July 25th, 2016

кот в салатнике

The Royal Society Winton Prize for Science Books-2015

Не новость, потому что награждение состоялось почти год назад. И всё-таки - в 2015 году британскую научно-популярную премию The Royal Society Winton Prize for Science Books впервые за её почти 30-летнюю историю получила книга женского авторства.
Гайя Винс "Приключения в антропоцене: Путешествие к сердцу планеты, которую мы создали"
"Adventures in the Anthropocene: A Journey to the Heart of the Planet We Made" by Gaia Vince

О книге
Всего за несколько десятилетий мы, люди, изменили мир сильнее, чем он изменялся за предыдущие 4,5 миллиарда лет своей истории. Мы стали силой, сравнимой с сотрясающими землю астероидами и задымляющими атмосферу вулканами. В результате, как говорят, наша планета пересекла геологический рубеж из голоцена в антропоцен, эпоху человека. Гайя Винс отправилась в путешествие по миру, стоящему на пороге новой эпохи. Она хотела выяснить, что значат все эти перемены и как они отразятся на людях, живущих на их переднем крае. Эта книга исследует, как мы преображаем планету и как мы можем конструировать Землю для нашего будущего. [Не могу не заметить, что имя Гайя - английский вариант имени богини земли Геи - прим. lada-ladushka]

Вручая премию, судьи сказали:
"Увлечённость и убедительность Гайи Винс захватывают с первых строк, а история, которую она рассказывает, уникальна. Это прекрасно написанная книга на важную и актуальную тему."

В коротком списке, кроме "Приключений...", книги только мужского авторства, длинного списка не опубликовано.
Пост в сообществе о предыдущих вручениях премии http://fem-books.livejournal.com/450975.html

Победительница со своей книгой

Collapse )

Елена Елеонская "Сказка, заговор и колдовство в России"

Нашла электронную книгу.
Аннотация:
"В сборнике впервые собраны все основные труды замечательного, но незаслуженно забытого фольклориста и этнографа начала XX века Е.Н. Елеонской (1873–1951). Человек разносторонних интересов, Е.Н. Елеонская занималась изучением фольклорных жанров, народной магии и колдовства, хорошо владела знаниями в области древнерусской литературы, полународной книжной традиции, религиозного фольклора. В сборник включены ее труды, посвященные русской сказке, заговорам, народным обрядам. Приблизительно третья часть всех материалов издается впервые. Публикуемые работы, несомненно, привлекут большой интерес не только специалистов, но и самого широкого круга читателей."

Оглавление
Л. Н. Виноградова. Путь в науке от «серебряного века» фольклористики до эпохи «великих преобразований»
I. Архаические верования в русской сказке
Отголоски древних верований в сказке
О пережитках первобытной культуры в сказках
Представление «того света» в сказочной традиции
Сказка о Василисе Прекрасной и группа однородных с нею сказок
Сказка о Бове-королевиче и ее книжные истоки
Заговорная формула в сказке
Роль загадок в сказке
Влияние местности на сказку
Collapse )
кот в салатнике

Книжный клуб

А давайте возобновим наш книжный клуб с ежемесячным чтением и обсуждением интересных книг?

У меня есть предложение на август - нон-фикшен про путешествия и путешественниц, например, Александра Давид-Неэль "Путешествие парижанки в Лхасу" и Марина Галкина "Одна на краю света".

В комментариях принимаются предложения книг и альтернативных тем для книжного клуба.

Напоминаю, что в книжном клубе участвуют только книги, которые есть на русском языке, чтобы их могли прочитать как можно больше сообщниц.

Кроме того, в мае мы собирались читать Людмилу Улицкую "Медея и ее дети", но так и не обсудили. Что будем делать? Повесить пост сейчас, чтобы книгу обсудили те, кто её таки прочитала, или взять второй книгой месяца на август?

Серия про Кей Скарпетту, Патриция Корнуэлл

Originally posted by renfry at Серия про Кей Скарпетту, Патриция Корнуэлл
Странно, но многие детективы (совершенно разных авторов) идут волной, что ли. Появляется серия, где главный герой - эксперт-патанатом, и вуаля - таких серий становится овердофига. Внезапно. Мне лень разбираться, кто первый встал и чьи тапки (тем более, что первооткрыватель не обязательно пишет лучше всех).
Но вот вполне приличная серия - про патанатома Кей Скарпетту, которая уверенно расследует сложные убийства. Разумеется, преступники не дадут ей спокойно и тихо сидеть в лаборатории - ей пригодится и пистолет, и удача... Интересно написано, довольно нетривиально (ну, или для меня, как не специалиста).
Рекомендую.
кот

Шаши Мартынова, «Вас пригласили»

Давненько не брала я в руки шашек, то есть современного фэнтези, отвыкла, видать, и от данной новинки впечатление двойственное. С одной стороны, написано своеобразно: схвачена чуть высокопарная интонация дневничка-откровенничка, того, что Улицкая называет гормональной биографией, хотя за ней далеко не только юность и не только гормоны... С другой стороны, сюжет знатно озадачивает, и дальше будут многочисленные спойлеры.


[Обещанные спойлеры]Начинается очень похоже на «Графиню Рудольштадт». В условном средневековье карета некой барышни Ирмы разбивается в грозовую ночь, и барышня невольно оказывается в гостях, в таинственном замке таинственного Герцога. Хозяин велеречив, как провинциальный соблазнитель, и невнятен, как провинциальный же соблазнитель. Цель речей одна — дать Ирме выбор между эволюционным будущим (брак-дети-внуки-фамильный склеп) и квантовым (незнамо что). Девушка не без тревоги, но выбирает незнамо что. Сначала её какое-то время держат под арестом в темноте, а по освобождении девять мед и медаров, то есть учениц и учеников Герцога, принимают Ирму в свой круг...

