February 29th, 2016

Парагвай: Хосефина Пла

Хосефина Пла (Josefina Pla, 1903—1999) — парагвайская поэтесса, а также драматургиня, авторка романов и рассказов, литературная критикесса. Успешно занималась художественной керамикой.
Известна также как общественная деятельница, боролась за права женщин.
Хотя родилась на Канарах, критики связывают ее творчество с Парагваем, где она прожила большую часть своей жизни.
Получила ряд престижных наград, в том числе, орден Изабеллы Католической.
На русский переводилась только ее поэзия, и то немного, на английском ничего не нашле. Одно ее стихотворение было опубликовано в советской антологии "Поэзия Латинской Америки"

Все в зеркале берет начало

Все в зеркале берет начало

В озерной глади, равнодушной ко всему на свете,
гнилушка стала радугой, а туча — островком.
Все в зеркале берет начало.
В обманных небесах болота
высиживала ветка лунного птенца,
а птица без иглы и нитки шила паруса.

Все в зеркале берет начало.
Подмигивала рыбе фальшивая звезда,
и сочиняла музыку беззвучную луна.

И на рассвете путник в зеркало взглянул
и там себя увидел — призрак страшный:
косые скулы, впалые виски,
глаза — как водянистый студень,
и лоб, похожий на могильную плиту.
Он видел лишь лицо и позабыл про душу.
И стали с той поры подразделять людей
по цвету кожи и волос.

Влюбленные уже не верили друг другу,
заране ждали смерти старики,
и человек цветной лишился родины и братьев,
и продала красавица свою мечту.

Все в зеркале берет начало…


Перевод Н. Горской

Еще несколько переводов с сайта stihi.ru
"Как разомкнуть"
"Двери"
"Начало"


Читающие по-испански могут почитать в оригинале

Парагвай: Кармен Солер

Кармен Солер (Carmen Soler, 1924–1985) - парагвайская поэтесса. Участница коммунистической партии Парагвая (за что два ее стихотворения попали в антологию "Поэзия Латинской Америки").
В 1947 году присоединилась к социалистическому движению фебреристов, боролась против диктатора Мориниго. После окончания Гражданской войны 1947 года была впервые изгнана из страны. В изгнании начала писать стихи.
Впоследствии ее неоднократно сажали в тюрьму и высылали из Парагвая за противостояние следующему диктатору, Альфредо Стресснеру.
Стихотворения из советской антологии:

Обманутые
Его зовут, как человека: Гельман.
Он — «вождь» четверки тех бандитов,
что повели меня в тюрьму.
Высокий белокурый
ариец с именем арийским,
с широкою улыбкой
веселого ребенка.
Кто б мог подумать, как печально
его занятье:
держать в застенке женщин,
и рыться в их одежде и бумагах,
и красть стихи,
мои стихи!
Но если я полна лучей и света, —
пусть в песне вырвутся они!
Но если голоса во мне звучат, —
пусть в ветре эти голоса поют!
Обманутые!
Даже над моей могилой
услышите колокола,
зовущие набатом
к свободе вас!
Collapse )

Перу: Клоринда Матто де Турнер и Мерседес Кабельо де Карбонера

В статье о перуанской литературе нашла информацию о двух писательницах конца 19-го - начала 20-го века, которые стояли у истоков национальной литературы Перу.

"Первым (и на долгие годы единственным) индихенистским (FV - индихенистский - посвященный угнетению коренного населения) рома­ном не только Перу, но и всей Латинской Америки считается роман Клоринды Матто де Турнер (1852—1909) «Птицы без гнезда» (1889) с посвящением Мануэлю Гонсалесу Праде. Хотя это про­изведение и сохраняло во многом дух романтической школы, в нем было и нечто принципиально новое: во-первых, резкая критика феодальных пережитков в тогдашнем перуанском обществе; во-вторых, разоблачение конкретных виновников бедственного поло­жения индейца — попа, губернатора и местного старосты (касика), образующих своеобразный роковой «треугольник». Эта зловещая троица с некоторыми вариациями (например, помещик вместо гу­бернатора) будет впоследствии кочевать по многим индихенистским романам Перу и других стран, приобретая порой черты определен­ного литературного штампа. Темпераментная и искренняя в деле защиты индейцев, писательница, однако, была далека от полити­ческого радикализма и, стоя на просветительских позициях, счи­тала, что народ может быть освобожден лишь путем всемерного распространения грамотности и культуры.


Collapse )

Как я поняла, их произведения не переводились на русский. Однако о Клоринде Матто де Турнер есть интереснейшая статья в русской википедии.

Дженни Нордберг "Подпольные девочки Кабула" (Эксмо, 2016) - мои впечатления - 2

Продолжаю увлеченно читать - не оторваться, на самом деле.
Одно дело - абстрактные рассуждения о гендере и власти, другое - реальные и очень яркие иллюстрации из одной из самых патриархальных и сегрегированных стран мира.

Тут все видно как на ладони - и конструирование гендера (одежда, походка, поведение, но, прежде всего - отношение окружающих, которое либо позволяет вести себя свободно, либо запрещает практически все), и восприятие обществом, и вопросы саморепрезентации и идентичности.

Очень рекомендую для прочтения, потому что и написано увлекательно, интервью с живыми людьми, и прекрасно позволяет воочию увидеть функционирование гендера.

Кроме того, очень интересные вопросы Нордберг поднимает в плане понимания иных культур - насколько взгляд со стороны может не замечать очень много, что не соответствует стереотипам, "плоской" картинке в голове.

