August 24th, 2016

кактус

Коринна Хофманн, "Белая Масаи"

Книга упоминалась в этом посте (под названием "Одержимая").
Авторка книги - непрофессиональная писательница. Несмотря на это, книга стала очень популярна, была переведена на несколько языков и по ней был снят фильм.
Книга повествует о нескольких годах из жизни рассказчицы, начиная с того, как она поехала в Кению на сафари со своим тогдашним женихом и там влюбилась в чернокожего Лкетингу из племени масаи и до момента, когда она окончательно разочаровалась в попытках построить с Лкетингой семейную жизнь и уехала обратно в Швейцарию.
[Подробнее]Авторка, безусловно, сильная женщина. Она два раза кардинально меняет свою жизнь, в первый раз - когда решает бросить всё и уехать в Африку, второй раз - когда снова бросает всё и возвращается в Швейцарию.
Авторка описывает с разных сторон, с какими проблемами ей пришлось столкнуться в своём романе. Начиная с сопротивления своего окружения до бытовых проблем в масайской деревне и ревности мужа. Ей понадобилось некоторое время, чтобы убедить Лкетингу в том, что она действительно хочет за него замуж (хотя её все отговаривали, даже другие белые женщины с чёрными мужьями, с которыми она познакомилась в Кении) и она переехала в деревню масаи. Некоторое время они с мужем и его матерью жили в хижине размером где-то 2х2 метра и высотой в метр, потом они построили себе отдельную хижину, а через пару лет - дом, напоминающий европейский.
Авторка много пишет о проблемах, которые у неё возникали. Например, о проблеме с волосами. Масайские женщины бреют головы, а мужчины, наоборот, делают себе укладки. Ей не нравились оба варианта, поэтому она в основном заплетала афрокосички. Другой проблемой была одежда, которую было негде купить, поэтому она привозила её из Швейцарии и носила до полного снашивания. Ещё одной проблемой были покупки. Они жили в отдалённой деревне, где все привыкли жить полуголодно, целыми месяцами сидя на молоке и кукурузе. Её это не устраивало и она решила открыть там продуктовый магазин. Товары для магазина приходилось возить из ближайшего посёлка за несколько сот километров, машина всё время ломалась из-за плохой дороги, чинить её было негде и нечем. Запчасти стоили очень дорого и многое было нереально найти. Ей немного помогали католические священники из миссии по соседству, хоть они и не одобряли её образ жизни. В самом магазине торговать было тяжело потому, что люди норовили обмануть и следить за всем одновременно было невозможно. Муж, когда соглашался ей помочь, отдавал товары за бесценок. Она нанимала местную женщину в качестве помощника, но потом ту избил муж и запретил работать. В довершение всего она забеременела и вскоре заразилась малярией, которая через несколько месяцев дала осложнение на печень. Когда ей стало совсем плохо, священники (?) вызвали вертолёт санавиации, её отвезли в больницу, где её подкормили (из-за болезни и большой нагрузки она была очень истощена), подлечили и где она родила дочь Напираи.
Авторка много раз упоминает проблемы женщин. Когда она ещё не переехала в масайскую деревню, она жила у местной разведённой женщины, которая ушла от мужа из-за побоев. Она много раз упоминает семейное насилие, например, как-то её попросили куда-то подвезти мужчину и его вторую жену. Она описывает эту жену "она выглядела очень гордой, но не счастливой" и потом упоминает "мужу что-то не понравилось и он начал кричать на жену и бить её". Или, находясь в больнице, она заметила, что большинством пациентов были женщины, в основном очень истощенные. Их доставляли обычно в тяжелом состоянии. Некоторые умирали.
После рождения ребёнка муж начал ревновать авторку к каждому столбу. Доходило до абсурда. Рассказчица обратилась к его матери и получила ответ "все мужчины такие, смирись". Смиряться она не хотела, к тому же у неё заканчивались деньги и она предложила мужу переехать на побережье, где было легче зарабатывать, или развод. Он согласился на переезд. В городе на побережье действительно было легче найти работу, но привычки мужа не изменились. Он приходил к ней на рабочее место и устраивал там сцены ревности. Авторка не пишет о семейном насилии. Сам Лкетинга работал эпизодически, приглашал друзей, которые съедали всё и оставляли за собой кучи мусора. Через некоторое время авторке такая жизнь надоела окончательно, она забрала дочь и уехала обратно в Швейцарию.
кактус

