June 25th, 2016

кот

Германия: Карен Дуве

Карен Дуве [Karen Duve] родилась в 1961 году в Гамбурге. После окончания университета она обучалась на налогового инспектора - но бросила: идея была родительская. Сменив несколько случайных работ, двадцатипятилетняя выпускница высшего учебного заведения остановилась на профессии водительницы такси. Тринадцать лет она крутила баранку в родном Гамбурге, а первый рассказ опубликовала в 1995 году. Он назывался "По глубокому снегу в тихий дом".

С 1996 года Карен Дуве имеет статус freie Schriftstellerin - свободной писательницы. Это означаает, что она не связана отношениями ни с одним издательством. Почти одновременно вышли её шуточные энциклопедии "Знаменитые животные" и "Знаменитые растения", детская книжка о плюшевом мишке "Бруно Орсо летит в космос" и сборник рассказов "Никаких идей". А два года спустя был издан дебютный "Роман дождя". Или "Роман о дожде". В общем, Regensroman - довольно устрашающая история о, цитирую Википедию, ремонте дома, своенравных женщинах и грозной природе. К сожалению, на русском языке его пока нет, зато есть второе произведение Дуве "Книга не о любви" (2002, рус. пер. оперативно 2003) - "Книга не о любви". Издано "Амфорой" в серии "Redfish". Если бы не обложка, честно, я бы прошла мимо... Некоторые цитаты:

Collapse )

Единоборство мыслящей, чувствительной молодой женщины со своим телом проходит все этапы - от диеты до клуба садомазохистов. Рассказчица не вписывается ни в один паттерн, который предлагается культурой для толстых женщин: из неё по самому определению не может получиться ни веселушка-хохотушка на вторых ролях, ни некрасивая подруга для красотки, ни скучная "бухгалтерша" на заднем плане, ни бурлескная стриптизёрша. Из любого амплуа выбивается, потому что в своей судьбе у неё безусловно главная роль...



Тема еды и - шире - потребления - одна из основных в творчестве Дуве. Процесс подготовки научно-популярной книги "Достойная пища" - о вечном споре вегетарианства и мясоедения - превратил писательницу в убеждённую веганку и активистку защиты прав животных. Между прочим, у неё было совместное книжное турне с Джонатаном Сафраном Фоером, также вегетарианцем. А последнее произведение под названием "Сила" - исповедь социопата, который после крушения ненавистной ему западной цивилизации запер жену-феминистку в подвале и принудил называть себя господином. Мечта этого жалкого деятеля мужского движения сбылась. Но ему всё гаже и гаже... Критические отзывы на "Силу" в основном резкие. Значит, хорошие сапоги, надо брать.
кот в салатнике

Вита Саквилль-Уэст, стихотворение из дневника

Оригинал взят у sane_witch в post

Из дней я рада тем, что лишены событий,
Когда в блокноте не записаны дела,
И не придет никто нарушить мир внутри,
И не придет, чтоб разлучить меня со мной,
И превратить в мозаику, в лоскутья,
В разбитое стекло, где образ целый был --
Все перепутано и после слишком долго
Мне возвращать себя себе, когда уйдут.
Года отмерены сурово, жизнь кратка,
Чтоб люди разобрали по кусочку.
Что я могу им дать, в конце концов?
Вот робость, вот неловкости осколок --
Все, что совсем не я, ненужный хлам,
Растрата мне и им, ведь жизнь моя -- моя,
А их -- наверно, их; им не соприкоснуться.


Вита Саквилль-Уэст, 1933, стихотворение из дневника
Перевод с английского sane_witch (с)

оригинал там


Days I enjoy are days when nothing happens,
When I have no engagements written on my block,
When no one comes to disturb my inward peace,
When no one comes to take me away from myself
And turn me into a patchwork, a jig-saw puzzle,
A broken mirror that once gave a whole reflection,
Being so contrived that it takes too long a time
To get myself back to myself when they have gone.
The years are too strictly measured, and life too short
For me to afford such bits of myself to my friends.
And what have I to give my friends in the last resort?
An awkwardness, a shyness, and a scrap,
No thing that's truly me, a bootless waste,
A waste of myself and them, for my life is mine
And thers presumably theirs, and cannot touch.

Vita Sackville-West, 1933, a diary poem

Ольга Вайнштейн "Денди: мода, литература, стиль жизни"

"Слово 'денди' до сих пор сохраняет неизъяснимый оттенок таинственного шарма, а сами денди видятся нам эксцентричными эстетами, творцами гениальных причуд. Но кого можно назвать современным денди? Как возник канон мужской элегантности? Зачем денди выводили на прогулку черепашек?
Об этих серьезных, а порой и забавных вещах вы узнаете, прочитав книгу Ольги Вайнштейн 'Денди'. Среди главных героев книги - знаменитый британский денди Джордж Браммелл, французские щеголи граф д`Орсе, Барбе д`Оревильи и Шарль Бодлер, декаденты Оскар Уайльд и граф Робер де Монтескью. Европейский дендизм впервые предстает как отчетливая культурная традиция, подразумевающая не только модный костюм, но и повседневный стиль жизни, изысканную манеру поведения, специальные техники тела и тайную харизму."
В книге есть раздел "ГЕНДЕРНЫЕ ИГРЫ":
Денди и женщина: метафизика пола
Марлен Дитрих. 1932 г.
Джорджиана, герцогиня Девонширская: лидер моды
Дамы-денди: освоение стилевых приемов
Модная иллюстрация 1920-х годов. Андрогинный стиль

«Унесенные ветром» 80 лет спустя: шесть уроков для писателей 2016 года

Автор: Лоретта Болгер Уиш – автор печатных и онлайн статей, эссе, художественной прозы и киноблога «Голливудский отверженный» (Hollywood Castaway)
На этой неделе отмечается 80-летняя годовщина публикации «Унесенных ветром» Маргарет Митчелл, одного из самых любимых романов в истории. Около 10 лет Маргарет Митчелл работала над 1037-страничным романом о Гражданской войне, который принес ей Пулитцеровскую премию, побил все рекорды по продажам, несмотря на высокую цену в $3 за экземпляр, и лег в основу не менее легендарного фильма.
По профессии Митчелл была журналистом. Ее работы в области художественной литературы ограничивались несколькими неопубликованными короткими рассказами. Однако все изменилось, когда из-за травмы ноги ей пришлось выбыть из рядов журналистов. По совету мужа она начала писать книгу, чтобы было чем заняться, пока она шла на поправку. Она никогда и не мечтала о том, чтобы стать знаменитым писателем. Не следовала она и общепринятым премудростям для тех, кто хочет, чтобы их книги опубликовали. На самом деле, она даже нарушила несколько основополагающих правил, когда, во-первых, принесла незаконченную, небрежную и трудночитаемую версию книги на желтых листах, и, во-вторых, вручила их лично.
И все же, история успеха Митчелл содержит важные уроки, не утратившие своей ценности и восемь десятилетий спустя, несмотря на кардинальные изменения во вкусах, культуре, нравах, бизнесе и технологиях. Помимо очевидного – захватывающего литературного таланта, – приведу шесть ключевых моментов, которые могут принести пользу другим писателям.

Читать дальше