Очень интересна психология - и самих бача пош, которым ой как нелегко приходится, и их семей. Это разговоры с живыми людьми, их точка зрения, и Нордберг не смотрит на них сверху вниз, как на смешных и диких зверушек, что немаловажно, однако при этом приводит в тексте очень много отсылок к исследованиям патриархата, к истории, к социологии, это позволяет читательницам видеть объемную картину, видеть системность и исторические корни происходящего.

Фотографии я нашла на сайте http://theundergroundgirlsofkabul.com/

Это, как я понимаю, Мехран, дочь-сын Азиты.



В последующих главах, помимо Азиты и ее семьи, появляется очень много новых, ярких персонажек, которые показывают, что феномен "бача пош" - и распространен очень широко (по прикидкам одной докторки, в каждой школе есть 1-2 такие девочки), и имеет очень древнее, еще до-исламское происхождение, а цель, во многом - магическая - "притянуть" рождение сыновей.

Мы знакомимся с докторкой Фарейбой, управляющей роддомом в дикой глуши, местности, расположенной между позициями талибов и армией США, поэтому часто подпадающим под обстрел. Это образованная, сильная женщина, принявшая тысячи родом и оказывающая медицинскую помощь тем, кому иначе негде ее получить. При этом она называет себя эксперткой по рождению сыновей (у нее их трое), и обучает других женщин тому, как надо питаться, какими мазями мазаться и пр., чтобы рожать сыновей. ВОт так сочетается современное образование и древние верования. И "бача пош" - часть этих верований. Считается, что, если выдать одну из дочерей за сына, то женщина будет смотреть на "мальчика", видеть мальчуковую одежду, "привыкать" к сыну - и начнет рожать сыновей. Афганки убеждены, что это работает.

Впрочем, для деревенских женщин вопрос рождения сыновей - это вопрос жизни и смерти, потому что, если сыновей нет, они так и будут вынуждены рожать каждый год до ранней смерти (средняя продолжительность жизни афганских женщин - 40 лет; среднее количество ВЫЖИВШИХ детей - 6). Кроме того, женщины говорят, что дочерей можно рожать, только если муж попадется ХОРОШИЙ. Плохой будет избивать не только жену, но и дочерей.

Еще мы видим девочек из нищих семей, которые не рады тому, что их переодевают мальчиками, потому что для них это означает не игры в футбол, а тяжелый труд за гроши. Collapse )

Не могу не поделиться узнанным: Женщина, которая пишет, читает или цитирует поэзию - шлюха. По крайней мере, потенциальная.

Знаете, почему? Потому что поэзия - это все про любовь-морковь, романтику всякую. А любовь - это шашни и, страшно сказать, секс. Вот так разврат и начинается.

Продолжение следует.

Анонс: Диана Уинн Джонс "Зачарованный лес"

Скоро на русском выходит новая сказка Д.У. Джонс, которую я полюбила после "Ходячего замка Хоула".



Год издания: 2016
Издательство: Азбука

Аннотация: "Управляющий Борас встревожен: на планете Земля, во вверенном ему секторе случилось чрезвычайное происшествие. Мелкий служащий справочного центра на ферме Гексвуд самовольно запустил старую машину, способную моделировать реальность. Дело, казалось бы, пустяковое, но чутье подсказывает управляющему, что Правители будут очень недовольны.

Двенадцатилетняя Энн живет в поселке рядом с полуразвалившейся фермой Гексвуд. Странное местечко эта ферма. Присматривает за ней какой-то подозрительный тип, а с недавних пор к нему повадились гости: то фургон с непонятным логотипом, то преступного вида незнакомцы. И что-то уж совсем необычное происходит с окрестным лесом, в котором Энн знает каждую тропинку. Прежде реденький, невзрачный лесок, он теперь то и дело меняется, да и время в нем течет как-то по-особенному. Ко всему прочему в лесу неожиданно завелся замок с рыцарями и поселился волшебник по имени Мордион Агенос. Из своего прошлого Мордион почти ничего не помнит: вот разве только каких-то Правителей, которых он, Мордион, непременно должен победить. Кажется, его новая знакомая Энн тоже как-то с этим связана… Девочке и волшебнику предстоит вернуть утраченные воспоминания о чем-то очень важном. И, похоже, ответы на их вопросы где-то совсем рядом — ведь зачарованный лес подобен памяти".

Micheline Aharonian Marcom "Draining the Sea" (2008)



Мишелин Ахаронян Марком родилась в Саудовской Аравии в 1968, отец - американец, мать - армянка из Ливана. Она росла в Лос Анжелеса, но ребенка летом ее отправляли в Бейрут, в семью матери.

Действие ее первой книги, Three Apples Fell from Heaven (2001), происходит в Турции в 1915–1917и описывает геноцид армян. Вторая книга трилогии, The Daydreaming Boy (2004), принесшая ей литературные премии, говорит о пожилом мужчине, живущем в Бейруте, который в детстве выжил во время геноцида. При этом Бейрут 1960-х сам стоит на грани гражданской войны. Последняя книга в трилогии, Draining the Sea (2008), представляет собой яростную критику участия США в гражданской войне в Гватемале.

Это изучение последствий политического насилия, в котором гражданский конфликт в Гватемале 1980-х перекликается с геноцидом армян 1915 года. ГГ живет в Лос-Анжелесе, но постоянно вспоминает молодую женщину, индеанку, которую убили в Гватемале, и думает о своих бабушке и дедушке, переживших геноцид.