melisyonok: Немного о прочитанном - Честь и Зулейха

Внимание! В изначальной рецензии было 3 книги, но так как третья мужского авторства, я её удалила.

Originally posted by melisyonok at Немного о прочитанном - Честь, Зулейха и призраки :)
После многочисленных книг про войну я обещала себе читать светлое и доброе, но не вышло. Следующие две книги, которые зачем-то и как-то попали мне в руки, с одной стороны, не раз вызвали у меня слезы злости, с другой стороны, были слишком хороши, чтобы их не читать.

51/52. Книга, поднимающая некую социальную проблему. - Элиф Шафак. "Честь"


[рецензия]
В прошлый раз я писала об "Ученике архитектора" этой же Элиф Шафак и ругала ее за плоские характеры героев. Если придираться, то, пожалуй, в книге "Честь" герои Шафак тоже не так, чтобы получились очень объемными и многосторонними, Элиф не Федор Михайлович вам, но роман, безусловно, лучше, намного лучше. В книге описывается история двух сестер-близняшек, родившейся в глухой курдской деревне на востоке Турции, где единственная ценность в жизни женщины - это ее честь, и если женщина ее лишится, ей лучше и не жить. Одна из сестер выходит замуж и уезжает сначала в Стамбул, а потом в Лондон, а другая остается в своей родной деревне. Социальных проблем, поднятых книгой, считать-не сосчитать - и женское бесправие в сельской местности в Турции, и интеграция мусульманских иммигрантов на Западе, и история детей, иммигрантов во втором поколении, и вербовка исламистами молодежи на Западе...
Написано легко и поэтично, героев жалко...да почти всех жалко, потому что от их историй веет такой невероятной безысходностью, и понимаешь, что простого решения описанных в книге проблем нет и не будет.
А, единственное, что раздражало по ходу книги - я читала русскую версию - это небрежность переводчика, который поленился и не удосужился узнать, как произносятся турецкий слова, вместо этого перевел их, как если бы они были английскими. Например, главную героиню зовут Пембэ - по-турецки розовый, но переводчик сделал из нее Пимби, из долмуша сделали долмаш, а турецкое canım - джаным - мой дорогой, моя душа - превратился в "канин". По шапке бы дать переводчику и редактору за такие перлы.
В целом - ничуть не хуже, чем, например, Тысяча сияющих солнц, я бы даже сказала, многограннее, потому что Шафак предлагает вам не только перспективу женскую, нет, мы видим ситуацию и глазами старшего и младшего сына героини, ее мужа, брата мужа, тетки, так что картинка оживает и становится намного-намного понятнее.


Оценка - 9 из 10.

17/52. Модная книга, которая у всех на слуху - Гюзель Яхина. "Зулейка открывает глаза"



[Зулейха]
После Элиф Шафак я нарыдалась и решила почитать что-то оптимистичное. Милая rine_alex даже посоветовала мне книг, но ежики плакали и кололись, но продолжали читать о тяжелых женских судьбах, и я почему-то скачала Зулейху, которую не похвалил в последний год только ленивый, и даже Улицкая написала хвалебную оду и предисловие к роману. Так что я решила, что надо читать.

Роман можно было бы условно поделить на две части. Первая часть - история Зулейхи, такой себе татарской Полианны - молодой женщины в татарской деревне, выданной в 15 лет замуж за мужчину, лет на 20 старшее ее, потерявшую четырех дочерей почти сразу после родов, тянущей на себе все хозяйство, безропотно выносящей побои мужа и злобной свекрови, и при этом постоянно легкую, несгибаемую, благодарящую судьбу за свою жизнь. Эта часть автору удалась совершенно шикарно, я читала ее взахлеб и рекомендовала книгу всем подряд.

