December 22nd, 2015

Мадагаскар: Мишель Ракотосон

Мишель РакотосонМишель Ракотосон (Michèle Rakotoson) - журналистка, писательница и режиссерка. Родилась в 1948 году на Мадагаскаре в семье среднего класса, где господствовала протестантская и квакерская этика. Отец - журналист, мать - библиотекарша. В детстве проводила каникулы у дедушки, врача, жившего в небольшой деревне. Этот опыт отражен в ее первом романе - "Dadabé" (не переводился на английский).
В 1983 году уехала с Мадагаскара во Францию по политическим причинам. Во Франции изучала социологию и работала в различных журналах, радиопрограммах и на телевидении.
В 2010 году вернулась на Мадагаскар.
Как всегда, из франкофонной Африки трудно что-то найти, но в антологии "From Africa" прочитала один ее рассказ в переводе на английский - "The Ballad of a Shipwreck". Рассказа посвящен жизни беженцев от стихийного бедствия, которым власти оказались не в состоянии помочь. Грустная, конечно, история, несколько сотен человек находят убежище в церкви, продукты достать сложно, урожай на их полях пропал и что-то никаких перспектив, что дамбу починят и они вернутся к нормальной жизни. Собственно, этот рассказ является критикой неэффективного мадагаскарского правительства 1980-х.
Вот такой интересный момент: главный герой, пожилой мужчина, жалуется, что люди потеряли уважение к "Fihavanana". "Фихаванана" это такая философская идея в мадагаскарском обществе, которая означает, что ко всем окружающим нужно относиться, как к своей семье, в этом залог успеха социальных отношений. Звучит привлекательно, правда? Но если посмотреть, как сам этот персонаж относится к своей семье... Вот о жене он говорит, что она болтлива и сварлива, но достаточно стукнуть ее разочек, чтобы успокоилась. Как-то идея теряет свою привлекательность. Может, не надо "как к семье", может, лучше как-то по-доброму?
кот

Ксения Ефимова: "КотЭ" и "Котосправочник"



Сделала себе небольшой новогодний подарок: приобрела две книги из жизни фелисов-катусов. Я на них давно облизывалась. "КотЭ: о чём мечтает ваша кошка" посвящается приключениям отдельно взятого нахального рыжего кота и в шуточной форме даёт правила ухода за кошками.




Что же касается "Котосправочника", перед нами портреты кошачьих пород с краткими описаниями. каждое животное само себя хвалит или обращается к публике с вопросом, соответственно своему характеру. Вот, например, сибирская кошка:



А это более редкий в наших краях манкс:



Придумала и нарисовала эти книги художница по текстилю Ксения Ефимова. Все картинки взяты с её сайта http://www.kseniaefimova.ru. Дитя в восторге. Опознаёт нашего полосатого как сибирского по умильному выражению лица. Я считаю, что эти книги - хороший подарок к надвигающимся неотвратимо праздникам.

Мария Павлова: новогодняя книга "Елка, кот и Новый год"

Originally posted by jolly_ro at Мария Павлова: новогодняя книга "Елка, кот и Новый год"
У художницы Марии Павловой вышла новогодняя книга с иллюстрациями: "Елка, кот и Новый год" (ссылка ведет на Озон).

Вот несколько фотографий с книгой из Инстаграма художницы:



[Еще фото из Инстаграма художницы]Работы художницы, вошедшие в книгу:



Оригиналы иллюстраций написаны маслом на холсте. Картины с фоном стали иллюстрациями на весь разворот, а маленькие картины на белом фоне - виньетками для украшения текста.

Развороты книги рядом с оригиналами:








Ссылки по теме:

Инстаграм художницы: art_pavlova
Пост о Марии Павловой в этом сообществе: Мария Павлова: "Любовное письмо" и другие картины


Americanah, assorted

Оригинал взят у 802_11 в Americanah, assorted
Я прочла сразу несколько книг африканских и афроамериканских писательниц (Джемисин, Окорафор, Адичие) подряд, и черт возьми, бросается в глаза в первую очередь мета-вывод: они очень гордятся своим происхождением и искренне любят Африку.
Не разрывая тельняшку на груди, и без истерической абьюзерской любви (как вариант: апатичная, но неразрывная привязанность), которую мы много наблюдаем вокруг, но очевидно и сильно любят.
Я женщина без таких чувств к тем странам, где родилась и выросла, и я ощутила что-то похожее на зависть к ощущениям, которые не могу испытать (хорошо бы для этого чувства было отдельное слово, вроде саудаде).