...и начинают её цукать немилосердно, как первогодка в юнкерском училище. Уничижительные обращения типа «наша маленькая», «вы такая наивная и смешная, это прэлэстно», «вы совсем как ребёнок». Чтение мыслей — да-да, Ирме забираются в голову, так она это ощущает. Высмеивание — тут особенно усердствует некто Шальмо, красавец и силач, добравшийся в конце концов до «женщина не может мыслить логически, вы женщина, каков из этого логический вывод?» Стоит Ирме возмутиться, как все тут же начинают весело смеяться над её неумением владеть собою: вы так юны, так забавны, благородная дона, ничего, ещё дорастёте, если постараетесь.

А что потом? А потом: раздевайтесь, благородная дона.

Ну, подумала тут я, до чего ожидаемо. Распутин — он и в Эльфляндии Распутин. Оргии в собственном смысле слова, увы или ура, не произошло, благородные доны обоих полов целомудренно пополоскались в речке, но взлёт эмоций в процессе так понравился Ирме, что она уже никуда из замка не ушла. Ни в каком смысле. Шальмо признался ей, что полюбил с первого взгляда. Но Герцог велел. И здоровенный боец, влюблённый в женщину, начинает её мучить, ибо так велел Герцог. А если бы Герцог велел избить, изнасиловать? Потом Герцог велит Ирме покинуть замок — и она, как миленькая, выметается, хотя спит и видит остаться. Плачет, но уезжает. Герцог велит.

Далее следуют приключения тех же персонажей в нашем хронотопе. Не пишу: «в нашем мире», и сознательно не пишу. Очень хорошо помню, как впервые поняла: прилети ко мне сейчас сова из Хогвартса, постучись в дверь Гэндальф — никуда не денусь. Потому что завтра окучивать, послезавтра на работу, а в среду бабушку везти на рентген, и если не я, то кто же? У «приглашённых» героев Мартыновой того нет. В свои сорок-пятьдесят они вольны как ветер, не обросли ни социальными связями, ни семьями, занимаются только творчеством, не работают официально... хотя ведут активную половую жизнь, поголовно бездетны. Или, быть может, не знают своих детей? Никто из них не заболел серьёзно, не лишился средств к существованию, не сбился с пути. И это не Ехо, где за всех голодных платит король, это наша старушка Европа! Существуют, кстати, и другие герцоги. Самый могущественный из них — амстердамский. В его владениях «армия любовников вербовала добровольных доносителей толпами, спаивая, накуривая и залюбливая до полусмерти». Филистер Фёдор резонно задаёт вопрос: а квартир на этих герцогов много переписано?

Маджнуна-Ануджна со смехом теоретизирует, что существует пять путей, а именно: семейная жизнь, карьера, творчество за деньги, творчество без денег и стяжание духа. Пойдя по одному их этих путей, другой можно навещать только в виде каникул. Эрго, если обзаводишься семьёй, то ни творчества, ни карьеры, ни духовной жизни... доля правды в этом есть. И всё-таки Саша Збарская, у которой и муж, и дом, и издательские проекты, всё бросает, чтобы под Новый год в Европе искупаться с девятью назгулами избранными в общей ванной, выпить портвешку (я не шучу!), поиграть в крокодила, выслушать от гуру порцию банальностей а-ля «доверяйте, открывайтесь», попеть хором и испытать трансперсональный опыт. Ёлки, такое времяпрепровождение в девятом классе должно бы осточертеть. А ещё недавно я не отказалась бы потеоретизировать, какое глухое отвержение пережила Саша в родительской семье, чтобы так мчаться на столь сомнительный огонёк. Чего она жаждет: тайненького знаньица, общности без обязательств, избранности «меня пригласили, а вас нет»? Послушаем её саму:
И ещё ей [Маджнуне] страшно нравилось судьбоносить — влезать со своими концепциями в чьи-нибудь размягчённые мозги и глядеть, что из этого выйдет. Прослушав однажды от неё примерно часовой экскурс в теорию организации космоса и хаоса и неделю потом проходила в пьяном ощущении, что меня посвятили в окончательную версию устройства вселенной, я спрашивала у ребят, готова ли Маджнуна отвечать за последствия своих выступлений. Получила ответ с кучей гнусного хихиканья: Маджнуна считает, что крепкую голову не размочишь, а рыхлую не жалко.

В общем, сами-дуры-виноваты высшего полёта. Славных же ученичков взрастил главный герой, не попасть бы им под руку. Я не хочу иметь дело с Герцогом. Я — боюсь Герцога.

Ещё цитата: Знавала я людей, которым методы Герцога представлялись откровенным насилием: упрятал человека в тёмный чулан против его воли! Отвратительно и недопустимо! Да ещё и в голову к ней влезал с самого начала, влиял на её решения и всяко иначе нарушал её личные границы. И не только Ирмины, судя по всему. Зная эту честную компанию, я сама уже не могла запихивать их отношения в некий абстрактный шаблон "правильно-неправильно"... Даша задумчиво и осторожно сказала, что у некоторых людей случается опасное счастье так быть среди людей, чтобы любые законы, любая общепринятость отменялись и преображалась... Старые алхимики пробовали всё на свой страх и риск. Так и с людьми. Какие уж тут правила.