March 10th, 2016

Симона Мацлиах-Ханох "Сказки обратимой смерти. Депрессия как целительная сила"

Книга юнгианки Симоны Мацлиах-Ханох посвящена депрессии у женщин. В поисках выхода она обращается к сказочным сюжетам, связанным с "обратимой смертью" героинь - к сказкам о Красной Шапочке, Белоснежке и различных "спящих красавицах".
"Те из нас, кто мыслит категориями современного западного общества и относит болезнь, депрессию или потерянность к явлениям однозначно отрицательным, которых следует избегать и предотвращать, будут сильно удивлены, когда убедятся, сколько героинь сказок и легенд, на которых основана наша культура, абсолютно осознанно обрекают себя на исчезновение (временное), на муки ада, на обратимую смерть. Сразу замечу, что эта тяга к небытию (и возвращению из него) не является исключительно женским уделом, но мужчины и женщины умирают и рождаются заново совершенно по-разному; я обязательно остановлюсь на этом подробнее. Прежде чем мы продолжим, я хочу еще раз подчеркнуть, что эта книга касается в основном депрессии, наблюдающейся исключительно у женщин, поэтому она и написана мной от лица женщины: я часто использую обороты «мы, женщины» или «у нас, у женщин», а не обобщенные «мы» и «у нас», так как пишу оттуда, изнутри, где душа и плоть неразделимы."
Обращается она и к реальным историям женщин, многократно цитируя Адриенну Рич, Сильвию Плат, Симону де Бовуар. Не обходит вниманием и вопрос о том, как на депрессию влияют реальные жизненные условия женщин, в том числе, давление патриархального мира:
"Депрессия в том виде, в котором она существует последние несколько тысяч лет, зачастую служит средством защиты или способом бегства от навязанной нам патриархальным обществом (обычно не без помощи наших спутников жизни) роли жены, матери, жрицы любви, внемлющего уха, надежной опоры, громоотвода и т. д."
Весьма разумно, с учетом того, что депрессия действительно больше распространена у женщин, и эта диспропорция, вряд ли случайная, наводит на мысль, что и здесь торчат уши гендера.
Вообще ее взгляд на депрессию довольно интересен:
"Я рассматриваю депрессию как своего рода благотворную регрессию, как убежище, в стенах которого можно укрыться, подобно улитке, прячущейся в раковине. И там, в недрах временного небытия, отпустить поводья жизненной колесницы, чтобы дать возможность затянуться той самой душевной трещине, которая и послужила входными воротами для депрессии. Ну а что касается потери управления, то остается надеяться на внутреннее свойство, называемое интуицией, которое, как верный конь, не даст нашей душе сбиться с пути и найдет потерянную нами дорогу домой."
Я думаю, для страдающих от депрессии будет интересно прочитать эту книгу, глядишь, что-нибудь и отзовется. Не могу сказать, что у меня прямо озарение какое-то после прочтения, но подумать есть над чем.

Мэн-Букер объявила длинный список

Эта премия присуждается лучшим переводным книгам, переведенным на английский с другого языка. В этом году в длинный список вошли 13 книг (изначально отбирали из 155) – из них всего 4 женщины.

Ферранте, знаменитая итальянская писательница, чьи книги начнут выходить на русском языке этой осенью, пишет под псевдонимом и редко дает интервью.

Южнокорейская писательница Han Kang за свой роман «Вегетарианка», я долго вокруг него ходила, думая, стоит ли писать о нем в сообществе, мне он показался очень странным, но раз такое дело, напишу непременно.

Две французские писательницы, Мари НДийе и Мейлис де Керангал (об обеих я тут писала, и неоднократно, а вот на русском языке можно прочесть только де Керангал).

Впервые премия объединилась с премией газеты Independent и впервые ее начнут выдавать ежегодно. Ранее ее присуждали раз в два года и за все творчество всей жизни. Например, так в 2013 году премию получила Лидия Дэвис (в декабре ее рассказы вышли на русском языке), а в 2009 году Элис Манро.

Одна из судий, Тамима Анам, сказала, что «ее восхищает длинный список, потому что он отражает глобальный дух премии Man Booker International. Он разнообразен, не только в отношении количества представленных стран и языков, и тем, каким образом авторы применяют, расширяют и преобразуют форму романа».

Такое малое количество женщин, 4 из 13, как сказала Анам «отражает реальное положение дел, гендерное предубеждение, из-за которого переводят меньше женщин. Зато в отношении переводчиц у нас 8 женщин на 5 мужчин». “
Краткий список из 6 5ниг будет объявлен 14 апреля, и авторки и переводчицы получат по £1,000. Победительница будет объявлена 16 мая, премия в размере £50,000 будет поровну разделена между писательницей и переводчицей.

