August 23rd, 2015

Alicia Yánez Cossío "Bruna and Her Sisters in Sleeping City" ("Bruna, soroches y los tios")

Авторка: Alicia Yánez Cossío (Алисия Янес Коссио)
Название: "Bruna, soroches y los tios" ("Bruna and Her Sisters in Sleeping City")
Год издания (на испанском): 1971
Страна: Эквадор
Роман написан в жанре, характерном для латиноамериканских писательниц. Иногда его называют "магическим реализмом", но мне это название кажется не вполне удачным. Это создание мира, в котором граница между реальным и нереальным "плывет", обыденное соседствует со странным, а странное - с совершенно невероятным. Когда писательница сообщает, что у каждого жителя спящего города во дворе растет фамильное древо - это надо понимать как аллегорию или нет? А если она говорит, что под фамильным древом может собачка нагадить? Сложно сказать :)
Итак, место действия - спящий город, расположенный высоко в горах, жители которого временами страдают от приступов soroche - горной болезни, погружающей их в сон. В большом старинном доме живет Бруна вместе со своей родней - живой и не только. Тетушки Каталина и Кларита - живые, дядюшка Франсиско - срединка-наполовинку, а кроме того в доме незримо присутствуют и другие родственники и родственницы, трагические, трагикомические и просто комические персонажи, с которыми у Бруны тоже складываются своеобразные отношения.
Например, любимая ее родственница - прародительница Мария Ильякату, дочь индейского вождя, принесшая своему мужу, прибывшему из Испании голодранцу, богатое приданое, которое и составило его состояние, и трех сыновей, от которых и пошел весь многочисленный род, но вычеркнутая из семейной истории за свою индейскую кровь.
Время действия такое же неопределенное, как и место. Взросление Бруны приходится на эпоху, когда уже появляются самолеты - то есть, никак не раньше начала 20-го века. В то же время, ее дед по матери - епископ, который жил в середине 18-го века. Что-то никак не сходится... Но кто знает, как течет время в спящем городе?..
Кстати, у ее деда-епископа было 245 сыновей (и неизвестно сколько дочерей) - он основал воинствующий орден для борьбы с коварными масонами из детей, рожденных от него прихожанками. (В очередной раз замечаю, что латиноамериканки обожают прикалываться над католической церковью :) ) И он не единственный в семье отличался особой духовностью. В тетушку Каталину, например, время от времени вселялся дух Джироламо Савонаролы. В общем, семейка та еще, каждый и каждая - со своей безуминкой.
В каком-то роде это и семейная сага - писательница знакомит нас со многими поколениями этого эксцентричного семейства. С другой стороны, это и coming-of-age история - в конце повзрослевшая Бруна, совершив непростительное преступление, покидает спящий город, и он бесследно исчезает за ее спиной, как будто его и не было никогда.

María Nsué Angüe "Ekomo"

Авторка: María Nsué Angüe (Мария Нсуэ Ангюэ)
Название: "Ekomo" ("Экомо")
Год: 1985
Издательство: Madrid: UNED (Universidad Nacional de Educación a Distancia)

Литература Экваториальной Гвинеи по-своему уникальная. Это единственная испаноязычная литература Африки.
А эта книга уникальна еще и потому, что это первое произведение, опубликованное женщиной из Экваториальной Гвинеи.
Мария Нсуэ Ангюэ родилась в Экваториальной Гвинее (тогда - Испанской Гвинее) в 1945 году. В возрасте 8 лет родители увезли ее в Испанию, где она выросла и получила образование. Затем она вернулась на родину. Некоторое время была министром культуры и образования Экваториальной Гвинеи. После уехала обратно в Испанию.
Главная героиня книги относится к народности фанг, как и сама писательница. Это женщина, которая решается нарушить строжайшее табу - заговаривает после смерти мужа.
Книгу переводили на французский.
Также Мария Нсуэ Ангюэ написала ряд статей, рассказов и стихотворений (больше ничего не нашла, даже названий). Наиболее частые темы - права женщин и постколониальное африканское общество.
К сожалению, не могу прочитать, а было бы интересно.
2015
  • svarti

Мария Филумена Моника

Четыре эссе португальской социологини Марии Филумены Моники из книги «Мы, португальцы» в переводе Антона Чернова и Марии Курчатовой, журнал "Иностранная литература", 7/2015.

