November 22nd, 2015

Ирландия: Луиза О'Нилл "Лишь твоя навеки"

Об этой книге я узнала из сообщества, и так как антиутопия - один из моих любимых жанров, то не смогла пройти мимо. Прочитав аннотацию, сразу вспомнила "Рассказ служанки", и действительно, эту книгу часто сравнивают с книгой Этвуд. Наверно, все феминистские антиутопии будут сравнивать с "Рассказом". Некоторые даже говорят, что эта книга вторична; на мой взгляд, не более, чем "Дивный новый мир" по отношению к замятинскому "Мы".
Похожи ли книги? И да, и нет. Тоже постапокалиптический мир, тоже разделение женщин на сорта, тоже страшная судьба для тех, кто не годится ни в одну из категорий. Однако героини О'Нилл уже родились (точнее, были созданы) в таком мире, в отличие от персонажей Этвуд, чья жизнь резко изменилась во взрослом возрасте. Да и возможности сбежать у них вовсе нет: их мир - Ковчег, в котором остатки человечества скрылись от вод нового потопа.
Однажды в этом мире появились лекарства, позволяющие влиять на пол зародыша, и девочки просто перестали рождаться. Спохватились поздно, когда все женщины уже вышли из репродуктивного возраста, и генным инженерам пришлось заново создать женщин. При этом не упускать же возможность внести некоторые изменения? Новых женщин, ев, сделали идеально прекрасными.
"Ты сотворена идеально, но всегда есть место для улучшения", - это юные евы слышат рефреном на протяжении всех 17 лет их обучения в Школе. Их не учат ни чтению, ни математике, лишь считать калории, подбирать цвета в одежде, сравнивать себя с другими и сохранять красоту при помощи диет и спорта. Ну и, конечно, постоянная идеологическая обработка:
"Толстые девушки отвратительны. Толстые девушки ленивы. Никто не полюбит толстую девушку."
"Толстые женщины уродливы. Старые женщины уродливы."
"Злость уродлива. Хорошие девушки не злятся."
"Плач уродлив. Ни один мужчина не захочет девушку, которая плачет."
"Хорошие девочки не повышают голос. Хорошие девочки не злятся. Контролируйте себя."
"Слишком много думать вредно для красоты. Ни один мужчина не захочет спутницу, которая слишком много думает."

Каждый год производится новая партия ев, численность которой в три раза больше, чем количество родившихся в этом году мальчиков. Когда евы пройдут обучение, каждый юноша выберет себе спутницу (companion), которой суждено рожать ему сыновей и быть "снятой с эксплуатации" в 40 лет. Это наиболее желанная судьба для любой евы. Большинство остальных девушек станут наложницами (concubine), они не принадлежат какому-то конкретному мужчине, а выполняют роль проституток. Немногочисленные евы, которые не понравились никому, попадают в категорию непорочных (chastity), которые проведут всю свою жизнь в стенах Школы, обучая новые поколения ев. Непорочные бывают не в каждом выпуске, мало кто становится непорочной добровольно, это крайний вариант для тех, кого  не выбрали ни в спутницы, ни в наложницы. На этом все возможные варианты судьбы евы исчерпываются. Хотя есть еще один - провинившиеся отправляются в жуткое Подземелье и становятся подопытными кроликами для экспериментов генетиков.
Вот в таком мире была создана главная героиня фрида и ее подруга изабель (имена ев пишутся с маленькой буквы, в отличие от мужских имен). События в книге начинаются в их выпускной год, когда конкуренция между девушками максимально обостряется. В это время изабель набирает лишний вес и подвергается травле со стороны одноклассниц, и ее дружба с фридой оказывается под угрозой из-за загадочного и странного поведения изабель.
Сюжет спойлерить не буду, лучше приведу еще один интересный факт о мире этой книги. Гомосексуальность была уничтожена путем выявления и устранения "дефектных генов", так что "аберранты" больше не рождаются. Однако, информация о том, что еще не так давно существовали женщины-"аберрантки", тщательно скрывается от ев, чтобы им и в голову не пришло ничего подобного. По этой же причине введена Изоляция в ночное время - каждая девушка должна находится в своем кубикле, и посещения чужих кубиклов строго запрещены. Считается, что если евы узнают о такой возможности, весь установленный порядок полетит к чертям.
И еще: слово на "ф" в этом мире - ругательное слово.
Look

