September 16th, 2015

кот

Кипр: рассказы и рассказчицы

Продолжаю знакомство с антологией повестей и рассказов Кипра «На земле Афродиты», изданной «Радугой» в 1989 году.



Мария Пилиоту, «Кукольная фабрика» - описание потогонного производства глазами его сотрудницы. Странноватая история: вроде бы об эмпауэрменте, о победе над системой, но остаётся чувство тревоги...

Элли Пеониду, «Чудак Жюль и его дома» - зарисовка на три страницы. Тема, увы, актуальна не только для Кипра: сносят старые уютные дома и строят огромные многоэтажные комплексы. Все аплодируют. И только старый чудак Жюль фиксирует уходящую натуру на холстах. Что с него взять, иностранец.

Элени Теохарус, «Труппа» - пленительно написано, стилистически, наверное, лучшее в книге, но вообще ничего не понятно, начиная с имён действующих лиц. Почему действие происходит в общаге? Откуда взялись пёс и котёнок? Кто такой чужеземец и что ему нужно? Сплошные загадки.

Мария Руссья, «Соседки» - набросок межкультурального общения чопорной англичанки и киприоток, которые пришли с пренеприятнейшим известием. Настоящая трагикомедия, почти фарс о национальных характерах, privacy и соборности :): "У нас так заведено - встал утром, взгляни сначала на соседа, а потом на солнце..."

Эвгения Палеологу-Петронда, «Демонстрация» - образец эмигрантской литературы. Писательница родилась и выросла в Египте, в Александрии, и рассказ посвящён народным волнениям в этом городе. Вернее, не рассказ, а отрывок из биографического романа, посвящённого деду. Немало конъюнктуры, казённых восторгов, но охота узнать, чем закончилась забастовка и что дальше случилось с семьёй.

Иви Мелеагру, «Немая роль» - многодетная домохозяйка работает под радио и, наслушавшись новостей да сопоставив факты, впадает в тяжёлую депрессию, ложится с тёмную комнату. Ибо нечто надвигается. Всё те же бодрые рекламные джинглы, а вести чем дальше, тем мрачнее. Безоговорочное первое место.

Ианти Теохариду, «Белые перчатки» - наименее вразумительный рассказ из перечисленных. Попахивает стокгольмским синдромом. К молодому греческому партизану приходит незнакомая турчанка и предъявляет обвинение в гибели своего жениха. Задумалась, что турецкого голоса в сборнике нет. А жаль.

Из тридцати семи произведений девять — женские, почти четверть. По-моему, результат неплохой!

Памела Трэверс "Московская экскурсия"

О знаменитой Памеле Трэверс в сообществе уже писали.

"Однако первой книгой Трэверс была вовсе не «Мэри Поппинс», а – о поездке в СССР «Московская экскурсия», в том же 1934 году (но несколько месяцев раньше, чем «Мэри Поппинс»; первые главы были опубликованы в 1933 году в журнале The New English Weekly). Она приезжала в Советский Союз в 1932 году в составе делегации английских тред-юнионов (профсоюзов). Книга осталась незамеченной не только в СССР, но и в Англии.
Трэверс пыталась понять, почему манипуляции большевиков массовым сознанием смогли изменить огромную страну. Ответ она находит в русском театре, где её поражает умение аудитории отдаться иллюзии:
«Сидя в русском театре, начинаешь понимать, как советскому государству удалось довести страну до крайности: добавьте к природной тяге к актёрству непрекращающуюся пропаганду и бесконечные плакаты и вы сможете приручить человека к нынешнему режиму. Афиши, громкоговорители и личная склонность всё превращать в театр способны убедить любого, что он играет ведущую роль в большевистском пышном спектакле и что без его участия вся сценическая конструкция Советской России обратится в руины. Ленин обнаружил, что медведи могут плясать, а Сталин догадался, как вдеть им в носы кольца, чтобы водить по улицам. Но не скрывается ли где-то там, за всей этой хитроумной эксплуатацией, желание самого медведя, чтобы его водили? Не по собственной ли воле люди выбрали тиранов, которые подыгрывают их самым глубоким инстинктам и освобождают от необходимости думать самостоятельно?»"

Взято отсюда, по ссылке много цитат.

Элен Берр "Дневник"

Из интервью переводчицы Натальи Мавлевич:

