September 3rd, 2016

Интервью с Анной Шадриной

"Почему многие женщины больше не стремятся выйти замуж? Как общество решилось заговорить об «осознанной бездетности»? К чему ведёт агрессивное навязывание традиционных семейных ценностей? Почему меняется представление о жизни «на закате»? Усиливает ли фестиваль «про женщин» ощущение гендерного неравенства? Эти и другие вопросы обсудили с Анной Шадриной (Минск), писательницей, докторанткой Университета Лондона, автором книги «Не замужем. Секс, любовь и семья за пределами брака»."
В 2014 году в издательстве «Новое Литературное Обозрение» вышла первая книга Анны «Не замужем. Секс, любовь и семья за пределами брака». В настоящее время в том же издательстве готовится к печати её новая книга «Дорогие дети: сокращение рождаемости и рост „цены“ материнства в XXI веке».
Читать

Танзания: Эмили Рюте "Мемуары арабской принцессы с Занзибара"

Об этой книге когда-то писала lada_ladushka
Весьма интересные мемуары женщины с необычной судьбой, настоящей арабской принцессы, принявшей христианство и вышедшей замуж за европейца во второй половине 19 века. Родилась она на Занзибаре, который тогда находился под арабским владычеством. При рождении ей дали имя Сальме.
Ее мать была черкешенкой, дочерью крестьян, которую в детстве продали в рабство. Во время набега "арнаутов" (которые, видимо, были турецкими солдатами), родителей убили, а ее разлучили с сестрой и братом, и она попала в гарем султана Занзибара. Первое время она воспитывалась вместе с дочерьми султана, а потом, когда она подросла, хозяин взял ее в наложницы.
Законная жена у отца Сальме была только одна, зато наложниц - огромное количество. На момент смерти у султана было 36 живых детей - 18 дочерей и 18 сыновей. Сколько всего сестер и братьев у нее было - она не знает. Она сама пишет, что больше сотни, но может, и далеко не одна сотня, ведь по ее словам в годы ее детства новые принцы и принцессы рождались 5-6 раз в году... Однако, многие умерли в детстве или в молодом возрасте - уровень медицины был ужасающий, арсенал местных знахарей был ограничен кровопусканием, массажем и заклинаниями из строк Корана, а европейским врачам не доверяли и особенно старались не подпускать их к женщинам.
Сальме была одной из младших детей у своего отца. Самые старшие сестры годились ей не то что в матери - в бабушки! По крайней мере, так пишет она сама. На момент ее рождения султану было 53, так что у него вполне могла быть дочь лет 35... Ну, гипотетически да, годились.
Она много и подробно пишет о жизни и быте на арабском Занзибаре, особенно о жизни женщин. Медицина, наряды, еда, семейные отношения, брак, школа, воспитание детей, этикет, праздники и ритуалы - очень познавательно.
Когда Сальме было 12 лет, ее отец умер и она получила свою часть наследства - по законам шариата доля дочери равна половине доли сына. Тем не менее, это было довольно солидное состояние, и дальше она вела самостоятельную жизнь. Жизнь независимой женщины в арабской стране весьма осложнена гендерной сегрегацией. Например, женщина не имеет права разговаривать с мужчинами, которые не являются ее родней, исключений только два - кади (судья) и правитель (это нужно для того, чтобы женщина могла обратиться с жалобой или просьбой к властям). Даже с нанятыми ею служащими женщина общаться напрямую не может - например, с управляющими своими плантациями. Кстати, рабов это не касается - со своими рабами мужского пола разговаривать не возбраняется...
Да, конечно, она была рабовладелицей, и ее взгляды на рабство обусловлены именно этим фактом. Она утверждает, что рабство на Занзибаре было не таким уж жестоким - и тут же говорит, что рабов надо наказывать физически, иначе они не понимают.
В то же время, некоторые ее размышления по поводу рабства нельзя назвать совсем уж необоснованными. Например, она рассказывает о том периоде, когда британским подданным было приказано освободить всех своих рабов. В итоге сотни или даже тысячи людей оказались без крыши над головой и без средств пропитания - ни бывших хозяев, ни ратовавших за освобождение аболиционистов дальнейшая судьба этих людей не интересовала. Еще она упрекает европейцев в том, что они обращались с рабами хуже, чем местные арабы. Скажем, европейские ученые-исследователи, отправляясь в экспедиции, покупали сколько нужно рабов-носильщиков и тащили их с собой в джунгли - что гораздо опаснее и тяжелее их обычной службы у арабских землевладельцев, как она утверждает. Кроме того, по окончании экспедиции они рабов не освобождали, а перепродавали. В то же время арабы нередко освобождали рабов, если они им были больше не нужны. Как возмутительный случай она описывает факт продажи одним европейским чиновником своей рабыни (и, вероятно, наложницы) перед отъездом в Европу. Наложниц обычно не перепродавали, это считалось не комильфо, также они получали свободу после смерти хозяина.
В возрасте около 22 лет Сальме завела роман с немцем, уехала вместе с ним из страны и приняла христианство под именем Эмили, после чего они поженились. К сожалению, в подробности этого романа она не вдается, а было бы любопытно узнать :) Зато довольно подробно описывает, как ей было сложно приспособиться к жизни в стране, где все абсолютно по-другому - климат, одежда, обычаи. Ее брак оказался коротким - около 3-4 лет, на протяжении которых у нее родилось трое детей, а потом ее муж погиб.
Только 19 лет спустя Эмили Рюте посетила Занзибар. Кстати, на удивление, большинство старых знакомых приняли ее радостно и дружелюбно, не попрекали сменой религии и браком с иностранцем, несмотря на то, что это очень серьезно осуждается исламом.
Эмили Рюте очень критикует европейских путешественников, которые пишут о жизни восточных стран, говоря, что их суждения поверхностны, и они на самом деле не знают того, о чем пишут. В общем-то, согласна, лучше получать информацию из первых рук.
кот