The Story of the Lost Child by Elena Ferrante (Италия), пер. Ann Goldstein
The Vegetarian by Han Kang (Южная Корея), пер. Deborah Smith
Mend the Living by Maylis de Kerangal (Франция), пер. Jessica Moore
Ladivine by Marie NDiaye (Франция), пер. Jordan Stump

Лайонел Шрайвер назвала "чушью" идею Камилы Шамси публиковать в 2018 году только женщин

http://www.theguardian.com/books/2016/mar/10/lionel-shriver-rubbishes-year-of-publishing-women-kamila-shamsie



Лайонел Шрайвер назвала предложение другой писательницы, Камилы Шамси, в течение года публиковать только женщин «чушью».

Свой провокационный призыв Шамси огласила в прошлом году (я переводила тогда дебаты вокруг этого предложения), при этом она сослалась на гендерный перекос при присуждении литературных премий, рецензий и даже пола ГГ в книгах, которые получают премии. «Всем пора устроить согласованную компанию, чтобы решить проблему такого дисбаланса», - написала она, предложив объявить 2018 год годом, когда будут публиковаться женщины, как раз будет сто лет с того момента, когда в Великобритании разрешили голосовать женщинам старше 30 лет.

Однако Шрайвер, выступая на конференции в честь Международного Женского Дня заявила, что это «чушь». «Зачем обращаться с женщинами особым образом, словно им нужна особая помощь и особые правила», - сказала она.

Шрайвер вспоминла, как получила премию Бейлис, которая тогда называлась премией Оранж, в 2005 году за свой роман «Нам надо поговорить о Кевине». «Для меня было менее значимым, что мне присудили премию Оранж. Это не то же самое ,что выиграть Букер. И большинство тех, кто эту получала эту премию, вам то же самое скажет: вы не даете половине людской расы подаваться на эту премию», - заявила она. «Зачем говорить так, будто нам нужна помощь, что мужчины должны выйти из комнаты, чтобы нам дали приз. Вот то же самое с идеей публиковать только женщин».

Другая выступающая, Сара Черчвелл, преподающая американскую литературу в Лондонском университете, сказала, что она не согласна со Шрайвер. Она считает, что «это необходимо, потому что мы еще не добились равенства. Когда мы добьемся равенства, то будет неплохо жить в мире, где такое не нужно», - сказала она.

«Равенство – это как раз борьба за то, чтобы к тебе не относились по-особенному, даже если такое отношение, как в случае с женщинами, называется льготами. Но мы не выиграем, если начнем притворяться, что гендер – не проблема. Мы просто вернемся в то состояние, где все это было невидимо, а мысли и опыт женщин будут просто теряться».

Шамси сказала, что выступление Шрайвер «полезно, потому что она возродила обсуждение темы пола и издательского дела, а это проблема никуда не ушла. Посмотрите на длинный список на премию Man Booker International – прекрасный список, но гендерный дисбаланс, как сказала одна из судей, отражает тот факт, что женщин меньше переводят».

«Любая писательница, находящая в своем уме, предпочтет выиграть, например, Букер, потому что он имеет больше значения… Это же всего-навсего женская премия».
Lionel Shriver
«В некоторых частях мира с женщинами обращаются как с собственностью... по сравнению с этим тот факт, что рецензий на книги, написанные женщин, меньше – это мелочь».
Lionel Shriver

«Самая большая проблема Лайонел Шрайвер и ее презрительными комментариями относительно Года издания женщин (YPW) заключается в том, что она не признает, что, будучи белой американкой, которая пишет по-английски, живет в Лондоне, получила образование в Колумбийском университете, она находится в намного более привилегированном положении, чем большинство писательниц. Как сказала сама Камила изначально, надо проследить за тем, чтобы YPW не превратился в год, когда публикуют молодых, гетеросексуальных, белых горожанок среднего класса», - сказала Смит.

«Сама идея заключается в том, чтобы мы признали разные перекосы, некоторые из которых почти невидны, и это значит, что любые книги, написанные женщинами, имеют меньше шансов быть переведенными на английский язык, а когда их переводят, они получают не такой же прием (в плане качества и количества) – как книги мужчин».

Издательница Tara Tobler, сказала, что их независимое издательство решило в 2018 году публиковать только женщин, и список уже готов. Она сослалась на статистику, по которой в 2014 году только 19% книг, переведенных на английский, были написаны женщинами и переведены женщинами, а 13% были написаны женщинами и переведены мужчинами. «Мы хотим найти новых писательниц или переводчиц из стран, где гендерный перекос сильнее, чем тут у нас», - сказала она.

Шрайвер сказала, что "я сама писательница, и это моя работа, но это очень маленькая проблема по сравнению с проблемами в других странах. В Саудовской Аравии женщинам нельзя водить машину. На Ближнем Востоке и в Африке с женщинами обращаются как с собственностью, и им сложно получить образование. Большая проблема – это вырезание женских гениталий. По сравнению с этим тот факт, что рецензий на книги, написанные женщин, меньше – это мелочь».