"Лекарство от послушности" Ксения Драгунская

Мне кажется, я впервые прочла о Ксении Драгунской как раз в этом сообществе, и вот, увидев симпатичное издание ее детских рассказов, выпущенное недавно Махаоном, я купила и прочла с огромным удовольствием. Рассказы далеко не все, и не новые, но они безобразно мало известны широкой публике.




Ксения Драгунская не стала героиней рассказов своего отца, за исключением собственно факта рождения, и когда выросла и стала писательницей, сама написала о своих приключениях в детстве. Частично выдуманных, конечно, смешных и жизнерадостных.


Итак, из рассказов Ксении Драгунской вы узнаете что она была такая забывчивая, что забыла пойти в первый класс и сразу пошла во второй, и как она корчила рожи так, что учительница испугалась и уехала в Америку, и как она почти доехала на велосипеде на море с хулиганом, и как была очень противная пока не повстречала совсем противных старушек, и как у них в школе был клуб интернациональной
дружбы и многое другое, чего бы никогда не узнали, но может быть, тоже придумали.

Помимо как бы воспоминаний можно прочитать множество чудесных маленьких историй - веселых, абсурдных, ироничных, чуть грустных, и очень светлых. После них мир кажется чуть лучше, и наступает странное чувство «вот, так все и должно быть». Ежики превращаются в ананасы и обратно, собаки разговаривают в Крайнем Случае,
строгие учительницы вспоминают что они были юными безобразницами, или
просто перестают ругаться на детей в школе и находят свое настоящее призвание - капитанов дальнего плавания.

Рассказы Ксении Драгунской полны живых и настоящих девочек и мальчиков, маленьких и взрослых. В каждом взрослом живет ребенок, которым она когда-то была, в каждом ребенке — будущая взрослая. И хотя мир рассказов полуфантастический, проблемы героинь вполне реальные и нам знакомые. Даже если доведены до абсурда. Потому что часто далеко вести до абсурда не нужно.

из "Крайний случай"
В воскресенье многие мамы любят ходить в гости или куда-нибудь по делам. У
них такие особые, мамские дела, которые только по воскресеньям
делаются. В общем, мамы по воскресеньям часто куда-то деваются. Поэтому в
воскресенья повсюду бродят беспризорные папы с детьми. И мама Мити тоже
утром уехала по делам. А теперь вернулась. Митя и папа видят - мама на
своём мотоцикле мчится. Затормозила так лихо, поднялась на одно колесо,
опустилась, остановилась и говорит:
- А это что ещё за чудовище?
- Это собака, - сказал Митя. - Ей жить негде. Правда, на пойнтера похожа?
- По-моему, её прадедушка - эрдель, - сказал папа.
- Обыкновенная бородатая дворняга крупных размеров, - решила мама.
Собака
повернулась и пошла прочь такой несчастной походкой, что было сразу
видно - это идет дворняга, бедняга, бродяга и бедолага.


из "Мама и Рыжий Король"
– Ой, мам, ты куда девалась-то? Мы уж и в милицию звонили, и в «Скорую помощь», и пожарным. А папа в обморок упал. То ли от волнения, то ли от голода.
– Как от голода? Я же вам суп сварила!
– А мы его налить не можем! Из половника я антенну для марсианского корабля сделал, крепко прикрутил, теперь не откручивается.
Стала мама половник от стиральной машины откручивать, Никиту супом кормить, папу от обморока лечить. Рыжий король ждал-ждал, а потом загрустил и улетел один в своё весёлое королевство. Теперь он часто смотрит в подзорную трубу на дорогу и вздыхает. Но вздыхать ему осталось совсем чуточку! Потому что мама уже обещала Никите и папе, что, если они будут хорошо себя вести, она возьмёт их в гости к рыжему королю в весёлое королевство. И Никита с папой изо всех сил стараются вести себя хорошо.