Часть вторая - это история ссылки Зулейхи с сотнями раскулаченных депортированных в Сибирь. Сначала долгая дорога в поезде, потом выживание среди холода и леса. Здесь Зулейха уже не ключевой персонаж - внимание на красноармейском офицере Иване, который отвечает за выживших переселенцев, на оказавшемся в группе хирурге-гинекологе Лейбе, пожилой интеллигентной паре из Санкт Петербурга...Герои симпатичные и историю их читаешь с искренним интересом, сопереживая им, чувствую обиду и злость на советскую власть, так распорядившей тысячами человеских жизней, восхищаясь силой духа этих людей, человеческим достоинством, думая, что где-то в их рядах были и мои прадед и его семья по папиной линии...

И тем не менее - вторую часть романа не сравнить с первой. Да, она очень и очень хороша, и не будь части первой, я бы хвалила книгу все равно, но Яхина сама задала такую высокую планку первыми главами, что вторая часть как-то все больше и больше разочаровывала и последние страницы я уже дочитывала почти равнодушно. Очень жаль.
Оценка - 8 (10 за часть первую и 7 с минусом за вторую)
кот в салатнике

Тамара Солоневич "Записки советской переводчицы"

Оригинал взят у brebis_blanche в Изба-читальня. Выпуск 328
Опять по переводческому —

Тамара Солоневич "Записки советской переводчицы"



Обычно мы все читаем мемуары советских переводчиков, которые работали во времена застоя или перестройки, когда уже существовали институты иностранных языков и хоть какие-то стандарты. Если что, я не обожествляю советскую школу перевода, а хороших переводчиков, как мне кажется, в любое время одинаковый процент. Здесь же речь о переводе в 1920-х, во времена только сформировавшегося Советского Союза и его "имиджевой работы" с иностранными делегациями. Переводчиц тогда, ясное дело, набирали из "белых" и "вшивой интеллигенции", остальные языков все равно не знали. Большая часть из отобранных так и не стала коммунистами, а наоборот свалила за рубеж при первом представившемся случае — например, фиктивно выйдя замуж за иностранца, а потом перетащив за железный занавес реального мужа. Винить их, впрочем, не за что — времена были страшные, за лишнее слово или недостаточно политически правильно переведенный пассаж можно было загреметь за решетку. Про домогательства со стороны профинтерновского начальства вспоминать, наверное, излишне. И пусть иностранцы и догадывались, что we are damnably fooled here, резолюции о прогрессе Страны Советов все же подписывали. Так и складывалась за границей легенда о Советском Союзе...

В общем, я больше никогда не буду жаловаться на вредных клиентов.

Вердикт: очень познавательно, рекомендую.
кот в салатнике

Elena Ferrante "My Brilliant Friend"

Оригинал взят у brebis_blanche в Изба-читальня. Выпуск 324
Ну книги прямо как на подбор пошли —

Elena Ferrante "My Brilliant Friend"



Кажется, эта книга не так давно появилась в подборках то ли на Lookatme, то ли на Wonderzine, и все дружно побежали ее читать. Ну вот и я решила побежать со всеми остальными.

По-моему, семейный роман, где действие разворачивается в Италии — уже заявка на успех, главное подкрепить идею хорошим исполнением, но Ферранте с задачей успешно справилась. Не знаю, есть ли в книге автобиографические нотки, но жизнеописание взросления двух подруг, которые живут в бедном районе Неаполя, читается на одном дыхании. Семейные скелеты в шкафах и "кто против кого дружит", школа и одноклассники, драки, первые влюбленности. Безмятежное детство сменяется неуклюжей подростковостью, но в какой-то момент в прошлом остаются угловатые коленки, взамен им приходит понимание своей женственности и власти над мужчинами. Меняются декорации и проявления дружбы, Лену и Лила становятся старше, но остаются вместе, пусть это может быть и не очевидно для окружающих.

