April 28th, 2016

кот

Франция: Маргерит Юрсенар

Историю личности часто приходится начинать с истории семьи. В 1900 году некоторый богатый вдовец по имени Мишель де Крейанкур женился на высокородной аристократке Фернанде де Картье де Маршан, которая была почти двадцатью годами его моложе. И вот какого свойства был ум Фернанды: в семье было принято играть в "энциклопедию" -- брали энциклопедический словарь, раскрывали наудачу и читали первое попавшееся имя, название или термин. И все по очереди пытались вспомнить либо угадать, что это такое, чем знаменит этот персонаж или где протекает названная река. Если правильных ответов не было, обращались к Фернанде, и не случалось такого, чтобы она не знала... В 1903 году она родила единственную дочь, получившую в крещении роскошное имя Маргерит-Антуанетта-Жанна-Мари-Жислена, а через десять дней умерла от родильной горячки. Впоследствии журналисты неоднократно спрашивали Юрсенар, страдала ли она в детстве от отсутствия матери, и неизменно она отвечала:
-- Нет, нисколько. Вокруг моего отца было достаточно дам, вязавших мне кружевные воротнички и потчевавших карамельками.

Collapse )

Слава, путешествия, новые книги... Но к известности всегда прилепляются паразиты. Некто Джерри Уилсон, тридцатилетний журналист и фотограф, появился на острове за год до смерти Грейс. Его радушно приветили, он помогал с последней медицинской помощью, с похоронами, и впоследствии стал спутником Маргерит в её странствиях по Азии и Африке. "Это любовник!" - провозгласило общественное мнение, но Юрсенар исполнялось восемьдесят, а Уилсон был открытый гей. Отношения между ними напоминали - римское усыновление. С той лишь разницей, что писательница была подобна Помпее Плотине, а вот Джерри не хватило Адрианова благородства. Он пьянствовал, растрачивал состояние своей покровительницы, беззастенчиво поднимал на неё руку. И умер, умер от СПИДа в 1986, а Маргерит пережила его на год. К смертному ложу Юрсенар приехали её французские друзья и подруги, чтобы последнее, что больная слышит в жизни, был французский язык. Так она пожелала.


Душенька моя, летучая, чудная,
Гостья тела и спутница,
В какой теперь уходишь ты,
Унылый, мрачный, голый край,
Забыв веселость прежнюю?

Номинации на премию Хьюго-2016 опять захвачены правыми маскулистами

http://www.theguardian.com/books/2016/apr/26/hugo-awards-shortlist-rightwing-campaign-sad-rabid-puppies

Уже второй год подряд эту крупнейшую премию в жанре НФ и фэнтези монополизируют номинации со стороны двух групп, "Печальные щенки" и "Бешеные щенки", которые выступают против "левых" и либеральных произведений.

Им снова удалось захватить большинство номинаций на премию этого года.

"Если бы только у писателей, которые "угоняют" премию Хьюго, хватало ума вообразить себе мир за пределами Добрых Старых Дней" - Хелен Льюис

В краткий список вошло эссе лидера "Бешеных щенков", Вокса Дэй, о "воителях социальной справедливости" (как я понимаю, они против таких смешных людей).

Вокс Дэй, или Бил, когда-то был назван в Уолл-Стрит Джорнал самым презираемым человеком в научной фантастике, но ему удалось пробить в краткий список 62 из 80 предложенных им в своем блоге номинаций.

Из женщин в краткий список попали Энн Леки (Ancillary Mercy), НК Джемисин (The Fifth Season), Наоми Новик (Uprooted), Ннеди Окорафор (Binti) и Лоис МакМастер Буджольд (Penric’s Demon)

На шотландскую купюру поместят писательницу Нэн Шепард



Шотландскую писательницу Нэн Шепард, написавшую классический роман шотландской литературы "The Living Mountain", поместят на шотландскую купюру в 5 фунтов.

Королевский Банк Шотландии выбрал ее после того, как народным голосованием на купюру в 10 фунтов была выбрана ученая Мэри Сомервилль.
Купюры поступят в обращение в 2016 и 2017 годах.

Председатель правления Королевского Банка Шотландии сказал, что банк "никогда ранее не помещал портреты женщин на банкноты", и что новые купюры "празднуют фантастические и часто игнорируемые достижения двух великих шотландок".

Эль Луна "Между надо и хочу"

Эль Луна — художница, дизайнер и писательница. Она управляет текстильной компанией Bulan Project, соединяющей дизайнеров с мастерами росписи по батику на Бали. Ранее она работала дизайнером в IDEO и стартапах, включая Mailbox, Medium и Uber. Она выступает по всему миру, рассказывая историю «НАДО ИЛИ ХОЧУ», живет в Сан-Франциско и на сайте elleluna.com.
"Кто из нас не задавался вопросом: «Как мне найти свое истинное призвание?» Эль Луна характеризует его как перекресток между «надо» и «хочу». «Надо» — это то, что мы должны делать, как нам кажется, или что от нас ожидают другие. «Хочу» — то, о чем мы мечтаем в глубине души.
Собственный путь вдохновил автора на написание манифеста о разнице между «надо» и «хочу», которым поделились 5 миллионов пользователей Твиттера и который прочитали сотни тысяч людей. «Я хотел отправить ее всем моим сотрудникам, — написал один руководитель, прочитавший статью, — но понял, что треть из них уйдет, если они ее прочитают. Но знаете что? Если они не хотят здесь работать, им надо уволиться — поэтому я разослал эту статью».
Теперь идеи Эль о разнице между «надо» и «хочу» представлены в этой вдохновляющей яркой книге, которая пригодится и студенту, и художнику, и любому человеку, который ищет свое призвание и хочет изменить свою жизнь к лучшему.
От автора
Я написала эту книгу, чтобы поделиться советами, оказавшимися для меня наиболее полезными в обретении собственного пути, а также помогли многим знакомым. И все же не думайте, что держите в руках книгу ответов: ваши ответы знаете только вы. У вас в руках коллекция наиболее значимых вопросов, с которыми я сама столкнулась. Смотрите на страницы этой книги как на ряд дверей, главное предназначение которых — предложить вам открыть любую, на ваш выбор.
Эти страницы написаны в поддержку вашего внутреннего голоса, твердящего, что вы можете дать этому миру нечто особенное. Они призваны напомнить: хотя вы и не знаете, куда приведет эта дорога, по ней прошли уже очень многие. Они разрешают забыть все, что надо делать, чтобы вспомнить, что вы хотите делать.
Для кого эта книга
Для всех, кто хочет изменить свою карьеру и жизнь, найти свое истинное призвание и смелость для того, чтобы ему следовать."

