June 21st, 2016

2015
  • svarti

Елена Ган (Зенеида Р-ва)

https://ru.wikipedia.org/wiki/Ган,_Елена_Андреевна
Почитать: http://az.lib.ru/g/gan_e_a/
Статья Элизабет Шоре: http://www.a-z.ru/women_cd1/html/pol_gender_cultura_m2000_v.htm#note2

Кстати, актуальное, узнала разговоры о себе, например:

- А знаете, ведь говорят, что все героини ее романов списаны с нее самой.
-- Как так?
-- Да просто, что ни возьмет в руки перо, то смотри себя и опишет.
-- Ну как же это можно, помилуйте! ведь ее героини не все в одной форме испечены! Эта деревенская девочка, та светская дама, одна восторженная, другая холоднее льду, первая русская, вторая немка, третья дикарка, башкирка, что ль!..
-- Э... да вы забыли,-- восклицает догадливый поэт,-- что она не просто женщина, а женщина-писательница, то есть создание особенное, уродливая прихоть природы, или правильнее: выродок женского пола. Ведь родятся же люди с птичьей головой и козьими ногами,-- почему ж не допустить, что она прикинется такой-то, спишет с себя портрет да и обернется в другую форму.
-- А... видите...
-- Ну разве что... -- произносят нараспев две-три барыни, слепо верующие во все сказания великого поэта.
-- Так скажите ж, пожалуйста,-- говорит почтенная старушка, поседевшая в незнании вещей мира сего,-- скажите, она вот так-таки и пишет, как в книгах печатают? то есть... так сказать... как она напишет, то слово в слово по тому и напечатают?
И на утвердительный ответ она изъявляет желание видеть женщину, которая умеет так писать, как в книгах печатают.
Настал роковой четверг, бедная писательница едет, в невинности души своей, обедать, не подозревая, что ее приглашали на показ, как пляшущую обезьяну, как змея в фланелевом одеяле; что взоры женщин, всегда зоркие в анализировке качеств сестер своих, вооружились для встречи с нею сотнею умственных лорнетов, чтоб разобрать ее по волоску от чепчика до башмака; что от нее ждут вдохновения и книжных речей, поражающих мыслей, кафедрального голоса...
http://az.lib.ru/b/belinskij_w_g/text_2730.shtml

Клеймо за сочувствие

Словами не передать, что мой выбор пал на роман «Клеймо» современной ирландской писательницы Сесилии Ахерн. Я уже была уверена, что жанр антиутопия ушел в небытие, ведь, сколько было написано в XX веке об этом, и чего-то нового, а тем более интересного долгое время не будет. Но эта своенравная барышня с ирландской кровью показала, что зря я так думала.


Collapse )
profile
  • svarti

Эмилия Пименова

По тэгам "Россия", "19 век", "20 век" посты про неё не нашлись, фотографий в гугле тоже нет.
Эмилия Кирилловна Пименова (6 августа 1854, остров Ашур-Аде, в Астрабадском заливе Каспийского моря (близ нынешнего г. Горган Иран) — 4 марта 1935, Ленинград) — русская журналистка и писательница.


Из статьи Н.П. Ефремовой:
"В российской публицистике Пименова стала пропагандисткой новых методов и приемов работы. Пожалуй, первой она обратила внимание на то, что в американской прессе появились очерки, написанные по принципу "журналист меняет профессию": писательница и поэтесса для изучения фабричного быта "сняли свои нарядные платья и превратились в простых работниц".9 А через несколько лет в ее пересказе вышла книга о судьбе Е.Бэнкс - англичанки, которой пришлось побыть в США и служанкой, и сборщицей клубники.
В числе других немногочисленных тогда публицисток Пименова не раз обращалась к вопросу о положении женщины в буржуазном обществе, рано включившись в борьбу за эмансипацию. Даже ее отец, человек не домостроевского склада, не понимал устремлений дочери и хотел, чтобы она поскорее вышла замуж, забыв "завиральные идеи". Самый ее побег с острова, из "водяной тюрьмы", стал возможен благодаря инженеру-механику И.Г.Пименову, который согласился на брак с Эмилией и последующее предоставление ей полной свободы в столице, где он собирался слушать лекции в Горном институте.
<...> В ту пору многие доказывали, будто "женский вопрос" не может "выдаваться за нечто серьезное". Позднее Пименова рассказала соотечественницам об одной русской женщине - Болоковской, которая в 1899 г. первой из эмигранток приступила во Франции к выполнению адвокатских обязанностей. Пименова писала также о том, как действуют женские клубы в Англии, Лига защиты прав женщин в Париже. По ее мнению, наибольших завоеваний удалось достичь женщинам в Германии. Она констатировала, что в начале XX в. участие женщин в общественной жизни расширилось, однако даже в Англии обстановка для эмансипации оказалась неблагоприятной. Систематически писала она о положении женщин в США.
<...> За эту работу ей прилично платили, и так продолжалось несколько лет. Каково же было изумление Куропаткина, когда он узнал, что серьезные, хорошо аргументированные обзоры составляла женщина. По просьбе Куропаткина Пименова взялась помогать в составлении обзоров и другому офицеру и делала это вплоть до русско-японской войны". Отсюда.
кот

