January 2nd, 2016

кот

Эстония: Сильвия Раннамаа

Сильвия Раннамаа [Silvia Rannamaa] родилась в 1918 году в Таллинне, в финско-эстонской семье. Закончила коммерческое училище для девочек, в 1943-1944 годах - два курса философского факультета в Тарту. Вышла замуж за журналиста и писателя Харальда Суйслеппа и сама занялась литературой. Перу Сильвии Раннамаа, прожившей долгую жизнь - 89 лет, принадлежат стихи, волшебные сказки, двухтомные мемуары, но наиболее она известна дилогией "Кадри" и "Приёмная мать" - о детстве в советской Эстонии.



Я всегда и в книжках читала и от людей слышала, что дети в нашей стране счастливые, что детство у них беззаботное. И разве это неправда? Анне Пууст очень счастливая, и другие ребята в нашем классе тоже. Только я одна несчастная. Живу в счастливой стране, а сама несчастная.

У Кадри нет родителей, её растит бабушка. Бедность чудовищная. При сцене, где Кадри оклеивает обрывками бумаги дощечки и ставит их на полку, как будто это книги, я аж прослезилась. В классе девочку травят, обзывают вонючкой, подозревают в воровстве... В общем, типичная золушка. И внезапно у неё появляется фея-крёстная: писательница Эльза. В качестве принца выступает Урмас, старший сын в многодетной семье алкоголика, выраженно созависимый. Как и большинство положительных героев в СССР, Урмас резонёр. У него всегда Кадри "сама виновата", нотация следует за нотацией. Да и Эльза, хоть и помогает финансово, и хлопочет за жильё, но тоже много времени уделяет всяческим "не унывать, не быть нытиком, старшие всегда желают добра, даже если таскают за косы"... Вообще советские правила человеческого общежития неуловимо напоминают кодекс созависимости. Но всё меняется, когда возвращается из эмиграции отец девочки.

А вот продолжение, "Приёмная мать". Кадри уже пятнадцать. Недавно она похоронила бабушку. Расчудесный папа тут же привёл красивую и богатую мачеху, а мачеха отправила падчерицу в интернат: какая-то она злюка, унылая, и вообще скоро свой ребёнок родится. Впрочем, и в интернате оказалось можно жить. Лучшие страницы посвящены тому, как казённая общага превращается для Кадри в настоящий дом, пусть и не родной. Прямо учебное пособие по установлению и соблюдению границ, которые то и дело пытаются проломить.

"Приёмная мать" имеет два финала - в одном происходит шуточный (в каждой шутке есть доля шутки) суд между мальчиками и девочками, причём первые проявляют чудеса софистики: например, их обвиняют в краже тетради со стихами. а они в ответ заявляют, что стихи пошлые, недостаточно коллективистские. Мне показалось, что в некий момент писательнице сделалось страшно от того, какими мерзавцами и мачистами оказываются один за другим эти советские ребята,  и она приторочила второй финал. Самый злостный хулиган героически спасает Кадри от вооружённых насильников и красиво умирает в госпитале после тяжёлого разговора с матерью-психопаткой, которая, кстати, и озвучивает известный дискурс: "Пусть бы и развлеклись с этой гулёной, не сахарная, не растает. А мой сын был бы жив!" Раздали маски кроликов, слонов и алкоголиков гегемонной маскулинности, "плохой" женственности и женственности хорошей, верной, обслуживающей, Кадри с благоговением напяливает последнюю маску. Но сюжет группы, сюжет девичьей дружбы, подружества - вот что в дилогии о Кадри незабываемо.
курение

Изменения в моральном климате на примере ghost story

Продолжаю знакомиться с небольшим сборником рассказов Генриетты Эверетт на английском. Чувствую себя вернувшейся в детство - читаю меееедленно и мучительноооо:)
Так вот, там есть рассказ "Водяная ведьма", который для меня оказался наглядной иллюстрацией к смене моральных критериев за прошедший век:) Рассказ 1920 года, автор родилась в 1878 году.
Collapse )

Ratika Kapur "The Private Life of Mrs Sharma" (2015)



Первый роман Ратики Капур, Overwinter, попал в длинный список на азиатскую литературной премию Man Asian Literary Prize. Индийский журнал Elle включил ее в список из 20 писательниц моложе 40, за будущими успехами которых надо следить. Живет в Нью-Дели.

