July 5th, 2016

"Женщин не учили любви к себе, и до сих пор не учат достаточно"

Оксана Луцишина – писательница, поэтесса, исследовательница творчества Бруно Шульца и Вальтера Беньямина, авторка трех сборников поэзии, сборника рассказов и двух романов. Лауреатка нескольких литературных премий, в том числе, "Гранослова", "Привітання життя", премии Фонда Ковалевых. Родилась в Ужгороде в 1974 году, позднее поехала учиться в США, где защитила диссертацию по компаративистике. Как стипендиатка Фулбрайта, стажировалась в Польше. Преподает украинский язык и литературу в Техасском университете.

"- Вот если попробовать сначала очень в общем, то феминизм - это понятие мировоззрения или скорее понятие поведения? Чего тут должно быть больше - идеи или воплощения?
- Феминизм - это радикальная мысль, что женщина - это человек. Это не мои слова и вообще довольно известная цитата. Мы часто говорим о правах человека, но о человеке - редко. Даже очень хорошие люди иногда могут рассказывать, что "ехали в автобусе с негром" (или "негритянкой") и добавлять какие-то довольно расистские характеристики, не потому, что хотят сказать что-то плохое, а просто это так укоренилось в голове. Все разновидности угнетения имеют общую природу, все между собой связаны. Все имеют отношение к стереотипам. Поэтому феминизм - это только часть движения за освобождение, и когда я говорю "освобождение", я не имею в виду освобождение только от общественных представлений или институтов - я имею в виду еще и внутреннее освобождение каждого, избавление от ложных представлений о мире, отказ от демонизации инаковости. Это не только лоббирование, в хорошем смысле этого слова, интересов группы (в данном случае - женщин), это еще и активное обновление своей мировоззренческой программы, которая уже не базируется на оппозиции Я - Другой, где Другой - это худший, слабейший, "не такой" и так далее. Поэтому я бы не стала разделять поведение и мировоззрение; я бы скорее говорила о постоянном развитии. Философски говоря, это самая большая общечеловеческая проблема - нежелание что-то менять, страх перед изменениями. Тем более сейчас, когда мир и так меняется молниеносно.

- Феминизм начинается с любви к себе или с борьбы за себя, за свои права?

- Любовь к себе действительно часто является проблемой. Я уже когда-то говорила о том, что женщин не учили любви к себе, и до сих пор не учат достаточно. Их учат жертвенности, удобности для окружающих. Многие мне бы возразили, но нередко те, кто говорит, что их лично угнетение не коснулось - это средний класс (насколько он у нас есть), жительницы больших городов. А это не так уж и много людей. Те, кто действительно это угнетение ощущает, часто ничего не проговаривают. Как например, жертвы насилия, которые замалчивают травматический опыт. Вообще, иногда человеку даже сложно признать, что он является "жертвой" чего-то, это неприятная мысль, от нее хочется отмежеваться, и психологически это понятно. Но есть еще такая вещь, как невидимые структуры угнетения - это необязательно насилие со стороны других, это может быть и собственное насилие над собой - как я выгляжу, что я должна выглядеть с учетом стандартов красоты и предписаний, когда я должна превратиться в горбатую сорокалетнюю бабу, которой уже пора ползти на кладбище, чем я должна заниматься, сколько детей родить или не родить. Однако вылечить синдром нелюбви к себе (или невнимания к себе, или страха раскрытия своего потенциала) в отдельно взятой группе невозможно - это должны быть изменения во всем обществе, а то и в человечестве. И это уже работа с тонкими материями, с поднятием уровня самосознания. Это как "борьба за мир" - за мир невозможно бороться, его можно только вырастить в себе. Так же и против угнетения по сути активно бороться можно только на определенных этапах - а дальше надо выращивать в себе невозможность угнетения. Как-то так. Простых "ведических" решений, когда, мол, нужно просто надеть длинную юбку, подсоединиться к своей "женственности", и сразу в тебя войдет космическая энергия, тут, по-моему, не бывает. Хотелось бы, но путь, наверно, более долгий..."