Индия: Калпана Сваминатан

Редкая птица на наших книжных прилавках - индийский триллер. Позиционируется "Слишком много мертвецов" (в оригинале "Дом с бугенвиллеями", ха-ха) как роман ужасов, но признаков хоррора я там не нашла. Крепко сколоченный детективный сюжет, где убийца признаётся во всех злодеяниях с первой же страницы.Чем только сильнее запутывает расследование.



Калпана Сваминатан [Kalpana Swaminathan, कल्पना स्वामीनाथन] - популярная в Азии детективщица. Её основная профессия - хирургия. В родном Мумбаи писательница, чьё имя означает "фантазия, воображение", а также "плод воображения, химера", заведует отделением больницы. А "в свободное время" пишет - заметьте, по-английски пишет - леденящие кровь истории о преступлениях. Иногда в соавторстве коллегой, доктором Ишратом Сайедом, иногда полностью самостоятельно. Целый цикл романов посвящён Лалли, шестидесятилетней следовательнице на пенсии, которая иногда возвращается к работе. Коллеги дали ей ласковое прозвище "Последняя надежда". Почему? Если Лалли не справляется, не справится уже никто. Поэтому Лалли справляется. Однако в "Доме с бугенвиллеями" эта чудотворица не появляется даже мельком. А жаль. Очень бы пригодилась.

Нам расскажут о последних месяцах жизни гоанской аристократки Клэрис Аранкса, особы вздорной, озлобленной, к тому же невыносимой расистки. Ужасная болезнь "боковой амиотрофический склероз" проявилась у неё в довольно позднем возрасте: она успела вырастить двух дочерей, старшую выдала замуж, а младшую оставила при себе, чтобы та покоила её старость. День за днём состояние Клэрис ухудшается, но она крепко держит в слабеющих руках бразды правления семьёй. Чтобы подкопаться под её власть, лечащий врач и медсестра пойдут на неслыханное нарушение этических норм... Здесь можно много говорить о Клэрис, о её несгибаемых жизненных правилах и символичном завершении пути, о её многострадальной семье, потому что такие правила не на пустом месте сложились, о докторе Лиагате, следователе поневоле, которому эти тайны мадридского двора вообще не интересны, он хочет заниматься любимой медициной, а не копаться в грязном белье... Но я хочу рассказать о Перейре. Этот нелепый алкоголик, напоминающий персонажей Шукшина, единственный из героев сразу понимает смысл событий и бросает фразу, которая и попала в заглавие русского перевода:
- Слишком много мертвецов!
Это сейчас Перера - люмпен, деклассированный элемент, но происходит он из той же португальской верхушки, что и железная старуха Клэрис. Оттого и видит её насквозь, сам того не желая.