September 5th, 2016

Летти Коттин Погребин «Испытание болезнью – как общаться, сохранить отношения и помочь близкому»

Книга Летти Коттин Погребин «Испытание болезнью – как общаться, сохранить отношения и помочь близкому» вышла в издательстве Livebooks при поддержке благотворительного фонда «Счастливый мир». Идея написать книгу «о дружбе и болезнях» посетила автора в очереди к онкологу.
Несмотря на тяжелые темы, которые затрагивает автор, чтение «Испытание болезнью» увлекает, это одновременно и справочник, и автобиографическая повесть. Автор Летти Коттин Погребин – журналистка и писательница, описывает события, которые начинаются в 2009 году, в день ее 70-летия, и который она называет лучшим в своей жизни.
Летти подводила итоги жизни, мечтая о том, чтобы завтрашний день оказался не хуже сегодняшнего. Но через месяц плановое обследование выявило у нее рак груди.
Нужно было пережить шок, успокоить близких и принять решение по поводу лечения. Но жизнь Летти остановилась и замерла в приемной клиники, у врачебных кабинетов, в очереди из таких же бедолаг.
Однако, привыкшая во всем находить смысл, Летти растерялась ненадолго. А за новым смыслом далеко и ходить не пришлось, оказалось достаточным сменить угол зрения. И приемная онкоцентра из камеры пыток превратилась в творческую лабораторию.
Отсюда

США: Мэри Кроу Дог "Женщина племени лакота"

Конечно, в США писательниц множество. Выбирая книгу из этой страны, я решила остановиться на книге коренной американки, потому что раньше ничего подобного не читала.
Оказалось очень интересно. Я раньше почти ничего не знала о борьбе коренных американцев за их права в США в 20 веке.
Мэри Кроу Дог была участницей Движения американских индейцев (American Indian Movement) и много пишет о своей борьбе.
По ее словам, индейцев вдохновила борьба афроамериканцев, частично у них и позаимствовали риторику. Однако она упоминает и об отличиях. "Как и они, мы были меньшинством, бедным и дискриминируемым, но были отличия. Я думаю, важно, что во многих индейских языках чернокожего называют "черный белый человек". Чернокожие хотят того, что есть у белых, и это можно понять. Они хотят войти. Мы, индейцы, хотим выйти. Это основное отличие."
То, что она пишет о положении коренного населения в 1960-70-х годах, действительно ужасно. Крайняя нищета в резервациях, массовый алкоголизм и безработица, насильственная ассимиляция и христианизация, принудительное изъятие детей в школы-интернаты, стерилизация женщин без их согласия. Полицию не волновали преступления против индейцев - если один индеец убивал другого или если белые убивали индейцев. Вот если индеец убил белого - о, он непременно будет сурово наказан. Индейские религиозные культы также были запрещены.
Мэри Кроу Дог участвовала в инцеденте в Вундед-Ни - захвате активистами Движения американских индейцев небольшого поселка. Вундед-Ни также место массового убийства индейцев, большинство из которых - женщины и дети, в 1890 году, знаковое место. Там, во время осады Вундед-Ни федералами, Мэри Кроу Дог родила своего первого ребенка. После этого она попала в тюрьму.
Через некоторое время она вышла замуж за Леонарда Кроу Дога. Он был личностью весьма известной и популярной - целитель, шаман, духовный лидер. В их доме были толпы людей, и всем им приходилось готовить, мыть за ними посуду, стирать их вещи - огромная изнурительная работа.
Далее ее муж попал в тюрьму, и ей пришлось сделать многое, чтобы его вызволить. Причина - однажды в их дом пришли двое белых, начали хамить, драться и приставать к Мэри, и тогда племянник Леонарда (даже не он сам!) сломал одному из них челюсть. За эту историю Леонарда осудили на 23 года. Правда, благодаря усилиям множества сторонников, он смог выйти на свободу гораздо раньше.
Мэри Кроу Дог много пишет об индейской религии, из книги я узнала о Церкви коренных американцев (Native American Church), в которой практикуется применение кактуса пейота в ритуальных целях.
Интересно ее отношение к феминизму - во время ее борьбы за свободу мужа большинство поддерживающих ее женщин были феминистками, и это повлияло на ее мировоззрение. Правда, у нее было некоторое предубеждение по поводу того, что их феминизм - это для белого среднего класса, и не подходит для коренных американок. Главное разногласие у них было по вопросу абортов и контрацепции - она была против этого, так как считала важным, напротив, рожать больше, чтобы восстановить численность народа. Впрочем, она и до того, похоже, была "стихийной" феминисткой и скептически относилась к мачизму, распространенному среди соплеменников. ("Ты такой традиционный? Ну иди, принеси мне бизона!")
Кстати, интересный индейский миф приводит, согласно которому именно женщина появилась первой, она обладала разнообразными знаниями и всеми целебными травами и корешками, она получила от Великого Духа первый инструмент, и только потом появился первый мужчина - из сгустка ее менструальной крови.
Предыдущий пост о книге
По книге был снят фильм, "Lakota Woman".
кот в салатнике

Книга месяца на сентябрь 2016

В сентябре читаем про путешествия и путешественниц. Книги в голосовании шли с очень маленьким отрывом и в итоге у нас две книги-победительницы и в конце месяца будут два поста для обсуждений.