Американа очень многослойная. Наверное, даже слишком? Очень уж похоже на жизнь — пока переживаешь текущее, забыла, что было 500 страниц назад. Ну да, там смешанный нарратив с перемежением прошлого и настоящего, пока они не сливаются в будущем. И две линии персонажей. И все равно это не то главное, что мешает воспринимать историю линейно.

А то, что Эфемелу — не та же самая женщина, которая уехала из Нигерии. И не та же самая женщина, которая уехала из США. Есть три разных Эфемелу. Но только один Обинзе. Интересно, почему нет ли тут фемизима.

Каждая страна проживания, и я знаю это из опыта, который не перестает меня удивлять, делает из тебя нового, другого человека. Не лучше и не хуже (хотя бывает и так), а другого. Может быть, это происходит не со всеми, но это произошло со мной. Это в общем-то логично, но все равно очень удивительно.
С тебя одновременно слетает шелуха ненужного на поверхности, и меняется что-то важное внутри, и Адичие показала это лучше кого-либо еще. Ты забываешь детали, ты забываешь социальные коды, ты забываешь словечки и маннеризмы, жесты, запахи, вкусы, текстуры, свет. Это происходит очень медленно. Ты вбираешь в себя гору других маннеризмов, вкусов, жестов, текстур. Это происходит очень быстро, и обезоруживает.

Ты теряешь себя, но в целом никого не приобретаешь взамен, со всеми людьми, с которыми ты общаешься, ты общаешься отныне через интерфейс чужой культуры, третьего, посреднического языка, иногда он толстая цементная стена, иногда он стеклянный, или тонкий слой латекса, но все равно ты тут (одна!), а они там.

Что касается того, что внутри, у каждой и каждого этот процесс свой, в зависимости от страны перемещения, в зависимости от себя.
Кстати, я часто пишу об отношении к мигрантам, но Американа вскрывает такие глубины, которые мне и не снились (в кошмарах). Это надо прочесть. Или слушать чей-то опыт.


Американа, наверное, важнейшая книга о нашем поколении номадов, которые снялись и перемешались.
Такая же важная, как Гроздья Гнева про депрессию или Чапаев и Пустота про 90е.

Американа про расу, про Африку, про США, но еще она про любую женщину, которая уезжала в чужую страну и оставалась там в безвыходном положении.

Кстати, безвыходное положение для женщины всегда имеет один последний выход — это продать себя. Умные люди наверное станут говорить, что не нужно себя продавать, не нужно иметь в виду этот выход, но как не иметь его в виду, когда вокруг всюду предложения продавать себя, явные и неявные. Можно быть очень духовной личностью, но бывают моменты, когда голод или страх берут верх над идеями. И тогда культура шепчет женщине, что у нее есть вот эта дверь.
Если туда пройти, то тебя раздавят, и от тебя больше ничего не останется. Но от тебя некоторым образом ожидают прохождения в эту дверь. У тебя же есть вагина. Ты экипирована для проституции. Есть люди, которые сделали это и не умерли. Есть люди, которые делают это каждый день! Работа как работа, говорят программисты, а уж они-то знают о работе всё.

Это тебя убьет, и Адичие ничего не скрывает, потому что Эфемелу все-таки умирает. Но в конце у нее есть шанс воскреснуть, и это не очень правдоподобно, но это радует.


Что почитать

Дорогие сообщницы, можете посоветовать книги с героинями/героями с fluid identity? Не обязательно и не только в смысле сексуальности и/или гендера. О людях которые не определяют себя через свою национальность, свой язык, свою профессию, своё хобби, свои отношения, свою внешность или свою память и комфортны в этом.
(Можно на русском, английском, немецком, французском)