Мария Халаши

Прочитала в фэйсбуке у gipsylilya
Из предисловия к книге "И вдруг раздался звонок", 1979 год (о цыганах)
Мария Халаши, известная венгерская журналистка и писательница, впервые переступила порог редакции, еще когда училась в школе. Она вошла в кабинет главного редактора журнала "Кино и театр" и сказала, что хочет здесь работать. Главный редактор удивленно посмотрел на нее и спросил:
— А сколько тебе лет?
— Шестнадцать.
— Как раз столько, сколько моему зимнему пальто, — пошутил он.
С того дня прошло тридцать лет. М. Халаши окончила университет, получила диплом преподавателя венгерской литературы, но журналистика снова властно захватила ее, и после окончания университета М. Халаши стала работать в газете. Охрана здоровья, воспитание подрастающего поколения, венгерская театральная жизнь — вот темы репортажей и статей М. Халаши. Скоро молодая журналистка пробует свои силы в другом жанре — она пишет рассказы и повести для детей. И ее книги о детях и для детей стали пользоваться не меньшей популярностью, чем ее репортажи.
В повести "Слева от лестницы" Мария Халаши рассказывает о том, как старая прачечная стала для ребят сказочным королевством. Здесь хозяева они, а не взрослые, здесь можно бегать, прыгать, кричать, рисовать на стенах и к тому же не надо каждый день убирать за собой игрушки. В этом королевстве происходит много интересных, увлекательнейших событий, но вот однажды большой ржавый замок, повешенный на дверь прачечной, навсегда отрезал от ребят мир детских игр и детских мечтаний.
Героиня повести "Каждый день сенсация", совсем юная, приходит работать в газету — так же, как и сама писательница когда-то. Ее первым шагам на нелегком журналистском пути, формированию характера и профессиональных качеств газетчика и посвящена эта книга.
Несколько лет назад М. Халаши написала и «взрослый» роман — "Мальчик, живущий в столице", и он был хорошо встречен венгерской критикой.
В августе семьдесят седьмого года мне довелось побывать у Халаши. Ее уютный, гостеприимный дом находится в Буде, гористой части венгерской столицы, и с балкона открывается прекрасный вид на Дунай, на Цепной мост и мост Маргит, на величественное здание парламента на пештской стороне. 20 августа — необычный для Венгрии день, День конституции. В это утро жители Будапешта и его гости — все устремляются к Дунаю, к обоим его берегам, потому что в одиннадцать часов здесь начинается традиционный водный и воздушный парад, который смотрят тысячи людей на набережных Дуная, а с помощью телевидения — и вся страна. Впечатляющее, красочное зрелище.
Collapse )

Ворсан Шайр (Warsan Shire)- британская поэтесса сомалийского происхождения, которую цитирует Бейонсе

http://www.theguardian.com/books/booksblog/2016/apr/27/warsan-shire-young-poet-laureate-beyonce-lemonade-london



В 25 лет она была названа первой молодой лондонской поэтессой-лауреаткой, голосом маргинализированного населения города, а теперь ее цитирует поп-королева в новом альбоме "Лимонад".

Ворман пишет о местах, куда редко заходят поклонницы Бейонсе, о тех районах Лондона, где все лица черные или коричневые, где мужчины сидят перед мечетями, в фасадах которых устроены магазины, а за закутанными в черное женщинами тянется вереница детей.

Бейонсе зачитывает ее стихотворения, такие как For Women Who Are Difficult To Love (женщинам, котрых трудно любить), The Unbearable Weight of Staying (Невыносимая тяжесть оставания) и Nail Technician as Palm Reader (Маникюрша читает судьбу по ладони) в своем новом альбоме, который вышел на этой неделе. Шайр - прекрасный выбор для альбома, который не боится говорить о черных женщинах.

Ранее поэзия Шайр была издана в томике под названием Teaching My Mother How to Give Birth (Учу мать, как рожать).

"Я порвала и съела свой паспорт в гостинице при аэропорте. Меня распирает от языка, который я не могу себе позволить забыть".

"Они спрашивают меня: как ты сюда попала? Вы что, не видите этого на моем теле? Ливийская пустыня вся красная от тел иммигрантов, Аденский залив распух, город Рим без пиджака".

Наконец-то мигрантка не отмалчивается, слыша оскорбления, она троллит, высмеивая абсурдность документов, имеющих такую не поддающуюся сомнениям законность в западной архитектуре границ и ограничений, принятия и исключения. Национальность указывается в паспорте. Сомалийское правительство их больше не выдает. Шайр задается вопросом: разве сводить право человека на получение убежища не менее странно, чем съесть паспорт? Collapse )