"Если говорить о запросах, то сейчас многие предпочитают читать документальную прозу. А мне в последнее время очень интересно ее переводить. Вот и сейчас я пытаюсь уговорить одно издательство напечатать "Дневник" Элен Берр, который опубликовали несколько лет назад во Франции.
Элен Берр – это девушка лет двадцати с небольшим, из обеспеченной еврейской семьи. Французы называют ее своей Анной Франк. Дневник начинается с того, как она пошла в гости к Полю Валери, и он ей подписал книгу. Чудесная погода, она идет по Люксембургскому саду, красивая, образованная, занимается английской литературой. А вскоре ты понимаешь, что это 1941 год, оккупированный Париж.
Потом наступает день, когда надо надевать желтую звезду, и что-то меняется в этой девочке. Затем, конечно, ужас происходящего нарастает. Мир для Элен делится на две части. Она сама живет среди тех, кто в этот ужас вовлечен. Людей хватают, везут в пересыльный лагерь, потом они пропадают совсем, ходят страшные слухи. А рядом другие люди живут своей жизнью. Нормальную жизнь отменить нельзя, ничего не закрыто – кафе, рестораны, музыкальные салоны. Одни не знают, другие не хотят знать о страшном. Элен пишет дневник-свидетельство, чтобы объяснить, открыть глаза. Иногда кажется, что это написано сейчас. Она не может простить нацистам того, что они заставляют ее ненавидеть. Она воспитана так, что не может ненавидеть.
Ближе к концу это уже совершенно другой человек. Свой дневник она отдает кухарке, чтобы та его сохранила. Арестовывают всю их семью весной сорок четвертого года. В лагере Элен болеет тифом, а за два дня до освобождения Парижа охранница забивает ее до смерти. Такого нельзя придумать, это просто сюжет для Модиано, который написал предисловие к этой книге."

И еще статья об этой книге

Барбарэ Джорджадзе

Барбарэ Джорджадзе"Почему-то грузинские учебники до сих пор молчат о том, что произошло в 50-е годы позапрошлого века в Грузии. А именно: о том, как грузинские женщины, скромницы, тихони и домоседки стали подавать голос, требуя места под солнцем. Сначала это было просто стремление к официальному образованию, потом дамы захотели стать преподавательницами. Неслыханная, конечно, дерзость. О, это было поотрясение нравов, открывшее самую настоящую войну полов. И оправились после него не все, некоторые достойные, казалось бы, мужья, так и остались сильно «контуженными». Увы, немногим благодарным потомкам известны взгляды на «женский вопрос» некоторых гуманистов.
Давайте я расскажу о княгине Барбарэ Джорджадзе – писательнице, поэтессе, публицистке и родоначальнице грузинского феминизма.

“Испокон веков мужчины поносили женщин и поносят по сей день. Все мыслимые и немыслимые пороки приписывали они своей подруге, дабы очернить и унизить ее.... Зато сам, окрыленный гордыней, завладел всем вокруг: .... я Господин и все в моей власти. А женщину он полностью поработил.... Даже в семье он оставил за собой все преимущества, принизив труд женщины и понося ее же – и дура ты безмозглая.... настоящим чувствам неспобна, лжива и коварна, а еще к изменам склонна... Однако, даже такое жестокое подавление не убило в наших женщинах талант и разум... Кто же у нас заботился об образовании детей, обучал их грамоте, если не женщины, ведь мужчины в это время воевали? Именно через женское старание и труды было сохранено и донесено до наших дней все богатство грузинского языка... Пора нашим мужчинам обуздать свою высокомерную гордыню и предоставить своим сестрам равную возможность образования и развития»”
— отрывки из письма Барбарэ Джорджадзе "Несколько слов в адрес молодых людей"
В свое время эта публикация стала настоящим скандалом, надолго приковав к себе внимание общественности. Княгиня умела поразить словом в самое сердце."

Статью читать здесь
cell

Cynthia Voigt - Tillerman Cycle

Ни разу не sf и даже не f, но больно уж чудесные книги - недавно про них вспомнила.

Homecoming (Tillerman Cycle, #1)Homecoming (Tillerman Cycle, #1) by Cynthia Voigt


В семейсте Тиллерманов (мама, Дэйси - 13 лет, Джеймс - 10 лет, Сэмми - 6 лет, Мэйбет - 9 лет) все хорошо. Ну папа ушел после рождения Сэма, бывает, дети, кроме Дэйси, его и не помнят. Ну живут они в нищете в развалюхе на задворках города, случается. Ну мама все время печальна и ведет себя очень странно - со взрослыми и не то бывает. Они вместе, жизнь продолжается, все идет своим чередом...

...до поры. Однажды семейство отправится на разваливающейся машине в Бриджтаун, навестить тетушку, и где-то на второй день пути мама оставит их в машине на стоянке универсама, выйдет ненадолго... и не вернется. Никогда больше.

А дальше Дэйси, из старшей дочери внезапно ставшая просто Старшей, соберет свое потрепанное маленькое войско и отправится с ними в великий крестовый поход через полстраны - к той самой тетушке, которая, быть может, приютит. Пешком, без денег, снаряжения и плана, через голод и холод и изнеможение, отбиваясь от назойливого внимания некоторых дружелюбных взрослых и недоброго внимания других. С надеждой на то, что в финале их будет ждать дом, а дома, конечно - мама.

(Так, увы, не бывает).

Дальше будет еще много всего - и в этой книге, и в следующих книгах цикла (я читала только вторую, Dicey's Song, про то, как Дэйси пытается снова привыкнуть к роли ребенка, поверить в опекающих взрослых, и просто в некоторое базовое дружелюбие мира; остальные должны быть тоже хороши) - про мучительное взросление, про душевные болезни, про уничтожающую бедность, про боязнь привязанности, про то, что взрослые тоже иногда не могут, не справляются, боятся и проигрывают. И, конечно же, про любовь - ту самую, которая долготерпит и милосердствует.