Тайный замысел мужчин

"...Чего я хочу и чего нам, женщинам, следует хотеть, так это чтобы к нам относились как к равным. У мужчин, повсюду усердно пропагандирующих квоты, есть тайный замысел: они хотят нашего участия в политике в составе избранного по особым правилам презираемого гетто, надеясь, что в быту все останется как в Средние века. То есть надеясь, что по-прежнему забирать детей из школы, водить их на прививки и помогать с домашним заданием будут женщины. Эти пройдохи готовы - а что поделаешь! - соперничать с нами в государственных конкурсах и у избирательной урны, но с одним условием: чтобы дома им не пришлось и палец о палец ударить. Из чего следует, что перемены должны касаться мужской склонности к безделью. А это тем сложнее, чем меньше в наши дни мужчин, в открытую признающих себя шовинистами. “Либералы”, с которыми мы, женщины среднего класса, общаемся, старательно маскируются. Но не следует заблуждаться: быт - это поле решающей битвы.
Как это нелегко, я знаю по опыту.
[Spoiler (click to open)]В 1968 году мой первый муж, обожавший детей, уехал на год учиться в США, а я осталась одна с двумя нашими отпрысками, четырех и пяти лет от роду. Родственники с обеих сторон посчитали это абсолютно нормальным. Но не так было, когда в 1971-м я решила поехать в Оксфорд. Каждый из нас оставался один с детьми примерно равное время: он - 270 дней, а я - 252. Но все сочли мой поступок исключительно негуманным. До сих пор находятся люди, которые спрашивают, как я могла “бросить” детей. По-видимому, никто не расценивает наше отсутствие, в обоих случаях с целью профессионального роста, одинаково. Воспитанная, чтобы быть домохозяйкой и прежде всего матерью, я страдала сильнее, чем было необходимо. Единственной причиной, по которой мне в голову не пришло отступить, была уверенность, что без профессиональной карьеры я бы покончила с собой. Так вот, мертвая мать, согласитесь, хуже матери отсутствующей.
Меня поражает, что тридцать лет спустя молодым женщинам до сих пор так трудно заставить - к сожалению, приходится использовать именно это слово - мужей исполнять отцовские обязанности".

Мария Филумена Моника родилась в 1943 году. Училась на философском факультете Лиссабонского университета, имеет докторскую степень в области социологии (Оксфорд, 1978). Издала несколько книг исторической и социологической тематики, была сотрудницей Института социальных наук при Лиссабонском университете.
https://pt.wikipedia.org/wiki/Maria_Filomena_Mónica
Tenko

Хьюго 2014

Вчера ночью посмотрела вручение Хьюго наград, а сегодня проверила полную статистку номинаций. Впечатления в целом скорее грустные. Благодаря координированным усилиям 'Обрыдавшихся щенков', сильно огорченных тем что фантастика с социальной тематикой получает награды в то время как награждать нужно развлекаловку с лазерами, в большинство категорий в номициях оказались работы из их списка.

И вот что из этого вышло:

Best Novel

    The Three Body Problem, Cixin Liu, Ken Liu translator (Tor Books)

Впервые за историю Хьюго премию получает переводной роман.
Эта категория по понятным причинам самая популярная, однако двое номинантов из списка щенков отказались от своих номинаций и в результате Three Body Problem и Goblin Emperoror смогли составить конкуренцию Ancillary Sword

Best Novella

No Award. Все кандидаты были из списка.(Один из товарищей аж в трех экземплярах.)

