May 25th, 2016

кот

Грузия: Наталья Туманова

Настоящая фамилия Натальи Львовны Тумановой — Туманишвили. Её прадед, Михаил Туманишвили, был первым переводчиком Пушкина и Лермонтова на грузинский язык. Родилась она в 1922 году в Тифлисе, закончила исторический факультет. Вышла замуж за прозаика Арсения Рутько, по образованию инженера-геодезиста, который много ездил по стране в связи с работой. Жена тоже с ним путешествовала, а потом семья вернулась в Ульяновск. Шёл год тридцать седьмой...

Осенью 1937 года большинство писателей города Куйбышева были арестованы как члены антисоветской террористической организации. Артёму Весёлому вменялось в вину, что он хотел написать поэму о Зиновьеве и Каменеве, издать оную за границей, а также установить на Красной площади пушку и палить по Кремлю. Лев Правдин якобы собирался спрятать в букете бомбу и во время первомайской демонстрации бросить её в Молотова. Под арестом оказался и Арсений Рутько, который вообще к Самаре никакого отношения не имел, только дружил с коллегами. Ему были предъявлены столь же абсурдные обвинения, что и товарищам по несчастью, но от страшных приговоров эта абсурдность никого не спасла. Артёма Весёлого и В. Багрова расстреляли. Рутько получил восемь лет лагеря. А Наталья Туманова осталась его ждать.

Легко себе вообразить, с какими трудностями столкнулись узник лагеря и его жена в военные и послевоенные годы. В 1955 году оставшихся в живых осуждённых по «делу Весёлого» реабилитировали за отсутствием состава преступления, и супруги воссоединились. Снова Рутько и Туманова жили в Ульяновске, снова занимались литературной работой. Кстати, их совместный роман «Ничего для себя» — о революционерке Луизе Мишель — стал для некоторых известных мне советских школьниц путём в феминизм. Но, строго говоря, известной, популярной писательницей Наталью Туманову не назвать. Я о ней узнала из какого-то старого списка литературы о Грузии. «Давно, в Цагвери» занимала там одну из первых строчек, я взялась читать и была зачарована. Атмосферу старого Тбилиси писательница передаёт с таким искусством, что рефлекторно оглядываешься в поисках машины времени. Желаю в двадцатые годы, в угар нэпа, лакомиться марципанами в виде разноцветных зайцев и доблестно гулять вдоль Куры, когда ветер «святой Саркис» сердится и может утопить. В одну из таких прогулок всесильная бабушка одной маленькой девочки, заметила острым глазом художницы женскую фигуру, стоящую у самой воды, готовую броситься...


Я понимаю, что к книге можно придираться: возмущаться её некоторой идеологизированностью, хотя тогда вряд ли издали бы без идеологии, подтрунивать над детективной интригой с похищением... Но невозможно не оценить порыв, с которым Наталья Туманова [всё ж таки Туманишвили] воссоздала реалии своего детства, и невозможно не почувствовать горечь над эпиграфом:

Памяти дорогих близких посвящаю...

Upd.: За поправки к посту благодарю М. Тавьева (vchaplina_arhiv)
рыбка

Мария Семёнова: Волкодав

Рецензии на 4 книги вселенной Волкодава.

Он последний в роду Серого Пса. У него нет имени, только прозвище - Волкодав. У него нет будущего - только месть, к которой он шёл одиннадцать лет. Его род истреблён, в его доме давно поселились чужие. Он спел Песню Смерти, ведь дальше незачем жить. Но солнце почему-то продолжает светить, и зеленеет лес, и несёт воды река, и чьи-то руки тянутся вслед, и шепчут слабые голоса: "Не бросай нас, Волкодав"...

Роман о Волкодаве, последнем воине из рода Серого Пса, впервые напечатанный в 1995 году и завоевавший любовь миллионов читателей, - бесспорно, одна из лучших приключенческих книг в современной российской литературе. Вслед за первой книгой были опубликованы "Волкодав. Право на поединок", "Волкодав. Истовик-камень" и дилогия "Звёздный меч", состоящая из романов "Знамение пути" и "Самоцветные горы". Продолжением "Истовика-камня" стал новый роман М. Семёновой - "Волкодав. Мир по дороге".

По мотивам романов М. Семёновой о легендарном герое сняты фильм "Волкодав из рода Серых Псов" и телесериал "Молодой Волкодав", а также создано несколько компьютерных игр. Герои Семёновой давно обрели самостоятельную жизнь в произведениях других авторов, объединённых в особую вселенную - "Мир Волкодава".



