего лишь" доводит неугодных учительниц до слёз, а директор в юности был участником жутких событий: вместе с другими мальчиками из хороших семей он поспособствовал увольнению молодой и малоопытной классной наставницы. Позже он узнал, что мать этой девушки умерла. Даётся намёк, что это было самоубийство, тяжело больная мать хотела развязать руки дочери...

Ещё неожиданное: дружба Тати с братом, и как они совместно ведут дом с помощью квартиранта, взрослого парня, который, прямо сказать, недалеко от них ушёл по навыкам хозяйничанья. Особо отмечается в биографии, что писательница никогда не состояла в браке и не имела детей; самым близким её человеком был младший брат, тоже личность весьма незаурядная - основатель авиационной промышленности в Индонезии. Он умер (погиб?) молодым, в 1965 году, когда к власти пришли военные. Луварси Принггоадисурьо пережила брата на 29 лет.

Йемен: Нуджуд Али "Мне 10 лет, и я разведена"

Спрячу под кат, потому что тема болезненная...
Триггеры: изнасилование ребенка
Collapse )

Вануату: Грэйс Мера Молиса

Что мы знаем о феминистках Океании?.. Мало новостей доходит до нас из этой части света.
Грэйс Мера Молиса (1946 - 2002) - политическая деятельница и поэтесса, активистка, занимавшаяся вопросами прав женщин и охраны окружающей среды. Основала собственное издательство "Blackstone Publishing".
Селина Туситала Марш в своем эссе утверждает, что именно Грэйс Мера Молиса написала преамбулу к Конституции Вануату, хотя этот текст не подписан. Вот он:
We, the people of Vanuatu,
Proud of our struggle for
freedom
Determined to safeguard
the achievements of this
struggle
Cherishing our ethnic,
linguistic and cultural
diversity
Mindful at the same time of
our common destiny
Hereby proclaim the
establishment
of the united and free
Republic of Vanuatu
founded on traditional
Melanesian values, faith
in God and Christian
principles
And for this purpose give
ourselves this
Constitution
Первый ее поэтический сборник назывался "Black Stone" - "Черный камень". "Черный камень" - ключевая метафора ее поэзии. Это сама земля островов Вануату - застывшая вулканическая лава, превратившаяся в базальт и обсидиан. "Черный камень" одновременно символизирует и новорожденное государство, и народ, населяющий эту землю, коренных жителей, manples - народ с черной кожей, именно по этой причине подвергавшийся расовой дискриминации (само слово "Меланезия" означает "черные острова").
Второй сборник назывался "Black Stone II".

Третий ее сборник "Colonised People" - "Колонизированный народ", и здесь она подразумевает именно женщин Вануату, которые, несмотря на обретение независимости, остались угнетенными. Это видно из ее посвящения:
"TO THE WOMEN OF VANUATU
who toil and labour daily, unrecognised, unrewarded,
just to cope with life’s chores and burdens
and to THE HOPE that Future Generations of Vanuatu Women
will be able to enjoy a better Life."
И в предисловии она пишет: "Вануату теперь свободна от иностранного колониального господства, но женщины ни-вануату все еще остаются колонизированными."
Collapse )