Иллюстрации Надежды Бугославской я
вообще люблю, но бывают что они просто хороши, а бывают - попадают
совершенно точно в текст. И вот в этой книге, Лекарство от послушности
именно тот случай, когда иллюстрации идеально соответствуют тексту, его
настроению, его тональности.

Вупи Голдберг выпустила книгу про отношения - октябрь 2015

If Someone Says "You Complete Me," Run!: Whoopi's Big Book of Relationships
by Whoopi Goldberg



Остроумная, провокационная, писательница бестселлеров, ведущая, Вупи Голдберг, объясняет, почему брак - не для всех, что жить одной можно счастливо, и что жизнь, которой вы сами хотите жить, вовсе не должна быть жизнью, которой от вас ждут окружающие. Самое важное - понять, кто вы, и что вас радует.

Как говорит Вупи: "Трудно по-настоящему понимать цели другого человека, но если вам кто-нибудь говорить: Ты меня дополняешь - БЕГИТЕ!"

О феминитивах

Это не совсем вполне по теме сообщества, однако такого рода вопросы и дискуссии в сообществе возникают, ну и написано так великолепно (maiorova же!), что, надеюсь, вы получите удовольствие от прочтения.

Оригинал взят у maiorova в О феминитивах
Необходимое предуведомление: не будучи связана с филологией ни профессионально, ни дилетантски - ничем, кроме сердечной любви, излагаю только собственные соображения об этом животрепещущем предмете - феминитивах. То есть женского рода понятиях, парных маскулинативам - понятиям мужского рода. Так что заметку мою можно озаглавить "В сотый раз о врачихе и инженерке".

Какие аргументы используются против феминитивов чаще всего? Я бы разделила их на три группы, и первую, самую крупную обозначила бы как претензии к благозвучию. Точнее, к его отсутствию. Так с этой точки зрения логично слова "дружище", "жужелица" и "ГИБДД" вообще воспретить и  изъять из словарей. Что поделать, русский - не гавайский и не итальянский. Кстати, об этом последнем. Когда я посещала семинар по реабилитации наркозависимых, который проводили итальянские специалисты,  один экспансивный сицилиец был очарован и заворожён нашими причастиями. Особенно его потрясли "прощающиеся" и "вращающиеся". Две недели шёл семинар, и две недели бравый нарколог заучивал эти сладостные слова.

- Как? - восклицал он. - Как? Шчаю - шчу - сья? Импоссибиле, колоссале! Шчаю - шчу - сья?
Переводчица нервно усмехалась:
- Антонио, давайте со мной: щаю-щие-ся!
- Вот "со мной" я понимаю, - говорил печально Антонио, - практически "сьямо ной". А шчаю-шчие-сья я не понимаю.

А дон Витторио вздрогнул при слове "хрящ". За ругательство принял.

И ещё о благозвучии. Однажды моей дочери понадобилась консультация гастроэнтеролога. В поисках врача (феминитив подставьте сами) этой редкой профессии я зашла на форум Littleone и всё никак не могла понять, кто такие гиня и педя, в изобилии упоминаемые на его страницах. Оказывается, женщина-гинеколог и женщина-педиатр соответственно. Нет, гиня ещё туда-сюда, но педя! Педя, дамы и господа! Живых людей, пусть и за глаза, называть педями... Он - педиатр, а она - педя, а? Хотя дипломы одинаковые. Он шесть лет учился на педиатра, а она, оказывается,  - на педю... Язык, как и природа, не терпит пустоты. Если у нас не будет работающего корпуса феминитивов, на их месте порастут тернии жаргонизмов. И мы утонем в гинях и педях.