Интервью целиком (на украинском)
кот

Германия: Юдит Шалански

Юдит Шалански [Judith Schalansky] родилась в 1980 году в Грейфсвальде, на полдороге между Берлином и Гамбургом. В детстве она мечтала о путешествиях, в юности увлеклась графикой, изучала в Берлинском университете историю искусств, а в Потсдаме - коммуникационный дизайн. Впоследствии стала преподавательницей основ типографики и вёрстки на своём факультете. Дебютное произведение "Фрактур мон амур" - это краткий справочник типографского искусства, а фрактур или фрактура, в любви к которому признаётся Шалански - это вариант готического письма с характерными заломами. Общеизвестно, что этот шрифт был ненавистен Гитлеру, вследствие чего и попал под запрет в 1941 году, хотя до этого активно применялся в печати и пропаганде. Якобы фюрер видел в его начертании нечто подозрительно еврейское... Вернулась фрактура в школы только после 1954 года, и то не везде.



Сейчас Юдит Шалански со своей партнёршей живёт в Берлине, оформляет книжную серию о естествознании, пишет и сама. Оказывается, в Германии существует премия за самую красивую книгу. Юдит Шалански получала эту награду дважды: в 2009 за "Карманный атлас дальних островов", психоделичный цикл фантастических очерков, и в 2012 - за "Шею жирафа", роман воспитания, написанный от лица воспитательницы. Итак, слово предоставляется Инге Ломарк, пятидесятилетней учительнице биологии и физкультуры в обыкновенной средней школе бывшего ГДР:

Она знает их всех. Узнала сразу же. Таких учеников у нее было предостаточно, целые классы, из года в год. Пусть ее думают, что они особенные. Сюрпризов не бывает. Только состав меняется. Ну, кто вступает в игру на этот раз? Достаточно одного взгляда на схему рассадки. Наименование – это всё. Каждый организм имеет имя и фамилию. Вид. Род. Отряд. Класс. Но для начала можно просто запомнить имена.

Collapse )


Всё было бы проще и прозаичнее, если бы фрау Ломарк хотя бы ненавидела своих учеников. Нет, совсем нет. Она к ним искренне равнодушна. Нет, школьники (да и коллеги) интересуют её, но в той же степени, в какой натуралиста вооружённого сачком и морилкой, интересуют бабочки и жуки. Тот коллекцию собирает, а Инга оттачивает сухое, злобное остроумие да изливает яд в пустоту. И никакой эмоции вовне, Боже упаси, никаких повышений голоса и призывов к дисциплине, к совести, к порядочности. Нет никакой совести, одни сплошные законы эволюции и прочий социальный дарвинизм.

Тем временем школьники окружили Эллен. Кевин – предводитель стаи. Толстяк широко ухмыляется, рад поучаствовать. Они немного потолкали ее туда-сюда, отобрали у нее ободок для волос. Вообще-то они уже переросли такие детские шалости. Все это от скуки. Она настолько глупа, что повелась и теперь бегает за ними. Ободок падает в грязь. Эллен наклоняется за ним. Кевин толкает ее. Где же автобус? Если это не закончится, ей придется вмешаться. Эллен захныкала, закрыла глаза и закинула голову назад. Рефлекс жерлянки. Но у человека нет механизма торможения агрессии.

Инга кичится безупречным профессионализмом, но три дня, которые мы будем слушать её монолог, - последние перед её увольнением. В классе произойдёт ЧП насильственного свойства, и на педсовете за биологичку не вступится никто.

При этом книга великолепно красива, оформлена тонкими изящными гравюрами: медузы, насекомые, гербарии... жираф в разрезе. Именно он, согласно Ламарку, почти-однофамильцу фрау Ломарк, усердно тянул шею и стал ценным членом экосистемы. О нём Инга скажет прощальные слова классу, забыв упомянуть, что великий французский естествоиспытатель ошибался. Не так делается эволюция, совсем не так...