Германия: Катя Ланге-Мюллер

Катя Ланге-Мюллер родилась в Восточном Берлине в 1951 году. Её мать - известная политическая деятельница Инге Ланге, одна из немногих женщин, которые стали кандидатками в Политбюро ГДР. Катя обучалась в интернате для детей высших партийных руководителей. Она и её соученики были под пристальным наблюдением штази, протоколы существуют и обнародованы. В 16 лет Катю исключили из интерната за несоциалистическое поведение. К сожалению, моего немецкого не хватает, чтобы понять, в чём эта несоциалистичность заключалась; кто знает, напишите, пожалуйста, в комментариях. Разорвав отношения с матерью, будущая писательница начинает сама зарабатывать себе на жизнь: сначала наборщицей в типографии, потом ретушёркой, ассистенткой по реквизиту на телевидении, и наконец пять лет санитаркой в психбольнице. Замуж она вышла за журналиста Вольфганга Мюллера, и вот именно этот Мюллер ей помог поступить в Литературный институт. Вузы "несоциалистической" абитуриентке были заказаны, и муж предпринял авантюру: отправил на творческий конкурс её рассказы за подписью "Катя Мюллер". Когда поняли, кого приняли, было уже поздно. Даром этот поступок Кате Ланге-Мюллер не прошёл: по окончании института её распределили в Монголию, в Улан-Батор, где год пришлось отработать на ковровой фабрике. Биттерфельдский путь-с, смычка интеллектуалов с пролетариями. Дело кончилось тем, что новоявленная ковровщица попыталась нелегально эмигрировать... в Китай. Её тут же возвратили на родину и поставили перед выбором: либо выдворение из ГДР, либо под суд. Под суд, конечно, не хотелось. Катя с мужем уехали в Западный Берлин, и там к ним обоим пришла писательская слава.




Рассказы: http://magazines.russ.ru/inostran/2003/9/lane.html
"Животная любовь": http://loveread.ec/view_global.php?id=39108

На русском издана повесть Ланге-Мюллер "Животная любовь". Это провокационное заглавие - плод творчества маркетологов, похоже. Изначально книга называется "Слишком ранняя любовь к животным". В ней две новеллы: о школьнице, чей интерес к биологии заметил известный зоолог, человек с большими странностями, и об абсурдных последствиях мелкой магазинной кражи. И что особенно интересно, столкновение индивидуальности с миром у Ланге-Мюллер - это столкновение женщины с мужчиной. Какими бы запредельными чудаками ни выглядели её герои от учёного до охранника, мир будет на их стороне, не на стороне девочки или женщины. Им шаг вправо, шаг влево - моральный расстрел без права переписки.

Лицо у Бизальцки было красное и покрыто бисеринками пота, обеими руками он рылся в карманах своих штанов. Я не могла понять, что это означает, но тут Бизальцки вынул наконец одну руку из кармана, протянул мне мятый билет на электричку, еще раз откашлялся и сказал: «Я думаю, тебе ясно, что ты меня жестоко разочаровала. Работа биолога-исследователя требует мужества, самообладания, непредвзятости, осмотрительности, выдержки, системы, но главное — уважения, уважения к чудесам природы. Ничего этого, как мы только что видели, у тебя нет. Ты — недисциплинированная, несамостоятельная, невнимательная, эгоистичная, невоспитанная, ты — неженка и нытик, короче говоря, для научной работы в лесу и в поле ты непригодна. Вот тебе билет. К вокзалу ведет прямая дорога, которой мы пришли сюда. Отправляйся. И чтобы больше я тебя никогда не видел».

Я выхватила билет у него из рук, развернулась и побежала.


Читается очень легко и быстро, я начала не без скептицизма (из-за заглавия, кстати), а закончила убеждённой поклонницей Ланге-Мюллер. Больше переводов, не ждите, пока я немецкий выучу, умоляю, не ждите!
кот

Германия: Ютта Рихтер

Из интервью:
Фрау Рихтер, почему вы начали писать для детей?
Я была замужем за писателем (прим. ред. — Ральф Тениор), он писал для взрослых. Я подумала, раз он пишет для взрослых — я буду писать для детей. Над моей кроватью висит высказывание М. Горького: "Для детей нужно писать так же, как для взрослых, но только лучше".