И совсем хорошие новости напоследок — впереди меня ждет еще три книги, а тут как раз и отпуск подоспел, можно не ломать голову по поводу выбора.

Вердикт: отличное начало саги, буду читать дальше.

Украина: Лариса Масенко "Язык и общество. Постколониальное измерение"

Долго думала, какую книгу из родной страны прочитать в рамках проекта... Конечно, я и раньше читала украинских писательниц, хотя всё равно позорно мало. В итоге остановилась не на художественной, а на научной книге. Во-первых, потому что это лингвистическое (точнее, социолингвистическое) исследование, а лингвистика - моя слабость. Во-вторых, потому что используется постколониальный подход. К сожалению, на постсоветском пространстве он почему-то малораспространен, хотя в остальном мире используется уже десятки лет. Мне он кажется очень продуктивным для осмысления истории и современности большинства постсоветских стран.
Лариса Масенко - доктор филологических наук, профессор Киево-Могилянской академии, ведущий украинский социолингвист.
Хотя книга совсем небольшая (164 с.), но оказалась очень интересной и познавательной. Масенко прослеживает историю украинского языка, особенно концентрируясь на процессах, происходивших начиная с конца 19-го века и вплоть до года выхода книги (2004 год), поднимает темы, запретные в советском языкознании, проводит параллели с другими бывшими советскими республиками, особенно с Беларусью. Поскольку книге уже более десяти лет, некоторые вещи с тех пор изменились, но в основном ее выводы и оценки по-прежнему актуальны. Считаю, что это must-read для всех, интересующихся украинским языком.
Приведу краткий реферат (многабукафф для интересующихся).

Collapse )

"Криминальная проза — не женская прихоть. Мэган Эбботт тому подтверждение"

Перевод статьи Лизы Леви на livelib. Правда, сам перевод местами не очень (меня как-то коробит от "дам" и "жесточайшего феминизма" :D), но статья интересная.


"Ранее в этом месяце Терренс Рафферти (Terrence Rafferty), некогда кинокритик, опубликовал длинное неуклюжее эссе в Атлантик на тему интенсивного увеличения писателей-дам в жанре криминального романа. Да, именно неуклюжее: материал в работе был изложен хаотично. И потом, как можно вести повествование о семи произведениях, а авторских имен упомянуть в два раза больше (хотя основных он не забыл: Лаура Липпман, Алекс Марвуд, Софи Ханна, Тана Фрэнч, Лиз Хэнд (Liz Hand), Элисон Гаялин (Alison Gaylin) и Мэган Абботт – все, разумеется, заслуживают внимания, а не унылого перечисления в Атлантик)? Излишние ссылки на писателей маскируют нелепость материала и малую осведомленность автора в теме статьи: из этого следует, что Рафферти накидал авторских имен в свою работу, чтобы строгий читатель не заподозрил, что домашнее задание выполнено на коленке, без какого-либо углубления в вопрос. Поэтому эта длинная статья граничит с конспектом, наименее удачной разновидностью обзора.
В статье Рафферти расстраивает факт, что, несмотря на упоминание бесподобного американского сборника Сары Уинман «Женская криминальная проза 1940-х и 50-х годов» (Women Crime Writers From the 1940s and 50s), нет ни малейшего намека на то, что сочинение дамами криминальных историй является давней традицией со времен Королев Детективного жанра, самая известная из которых – Агата Кристи. Уинман и другие оберегали, воскрешали и переиздавали криминалистов годами. Для Рафферти же данная тема одномоментна, но кинокритик и не думает в этом сознаваться. Создается ощущение, что он исследует тему женского литературного детективного авторства только лишь из-за служебного обязательства, а вовсе не из-за восхищения талантом."

Читать целиком
Оригинал