Таиланд: Бенджанун Сридуангкаев "Блеск чешуи"

Фэнтези писательницы из Таиланда основано на китайской мифологии. У меня сразу возник вопрос: а почему на китайской, а не на таиландской? Она какое-то время работа в Гонконге, там же и происходит действие произведения. А также - на Небесах и в странном месте между мирами под названием Banfaudou. А может, дело еще и в том, что китайская мифология оказала большое влияние на культуру других стран Юго-Восточной Азии. Может, китайские мифы для этого региона - примерно то же, что греко-римские для Европы?.. Следы китайской мифологии встречаются и в литературе других стран ЮВА.
Сридуангкаев довольно смело обращается с мифологическим материалом. Например, знаменитого героя Хоу И, борца с демонами и великого стрелка, она сделала женщиной. Были ли у нее какие-то основания? К сожалению, не хватает мне познаний в китайской мифологии, чтобы об этом судить, но кое-какие наводки есть даже в википедии.
"Также его называют Хоу И («ведающий охотой»; однако иероглиф «хоу» имеет основное значение «царица-мать»)" - интересно, да?
"Э. М. Яншина обращает внимание на наличие персонажа Нюй-и (Мать-Охотница или Мать-Лучница) в «Хуайнань-цзы»." - Значит, был какой-то близкий персонаж женского пола.

Лучница Хоу И, как и мифический герой стрелок, состоит в браке с Чанъэ, Лунной Женщиной. Да, у них вполне законный брак, который благословила сама богиня Гуаньинь. Впрочем, случай этот был нетипичным для Небес...
По легенде, Чанъэ была заключена на Луне и не могла ее покинуть. Но Сридуангкаев находит способ выручить героиню - в этом богине помогает племянница, точнее, очень дальняя потомка одного из ее братьев (Чанъэ в книге когда-то была смертной) по имени Жюльенна. Хоу И и Чанъэ наконец-то воссоединяются и берут под опеку юную племяшку. Кстати, она тоже лесбиянка и "Scale Bright" - это скорее история Жюльенны, ее непростого пути к обретению своей любви. В начале Жюльенна знакомится с девушкой-змеей, демонессой Сяоцин, с этого начинаются ее собственные приключения.
Предыстория "Scale Bright" описана в трех рассказах, которые дополняют сборник:
"The Crow's Hers Dragon's Gate" - история богини Сихе, матери десяти солнц, девять из которых убьет впоследствие Хоу И.
"Woman of the Sun, Woman of the Moon" Солнечная Женщина - Сихе, Лунная Женщина - Чанъэ. Здесь, собственно, излагается история того, как познакомились и поженились Хоу И и Чанъэ, как лучнице пришлось убить девять солнц, как она за это была изгнана на землю и как Чанъэ попала на Луну.
"Chang'e Dashes from the Moon" - Как Хоу И и Жюльенна помогают Чанъэ выбраться с Луны.


Кстати, поняла, что о китайской мифологии у меня очень отрывочные сведения. Может, кто-то посоветует, что можно почитать по этой теме?
Еще одна сложность при чтении книги - у некоторых героинь по два имени, и я не сразу поняла, кто есть кто.
Seung Ngo = Chang'e
Olivia = Xiaoqing
Houyi = Hau Ngai
Предыдущие посты о книге в сообществе: 1, 2
кот в салатнике

Локус 2016

Двадцать пятого июня были объявлены победительницы фантастической премии «Локус». Напоминаю, что премия «Локус» вручается по результатам открытого голосования читательниц.

Научно-фантастический роман
Победительница
Ancillary Mercy, Ann Leckie

Фэнтези
Победительница
Uprooted, Naomi Novik

В коротком списке
Karen Memory, Elizabeth Bear
The House of Shattered Wings, Aliette de Bodard
Wylding Hall, Elizabeth Hand
The Fifth Season, N.K. Jemisin

В категории «Янг-эдалт» представлены только мужчины.

Дебют
В коротком списке
Sorcerer to the Crown, Zen Cho
Signal to Noise, Silvia Moreno-Garcia
The Watchmaker of Filigree Street, Natasha Pulley Collapse )