September 7th, 2016

Вера Гедройц

Узнала о совершенно удивительной женщине - Вере Гедройц. Прославилась она в первую очередь как выдающийся врач-хирург, но кроме того писала стихи и автобиографические повести. Конечно, она не входила в число лучших поэтесс своего времени - Серебряный век, сложно выделиться, и стихи много критиковали, однако, далеко не бездарна.
Публиковала стихи под именем своего рано умершего брата Сергея Гедройца и часто - в мужском роде. Почему? Наверно, опубликовать от женского имени любовное стихотворение, посвященное женщине, было бы слишком скандально, если вообще возможно:
"НЕ НАДО"
Не надо -- нет -- не разжимай объятий
Не выпускай меня -- не надо слов.
Твой поцелуй так жгуче ароматен,
И, как шатер, беззвезден наш альков.
Еще -- опять -- века изжить в мгновенье,
Дай умереть -- сама умри со мной.
Ночь молчаливая льет чары исступленья,
Росою звонкою на землю сводит зной.
Вот распахнулись звездные палаты,
В лобзаньи слившись жизнию одной,
Не надо -- нет -- не разжимай объятий,
Дай умереть! Сама умри со мной!


Краткая биография:
Вера Гедройц, литовского княжеского рода, родилась в 1870 году в Киеве (по другим данным -  в селе Слободище Брянского уезда Орловской губернии), училась в Брянской женской прогимназии (где учительствовал В.В. Розанов), позже на курсах П.Ф. Лесгафта в Петербурге. Там же сошлась с революционным кружком В.А.Вейнштока, и в 1892 году была выслана в поместье отца под надзор полиции.
Collapse )

Уругвай: Дельмира Агустини

«От нее пошли мы все, поэтессы Америки», — писала о ней великая чилийская поэтесса Габриэла Мистраль.
Я еще никогда так сильно не жалела о том, что не знаю испанский.
Прочитала двуязычную антологию, составленную Алехандро Касересом "Selected Poetry of Delmira Agustini: Poetics of Eros" с его переводами на английский. Он, конечно, проделал большую работу, перевел около половины ее стихотворений на английский. Но, увы, это скорее подстрочники, такой подход избрал переводчик - сделать как можно более буквальные переводы. А поэзия от этого страдает...
Впрочем, я нашла несколько переводов на русский, сделанных Инной Чежеговой. Они не настолько близки к тексту оригинала, но зато они поэтические. А те, кто читают по-испански, имеют возможность насладиться ее стихотворениями в оригинале, и это самое лучшее.

О самой поэтессе:
Дельмира Агустини родилась в 1886 году, в богатой семье, принадлежавшей к высшему свету уругвайского общества. Получила традиционное домашнее образование, была одарена не только поэтически, но и музыкально.
Первые ее стихотворения появились в печати в 1903 году.
В двадцать лет Дельмира Агустини выпустила первый стихотворный сборник «Белая книга» (1907). При жизни Дельмира Агустини успела издать еще две книги стихов: «Утренние песни» (1910) и «Пустые чаши» (1913). Неопубликованные при жизни стихи Агустини вошли в посмертные сборники «Четки Эроса» и «Звезды бездны» (1924).
Она рано погибла - в 1914 году была застрелена собственным мужем. Убив Дельмиру, он застрелился сам.
Ее отношения с мужем всегда были странными. Не прошло и двух месяцев после свадьбы, как она вернулась к родителям, объяснив это загадочной фразой: "Я не могу выносить столько вульгарности", а затем подала на развод. Пока шел бракоразводный процесс, они встречались как любовники в какой скромной комнатушке, куда он переехал... Закончилось все это вот так вот трагично :(
Поэзия Дельмиры Агустини отличалась необычным эротизмом и чувственностью, вызывающими для Уругвая того времени. В высшем свете Уругвая дамы по крайней мере внешне изображали набожность и благочестие, даже если за закрытыми дверями позволяли себе многое. Но Агустини не было свойственно такое ханжество.
Вот, например, одно из стихотворений в переводе Инны Чежеговой:


"Новый род"
Будь я твой поводырь, Эрос, в царстве твоем,
я бы властью твоею слепой повелела,
чтобы тело любимого пало огнем
на мое среди роз распростертое тело.

Я нектаром его опою, чтобы в нем
страсть, как ястребов стая, кружила и злела,
чтоб навстречу тем ястребам в теле моем
стая розово-белых голубок взлетела.

И, как змеи, пусть руки его обовьют
мой податливый стебель… И с губ моих пьют
губы мед мой, что я для него собирала…

Жду, как сева горячая ждет борозда:
будет брошено семя в меня, и тогда
роду светло-безумному дам я начало!