1. Волкодав
Кажется я пропала в мире Волкодава. Пару дней назад я дочитала первую часть. И без передышки кинулась читать следующую. Это настоящее пиршество ума! Наслаждение в каждой строчке - язык Марии Семёновой невероятно изыскан и абсолютно точен.

Сюжет разворачивается хоть и неспешно, но буквально под завязку наполнен событиями. Поединки, схватки, переезды, краткие миги мирного затишья. Этот мир прописан с большой любовью к мелочам. Чувствуется, что за каждой деталью скрывается колоссальная работа. Поэтому, читая о разных народах, их обычаях, языках - ты веришь. Веришь, что так и есть, так было и будет. Лицом чувствуешь дыхание времён, на языке ощущаешь вкус блюд, пальцами осязаешь вышивки на одежде героев, на плечах ощущаешь вес кольчуги работы мастера Крапивы.

Конечно, я испытала огромный восторг от того как там освещены женщины. На страницах "Волкодава" я встретила самых разных женщин - юную девочку с сильным характером, девушку, умную, ловкую и талантливую, женщину-воительницу могучую и храбрую, мудрую правительницу и пожилую женщину-сенсея. Все женщины, даже самые проходные персонажки, имеют свой собственный характер и личность, даже те, у кого почти нет реплик. Они все живые и настоящие.

Сам Волкодав из племени веннов, в котором царит матриархат. В его племени род передаётся по матери, и это женщина принимает к себе в семью мужа. "Мужатая женщина" - отлично сказано, я считаю. Женщины делают что хотят, они хозяйки своей судьбы и тела. А худшее преступление у веннов считается изнасилование и абьюз. Закон веннов крайне суров к насильникам и домашним тиранам.

Эти обычаи и правила, по которым живёт Волкодав упоминаются не вскользь - весь текст пропитан духом гендерного равенства.

Главный герой - человек чести. Он молчалив, виртуозен в рукопашном бою, с мечом или луком. Нечеловечески вынослив. И отчаянно трогателен. Он испытывает и страх, и обиду, любовь. Он заботлив. И он не стесняется открыто признавать любые свои чувства.
И почему таких героев мало в литературе? Волкодав мне отчасти напомнил Роланда из Гилеада, особенно своей привычкой молчать)

Любимые персонажки - Ниилит, Елень Глуздовна, Эртан. Особенно Эртан. Даже жаль, что она в книге не самая главная.

Я жалею только об одном - что "Волкодав" не попался мне в детстве. Зато знаю, что книги этой серии будут в детстве моих детей)

Подробнее: http://www.labirint.ru/books/429910/?p=16125



Collapse )

Энн Тайлер


"Тайлер сама не стесняясь рассказывает о некоторой присущей ей узости: по собственному признанию, каждую свою книгу она начинает с установкой «эта будет другой» — но не выходит. «Я не оправдываю этой ограниченности. Я чувствую, что никогда не буду Толстым. У меня свой крошечный мирок, с которым я имею дело», — сообщает автор в редком личном интервью The Guardian.
«Узость» эта, впрочем, нисколько не относится к ее писательскому дарованию, а лишь к кругу тем, которые ее занимают: вот уже на протяжении полувека Тайлер одержима разными видами семейных отношений — между мужьями и женами, родителями и детьми, братьями и сестрами. Ее персонажи — рядовые американцы (как правило, из рабочего класса), за жизнью которых она наблюдает буквально из окон своего балтиморского дома. Тайлер пишет о том, как функционирует брак и почему так выходит, что порой супруги видят их совместную историю совершенно по-разному; о любви родителей к детям и наоборот; о секретах и легендах, имеющихся в багаже каждой, даже самой обычной семьи; о чувстве принадлежности и попытках самоидентификации; о том, насколько людей определяют гены, детские воспоминания и родительские ожидания; о желании вырваться из этих оков и обрести свое собственное, независимое «я»; наконец, о том, как в конечном счете основным центром притяжения все равно остается дом — место, подобного которому нет нигде.
«Уютный» и «домашний» — эпитеты, которые очень часто употребляют в отношении романов Тайлер и подчас ставят ей в вину. Сложно поспорить с тем, что она куда более «приятный» автор, чем, скажем, Филип Рот, но в этом — изящном превращении самой, казалось бы, скучной обыденности в произведение искусства — и заключается ее главный талант."

Из статьи о писательнице на livelib
О книге "Катушка синих ниток" был пост в сообществе