«Поймай падающую звезду. Антология современного сербского рассказа»

«Поймай падающую звезду. Антология современного сербского рассказа»
«Поймай падающую звезду. Антология современного сербского рассказа»

В антологию современного сербского рассказа вошли произведения наиболее значимых в Сербии мастерок "малой прозы": Светланы Велмар-Янкович, Виды Огненович, Милицы Мичич-Димовской, Васы Павкович, Любицы Арсич, Горяны Чирянич, Елены Ленгольд. Опираясь на национальную традицию, писательницы создают прозаический универсум, отражающий все существующие перспективы и разнообразие идеологий конца XX — начала XXI вв. Издание адресовано ценителям малой прозы и современной сербской литературы.

Dana Walrath "Like Water on Stone" (2014)



История выживания двух сестер и брата в геноциде армян 1915-го года, рассказанная с помощью магического реализма и верлибра.

Живущий за Анатолией в армянских высокогорьях Шахен Донабедян мечтает уехать в Нью-Йорк. Его сестра-близняшка Соси никуда уезжать не хочет, особенно сейчас, когда она влюблена. Их отец, дружащий с турками и курдами не отпускает Шахена, но когда оттоманские паши начинают реализовывать свой план по уничтожению всех армян, у близнецов не остается выбора.

Оставшись сиротами Шахен и Соси бегут в горы, неся на руках свою младшую сестренку, Мариам. Шахен скрывает от сестер судьбу родителей. За детьми присматривает орел по имени Ардзив - а они прячутся днем и бегут ночью вдоль кровавых рек и через высокие хребты.

I.W. Gregorio "None of the Above" (2015)



История о девушке-подростке, которая узнает, что она родилась интерсексуальной, а также о том, что произошло, когда об этом узнала вся школа.

Когда Кристин Латтимер выбирают королевой школы - это еще один шаг к идеальной жизни, которую она старательно создает, уже добившись стипендии для учебы в колледже, и найдя бой-френда, в которого она безумно влюблена. Настолько, что она решает, что готова заняться с ним сексом.

Однако первый раз протекает совсем не так, как она планировала, а врач раскрывает ее тайну: она интерсексуальна, т.е., хотя внешне она выглядит как девушка, набор хромосом у нее мужской, не говоря уже о половых органах.

Кристин достаточно сложно осознать, что все, что она о себе знала до этого, оказалось неправдой, однако, когда вся школа узнаето ее диагнозе, ее жизнь меняется необратимо.

Chinelo Okparanta "Under the Udala Trees" (сентябрь 2015)

Новая книга Чинело Окпаранты выйдет 22 сентября.



Книга о том, как опасно жить и любить открыто, основанная на истории и фольклоре Нигерии.

Иджеома становится совершеннолетней одновременно с тем, как ее страна обретает независимость. Ей исполняется 11 лет, когда начинается гражданская война. Отосланная от семьи в безопасность, она встречает другого перемещенного ребенка, и они влюбляются друг в друга.

Проблема не только в том, что они принадлежат к разным народам. Проблема в том, что они обе девочки. Когда об их любви становится известно, Иджеома учится скрывать эту часть себя. Но жизнь во лжи тоже имеет свою ценк.

На примере жизни одной женщины роман изучает обретение Нигерией своей идентичности. Он дажет надежду на будущее, в котором ГГ сможет жить в правде и любви.

Виолетт Ледюк "Тереза и Изабелль" (1966) - вышла в переводе на английский в июне 2015

Thérèse and Isabelle by Violette Leduc, переводчица - Sophie Lewis



История двух влюбленных школьниц, впервые напечатана в 1966 году, но тогда подверглась цензуре из-за откровенного описания юных лесбиянок. Летом 2015 впервые на английском языке вышел перевод оригинала, удивительное изображение женской сексуальности и желания.

Виолетт Ледюк (1907–1972) называют "самой великой из неизвестных писательниц Франции". Ею восхищались Жан Жене, Натали Саррот и Альбер Камю. Симона де Бовуар очень рекламировала скандальную автобиографию Ледюк, La Batarde (1964).

Кюн-Сук Шин "The Girl Who Wrote Loneliness" (сентябрь 2015)



2 дня назад вышел на английском языке новый роман корейской писательницы Kyung-Sook Shin, самый автобиографичный в ее творчестве.

Одинокая, скучающая по дому девушка-подросток приезжает в Сеул, чтобы днем работать на фабрике, на конвеере по сбору стерео-систем, а по вечерам учиться в вечерней школе (ее семья слишком бедна, чтобы девочка могла продолжать учиться, не работая, а сама она мечтает стать писательницей).

История взросления на фоне Южной Кореи 1970-х, темы эксплуатации, угнетения и урбанизации. Девушки вроде ГГ оказались на самом дне новой социальной иерархии, забытые и игнорируемые.

В Южной Корее этот роман называют одной из самых важных книг десятилетия.