The Private Life of Mrs Sharma

Ренука Шарма - верная своему долгу жена, мать и невестка. Она ведет хозяйство в скромной арендованной квартире в Дели,пока муж пытается накопить что-то, работая в Дубаи. Ренука работает на ресепшен в гостинице и мечтает найти для своей семьи место в Новой индийской мечте о кондиционированных торговых центрах и высокооплачиваемых работах в международных корпорациях, и жизнь ее идет по плану, пока однажды она не заговаривает со спокойным незнакомцем на станции метро.

Потому что, хотя Миссис Шарма придерживается традиционных ценностей, Индия вокруг нее меняется, и разве наступит конец света, если она немного выберется из своей раковины?

Книга месяца, январь 2016 - "Волчий зал" Хилари Мантел (Вулфхолл)

Завершено голосование за книгу месяца на январь 2016 года - http://fem-books.livejournal.com/955653.html

Победила Хилари Мантел!

Я для себя отметила еще и книгу, занявшую второе место - "Ведьма и инквизитор". Я постараюсь ее тоже прочитать и обсудить с вами.

Приятного нам всем чтения.

Почему важно разнообразие авторок/персонажек

Увидела на ФБ недавний пост о сабже, который понравился мне тем, что он вполне подпадает под тематику нашего сообщества. Делюсь:

Katya Kazbek (Ekaterina Dubovitskaya), 30 декабря 2015.

https://www.facebook.com/kazbek/posts/10153788712470941

Периодически встречаю у своих русскоязычных знакомых насмешливые посты о том, что "в Америке с ума сошли со своей толерантностью”. Обычно приводятся пародийные видео и статьи по поводу протестов в университете Миссури (не могу найти на русском адекватную ссылку о событиях, желающим готова объяснить суть в комментах), а также скриншоты из последних серий Саус Парка с директором по полит-корректности.

Хочу написать пост по теме, чтобы если что на него отсылать, потому что я нахожусь внутри ситуации, в университетской среде США, и меня довольно сильно перекашивает каждый раз, когда я вижу, как люди абсолютно этому всему сторонние выносят суждения. Позвольте я расскажу вам, что такое эта diversity, с которой мы тут так носимся на примере своего собственного образовательного опыта.

Так вот. Как многим здесь известно, я учусь на магистратуре Колумбийского университета по специальности “литературное творчество”. Выпускники программы становятся писателями, редакторами, лит. агентами, сотрудниками лит. журналов, и, конечно же, преподавателями предмета “литературное творчество” в школах и институтах. В силу специальности программа преимущественно американская по составу студентов: владеть английским в достаточной мере, чтобы на нем писать, мало кому везет за пределами англоговорящего пространства, ну а в Великобритании и Австралии своих университетов полно. Среди студентов преобладают белые американцы, с небольшим количеством латино-, афро-американцев и американцев азиатского происхождения, с вкраплениями канадцев. Еще, конечно, какое-то количество студентов из бывших колоний в южной и юго-восточной Азии, где с английским хорошо, ну и всякие аномалии, типа меня, — девочки из Египта, Турции, Коста-Рики, мальчик из Бангладеша, пакистанцы, китайцы, японка, финн, шведка. Разнообразие, короче, есть. Кроме того, женщин больше, чем мужчин, и много бисексуалов, а также высок процент геев и лесбиянок. Цисгендерность доминирует, но местами размыта.

Тем не менее, преподаватели у нас преимущественно белые, гетеросексуальные и большей частью мужчины. Книги, которые они задают — большей частью написаны белыми гетеросексуальными цисгендерными мужчинами. Нарратив, которые они знают, как писать — это вот такой извечный Филипп Рот, которого я, честно говоря, люблю, но уже не могу, и Джонатан Франзен, которого не люблю, не могу и не буду. Collapse )