Второй аргумент: феминитивы чужды русскому языку. Пусть в польском, в чешском, в украинском, в белорусском они вольготно расположились издавна, русский не может себе их позволить. А почему баронам можно, а нам нельзя? - возникает вопрос. С удовольствием выслушаю ваши соображения по этому поводу. Со своей стороны,  сошлюсь на статью, описывающую  многочисленные русские феминитивы XIX-XX веков:

Вот примеры из "Дамского журнала": "О Гиппархии говорит Диоген, как о славной философке и трагической стихотворице" (1824, № 16); "До сих пор очень мало известно художественных произведений сей живописицы", "Сия знаменитая виртуозша, отъезжая из Москвы, давала свой прощальный концерт" (1828, № 1); "Московские практикантши, кажется, превзошли своим искусством идеи теориста автора" (1828, № 5). Подобные наименования - результат языковой привычки: называть женщину личным существительным женского же рода.

Значит, была такая привычка? Почему же, потом отвыкли?

А вот соображения знаменитого лингвиста Дмитрия Лихачёва на тему женских названий профессий:

А женский род должностей или жен должностных лиц? Когда говорят «генеральша», ясно, что это о жене генерала. А «докторша»? – Что это такое: жена доктора или сама доктор? Можно ли сказать «докторша наук» или «кандидатша»? Я думаю, что правильно за последние годы почти исчезло «докторша». Иногда шутливо говорят «докторесса», но не шутливо повторят «поэтесса», а я думаю, что о женщине-поэте, если она настоящий поэт, следует говорить «поэт», а не «поэтесса». А. Ахматова это слово ненавидела.
Но вот еще один вопрос. Чехи говорят «чиновничка» вместо «женщина-чиновник». По-русски сказать так нельзя. Мы говорим «секретарша», а не «секретарка». Почему же в Москве появилось словцо «швейцарка»? Уж лучше бы «швейцарша», если не «швейцар».
По-видимому, только старые женские профессии сохраняют и будут еще долго сохранять женский род – «парикмахерша», «маникюрша», «кухарка», но в целом постепенный отказ от женского рода в названиях профессий – процесс естественный и не режущий уха.


Это Лихачёв, уважаемые  читательницы и читатели! Лихачёв, чьи познания равнялись Эвересту! Приводя список "старых женских профессий", он  перечисляет всё те же феминитивы: соответственно от "парикмахер", "маникюрщик" (правильнее будет "маникюрщица"), "кухарь". Чем же старые женские профессии отличаются от новых? Своей направленностью на обслуживание. Своей непрестижностью. Недаром, по мнению Лихачёва, поэтессой женщину можно назвать, только если её стихи дурны. Поэтесса - это ненастоящий поэт. Сюда подвёрстываются и другие некомплементарные феминитивы: машинист - машинистка, техник - техничка, профессионал - профессионалка. Да-да, назвать женщину профессионалкой - оскорбление, профессионалка есть синоним проститутки.

И наконец, аргумент №3: а мне не нравится! Меня передёргивает! Не соответствует моему чувству языка! Для меня чувство языка, что бы под ним ни подразумевалось, - это скорее вопрос, а не ответ.
Почему спортсменка не оскорбляет чувство языка, а бизнесменка и конгрессменка оскорбляют, и ещё как?
Почему инженерша, докторша, профессорша и офицерша - это жёны, а парикмахерша, вахтёрша и, вообразите,  стриптизёрша - не жёны?
Почему шахтёрка или комбайнёрка не режет ухо, а режиссёрка, дирижёрка или  шофёрка - режут?
И как быть с психологом? По аналогии с многострадальными гиней и педей - наверное, психичка, психушка, псишка. Психологиня симпатичнее звучит, вы не находите?