Ютта Рихтер родилась в 1955 году в Вестфалии. О себе она пишет так: "Я появилась на свет там, где живут ясновидцы: в Мюнстерской низине. Моего первого друга в детском саду звали Мартин, и он был глухонемым. Я рассказывала ему сказки, и он никогда не перебивал меня. Позже, когда мы под Рождество играли сценку рождения Христа, я всегда изображала Иосифа, потому что у меня была короткая стрижка и громкий голос. В пятнадцать лет я собралась уйти из дома и улетела по обмену школьников в Америку. Но я скучала и боялась, что забуду свой родной язык. Поэтому я начала писать книжку. Когда я вернулась домой, у меня по немецкому была двойка. Но мою книжку напечатали. Так я стала писательницей, хотя мои родители хотели, чтобы я училась дальше. Некоторое время я учила немецкий язык, а заодно и религию, но в основном занималась тем, что выдумывала разные истории. Это я продолжаю делать и сегодня в замке «Вестервинкель» в Мюнстерской низине"...

Ютта Рихтер - одна из самых популярных немецких детских писательниц, у неё богатая библиография - тридцать семь книг. По-русски в издательстве "Компас-Гид" вышли пока две из списка: "Щучье лето" и "Я всего лишь собака". Я выбрала "Лето" - из-за обложки. В принципе люблю, как оформляются книги "Компас-Гида", люблю иллюстрации Евгении Двоскиной, но тут прямо само лето. Очень каникулярная картинка. А вот книга преподала нелёгкий урок...

Во времена оны существовал такой штамп: "с неподдельным состраданием к простому человеку". Повесть Рихтер написана, напротив того, с неподдельным состраданием к людям сложным: мятущимся, беспокойным, зачастую озлобленным. У неё простоты, которая хуже воровства, нет, и нет казённого оптимизма. Между прочим, "Щучье лето" получило премию Католической молодёжной ассоциации - а со страниц дети отрекаются от Бога, потому что их мать умирает с большими мучениями. Под мостом же обитает щука-великанша, и они верят, что если её удастся поймать, то мама исцелится. Мир Рихтер прекрасен и яростен, однако чудес в нём не бывает... Только обезболивание, и то что-то не очень работает.

Мне думается, что перед тем как давать "Щучье лето" ребёнку, разумно будет прочесть самим, и там будет над чем поразмышлять и взрослым. Хотя маркировка 12+. Впрочем, сейчас очень продвинутые подростки бывают.

Елена Боннэр


На днях, 19 июня, была 5-летняя годовщина смерти Елены Боннэр - правозащитницы, общественной деятельницы, диссидентки, публицистки. Ее книги (есть в сети):
"Дочки-матери"
Издательский дом: Прогресс : Литера
Год издания: 1994
Аннотация:
Свои воспоминания публицист и общественный деятель Елена Боннэр посвятила событиям XX века, происходившим в ее семье.
(Редакционная аннотация 1994 года) Я жила в доме, который носил название Любск, коминтерновский дом. Это две теперь гостиницы «Центральная», если ее еще не купил какой-нибудь олигарх. В нашем доме было 500 с чем-то номеров. В каждом номере - семья. И, я думаю, что не затронутыми осталось, может быть, десять семей. Причем большинство населения нашего дома были граждане несоветские. Среди них было очень много людей, которых МОПР (Международная организация помощи политзаключенным) выкупала приговоренных к смерти или к срокам заключения в своих странах. И их здесь арестовывали, и они пропадали. Вот в эти дни все говорили о болгарах, Я вспоминала одну свою из ближайших подруг тех лет болгарку Розу Искорову. Ее мама была в МОПР. В Болгарии была приговорена к смертной казни. Ее папу здесь арестовали, а маму с двумя детьми отправили назад в Болгарию. Вообще, чудеса жестокости и какой-то непоследовательности, сумасшествия были сверхестественными. А у меня в семье папу арестовали. Мама отправила нас в Ленинград к бабушке. Маму арестовали. В Ленинграде арестовали маминого брата, который беспартийный, никогда и ничем политическим не занимался. Я училась в Ленинграде в классе. Нас было 23 человека, у 11 были арестованы родители. А с войны из мальчиков нашего класса вернулись три человека, из девочек я вернулась. Остальные девочки в армии не были. Вот такое было поколение войны, ГУЛАГа, расстрела.


"Постскриптум: Книга о горьковской ссылке"
Издательский дом: Интербрук
Год издания: 1990
Аннотация:
Автор книги — Елена Георгиевна Боннэр, вдова академика А. Д. Сахарова. Она разделила c Андреем Дмитриевичем все тяготы многолетней ссылки в Горьком (январь 1980 г. — декабрь 1986 г.). Книга названа «Постскриптум» — это как бы послесловие к «Воспоминаниям» А. Д. Сахарова. Большая часть книги была написана в феврале — мае 1986 года, когда Е. Г. Боннэр находилась на лечении в США. Документы, включенные в приложения, содержат и малоизвестные письма, заявления А. Д. Сахарова.