Best Novelette

    “The Day the World Turned Upside Down”, Thomas Olde Heuvelt, Lia Belt translator (Lightspeed, 04-2014)
Единственная работа не из списка - практически никакой конкуренции. Большинстово проголосовало No Award, но по сумме голосов получилась награда. Опять же переводная работа.

Best Short Story

No Award.

Best Related Work

No Award.

Best Graphic Story

    Ms. Marvel Volume 1: No Normal, written by G. Willow Wilson, illustrated by Adrian Alphona and Jake Wyatt, (Marvel Comics)

Best Dramatic Presentation, Long Form

    Guardians of the Galaxy, written by James Gunn and Nicole Perlman, directed by James Gunn (Marvel Studios, Moving Picture Company)

Фильм который устроил всех. Номинирован 59.8%

Best Dramatic Presentation, Short Form

    Orphan Black: “By Means Which Have Never Yet Been Tried”, ” written by Graham Manson, directed by John Fawcett (Temple Street Productions, Space/BBC America)


Best Editor, Short Form

No Award.

Best Editor, Long Form

No Award.

Best Professional Artist

    Julie Dillon

Best Semiprozine

    Lightspeed Magazine, edited by John Joseph Adams, Stefan Rudnicki, Rich Horton, Wendy N. Wagner, and Christie Yant

Best Fanzine

    Journey Planet, edited by James Bacon, Christopher J Garcia, Colin Harris, Alissa McKersie, and Helen J. Montgomery

Best Fancast

    Galactic Suburbia Podcast, Alisa Krasnostein, Alexandra Pierce, Tansy Rayner Roberts (Presenters) and Andrew Finch (Producer)

Best Fan Writer

    Laura J. Mixon

Единственная не из списка щенков в этой категории. И в общем-то результат был ожидаем. Но я все равно расстроилась.

Best Fan Artist

    Elizabeth Leggett

The John W. Campbell Award for Best New Writer

    Wesley Chu

Организаторское: книжный клуб

Предлагаю завтра открыть обсуждение книги "Зулейха открывает глаза".

Еще жду ваших предложений относительно книги для голосования на сентябрь 2015.

lada_ladushka предложила взять тему "Работа" и обсуждать книги, имеющие отношения к тому, как женщины работают, строят карьеру или развиваются творчески, совмещают оплачиваемый и неоплачиваемый труд и пр.

Можно посмотреть для выбора книги по тегу "работа" (ссылка на все теги находится в верхнем посте).

Первое, что приходит в голову, конечно, это книги нашей сообщницы Инны Кузнецовой "Вверх!" и Шерил Сэндберг "Не бойся действовать. Женщина, работа и воля к лидерству", но там есть и другие книги.

Аделаида Казимировна Герцык "Из круга женского: Стихотворения, эссе"



Аннотация: "Русская литература в последние годы вызвала к новой жизни множество забытых и вытесненных имен; особенно много вновь открытых поэтов принадлежит Серебряному веку. Одним из таких забытых, но весьма ярких представителей литературы на рубеже XIX–XX веков является Аделаида Герцык.
В книге собрано ее творческое наследие, включая лирический дневник и философские размышления. В своей поэзии, в основном религиозного и мистического содержания, Герцык выходит из литературы модерна навстречу тоталитарному XX столетию. В этом столкновении — завораживающая суть ее стихов.
Издание снабжено довольно обширным справочным аппаратом и приложением, в котором собраны отзывы современников о творчестве поэтессы."



(1874—1925), поэтесса, пиcательница переводчица. Родилась в г. Александров Московской губ. в семье инженера-путейца, происходившего из обрусевшего польского дворянского рода. Детство провела в Александрове, с 1898 жила в Москве и в Судаке, где семья Герцык приобрела дом. Росла замкнутым, вдумчивым ребенком, склонным к самоанализу, создавала в воображении собственный фантастический мир. Получила многостороннее гуманитарное образование. В юности совершила несколько поездок по Западной Европе.

Collapse )