Читаем
Кэролайн Майтингер «Охота за головами на Соломоновых островах»



и
Марина Галкина «Одна на краю света»

кот

Новинка: Titiou Lecoq, "Три стервы"

Имя этой французской писательницы, задолго до двух романов прославившейся ведением блога в Интернете, предпочли транскрибировать не как Титиу́, а как Титью: видимо, боялись совпадения с ужасным словом "тити". С заглавием тоже проблемы: в оригинале книга называется Les morues, morue означает "рыба треска", а в переносном смысле "холодная, рациональная, не вовлекающаяся эмоционально женщина". Стерва, в отличие от morue, предполагает сварливость, скандалёзность, насколько я понимаю... Но появление стигматизирующего ругательства прямо на обложке вполне ожидаемо: главные героини - феминистки. Образованные работающие женщины, не зацикленные на обязательности супружества и детей, сексуально активные, решительные, жёсткие - и пропитанные предрассудками той буржуазной среды, вырваться из которой так стремились в юности.

- А я вам скажу, если бы Курт увидел сейчас нас, сборище тридцатилетних буржуа, довольных жизнью и вспоминающих о гранже раз в год, он бы пустил себе вторую пулю в лоб...



Перевод с французского Натальи Добробабенко
Издательство АСТ, Corpus, 2016
Аннотация: Популярная французская писательница, журналистка и блогер Титью Лекок — автор трех успешных романов. Первый же из них, “Три стервы”, сразу принес ей громкую известность. Эта яркая и остроумная книга о любви в эпоху интернета разошлась во Франции двухсоттысячным тиражом. Планируется ее экранизация.
Три молодые парижанки — журналистка Эма, барменша Алиса и загадочная аристократка Габриэль — создают в небольшом баре нечто вроде клуба, где обсуждают проблемы женской независимости и пишут Хартию Стерв — свод правил, которым они пытаются следовать в отношениях с мужчинами. Любовные переживания и проблемы на работе — основное содержание Эминой жизни. Но когда она узнаёт о подозрительном самоубийстве подруги детства, она затевает расследование, вовлекая в него Алису, Габриэль и обаятельного пофигиста Фреда, икону социальных сетей.


Любовными проблемами автор аннотации тактично поименовал изнасилование, которому Эма подверглась восемь лет назад. Она не стала этого скрывать и с тех пор периодически получает от приятелей:
- Да ты ненормальная/не пережила ещё изнасилование своё/ сходи к терапевту! - и самое горькое, журналистка и сама подозревает, что сходит с ума, становится "извращенкой". Окончательно же "всё пошло не так", когда подруга Эмы застрелилась, не оставив записки...

Во французской блогосфере роман деятельно обсуждается, голоса разделились. Одни восхищаются: "Наконец-то в чик-лит проникли острые социальные темы: управление государством, сексуальное и домашнее насилие, равноправие", а другие досадуют: "Хоть и острые социальные темы, а всё равно несносный чик-лит с надуманным хэппи-эндом". Мне тоже кажется надуманным перепутье Эмы: направо пойдёшь - карьера, пьянки с подругами и беспорядочный секс, налево пойдёшь - буржуазная семейственность, детишки и баранья нога по воскресеньям. Тем не менее дискуссии Стерв о равенстве полов мне откликаются своим молодым идеализмом и трогательной, трагической бесцельностью. Ведь какие бы взгляды "стерва" ни исповедовала, мир её поймает и схрястает. Даже Эма, принципиальная, порывистая Эма в конечном итоге выбирает не "так будет справедливо", не "так будет откровенно", а "так будет не настолько больно".

Она прислушалась к окружающим, чтобы понять, как им удаётся:
- болтать о культуре, как если бы это не вопрос жизни и смерти.
- с наслаждением переливать из пустого в порожнее.
- считать себя умными, довольствуясь лишь видимостью.
- рассуждать обо всём, не вдумываясь в суть.
- в размышлениях не выходить за рамки собственной социальной группы.
- не задумываться о том, что наши желания программируются сверх, чтобы обеспечить нашу постоянную потребительскую неудовлетворённость.
- трепаться о чём попало и ничего ни в чём не понимать.
Эти люди ни в чём не сомневаются. Мир для них прост, как огурец, потому что просты их представления о нём. Царство однозначности.

Отныне она будет стремиться именно к этому. Только этого хотеть.