July 2nd, 2015

рекомендую

Об этой книге целиком в соо уже писали, http://fem-books.livejournal.com/600319.html

Ниже моя рецензия на перый рассказ из этой книги.

Оригинал взят у gyanarthi в рекомендую
Оригинал взят у gyanarthi в рекомендую

Рассказ Kunzang Choden, первой бутанки, пишущей на английском языке, "The Woman who lost Her senses" из сборника "Tales in Colour and Other Stories"

(доступен целиком -
https://books.google.ru/books?id=COzvAwAAQBAJ&printsec=frontcover&dq=inauthor:"Kunzang+Choden"&hl=ru&sa=X&ei=whdsVdHaGsOqsAHns4MI&ved=0CBwQ6AEwAA#v=onepage&q&f=false)

История о деревенских медиумах традиции Бон в Бутане. Рассказчица описывает одержимую божеством родственницу (?), которой не нашлось учителя, находящейся/находящегося в связи с тем же самым божеством, чтобы дать ей наставления в выстраивании и поддержании контакта с избравшим её божеством.
Также описывается сестра этой женщины, которая является, по словам авторши, "медиумом" (скорее всего, в бутанском языке используется какое-то конкретное понятие) и передаётся история их матери, тоже бывшей медиумом.
Это не рассказ антрополога, это история обычной деревенской девушки, для которой медиумы и бродячие ламы, духи и божества - часть повседневной жизни.
В рассказе разговаривают между собой преимущественно женщины, у многих есть имена.

не хватает тэга "Бутан"
кот

Канада: Мириам Бодуэн

Мириам Бодуэн [Myriam Beaudoin] - квебекская франкоязычная писательница, родилась в Шербруке в 1976 году. Детство и юность она провела в Руанде и Мали, где работали её родители, а в восемнадцать лет вернулась в Канаду, чтобы поступить в Оттавский университет. Смерть отца в 1998 году заставила Мириам круто изменить свою жизнь. Она уехала преподавать французский детям в начальную школу в Бразилию, а потом её неожиданно пригласили в еврейскую школу для хасидских девочек. Дальнейшее можно сравнить, наверное, с чувствами маглов, которых пригласили в Хогвартс преподавать детям магов. Это был другой мир.



Эти дети никогда не сядут на велосипед. Не погладят пушистого кота или ласковую собаку. Не узнают сказку про мальчика-с-пальчик и - какая мерзость! - про трёх поросят. Не станцуют "кавалер с дамой". Не почувствуют ветерок в непокрытых волосах. Не поцелуются на свидании: в 12-14 лет им уже присмотрят невесту или жениха, а в 17-18 они станут мужем и женой, но никогда не уснут под одним одеялом, чтобы женщина не осквернила мужчину, внезапно начав кровоточить. Мальчики ещё получат высшее образование, а девочки будут вести хозяйство и рожать одного за другим. Всё в их судьбе предопределено.

— Девочки, что означает слово СВОБОДА? Ну, Хадасса.
— Свобода — это статуя, мадам!
— Да, но слово Сво-бо-да? - Поскольку дети не отвечали, я продолжила, сочиняя определение: — Знаете, свобода — это когда чувствуешь себя свободным, ничего никому не должен, когда делаешь, что тебе нравится, в любое время по собственному выбору.
Блими резко перебила меня:
— Нет! То, что ты говоришь, означает быть избалованным!


Ну и что? - ответят мне. Ты же не переживаешь, что никогда не соберёшься со своим племенем на корробори под открытым пылающим небом, не похвастаешься новыми татуировками и насечками на щеках, не поешь жирных жареных личинок. Более того, от самой мысли о личинках тебя заметно коробит. Как их - от твоего крестика на шее. Получить пищу из твоих рук для них так же приятно в кавычках, как тебе откушать из рук Адольфа Гитлера. Чем плохо: дети с первых лет знают, кто свой, а кто чужой, и что свои, семья - важнее, чем чужие и так называемая личность. А ты не знала и пошла к чужим, глупая.

Я пошла бы с Хадассой куда угодно; я была очарована ею, ее худенькой шейкой, угловатыми плечиками, ее тенью, порхавшей повсюду в этот июньский, почти завершившийся день. Хадасса, остановись на секунду, давай вернемся в сиреневый класс, сядем рядом, расскажи мне о себе, обо всех вас, о том мире, в котором ты живешь; я еще ничего не знаю, а мы уже подошли к концу. Ты должна обучить меня, да, я могу освоить идиш, могу научиться чему угодно — прыгать через веревочку, печь священный хлеб, баюкать Хану-Лею, могу остричь косу, качаться во время молитвы, надевать майку на купальник, отделять мясные продукты от молочных и никогда не путать приборы для тех и других, могу смыть хну с руки и есть китайские финики тысячами. Пригласи меня.
— Мадам, я тебе обещаю, что приду завтра, потому что у меня есть подарок для тебя и я не сделала записи в твоем блокноте! — заверила меня Ити.
— А ты, Дасси, ты придешь, не так ли? — с тревогой рискнула я спросить.
Вдруг замерев, девочка обернулась, выставила палец из сжатого кулачка, направила его на меня, как маленький голубой пистолетик, и сказала:
— Мадам Алиса, меня зовут Ха-дас-са.


Вот такая вот мультикультуральность. С днём основания Канады (прошедшим)!

2 книги месяца на июль:)

Я так долго не закрывала опрос, потому что надеялась, что вперед вырвется одна книга, но эти две книги так и шли, упорно, плечом к плечу:

Лоис Макмастер Буджолд "Проклятие Шалиона" и Диана Уинн Джонс "Ходячий замок"



Марта Брукс (Martha Brooks)

Марта Брукс - канадская писательница и джазовая певица.
Пишет книги категории 'young adult' - для подростков и юношества.

"Кафе "Парадиз" и другие истории" ("Paradise Cafe: And Other Stories") (1988). Без сентиментальности Брукс изображает любовь и романтику, мечты о достижениях и холодную войну между поколениями, с точки зрения как юношей, так и девушек.
"Две луны в августе" ("Two Moons in August") (1991). Через год после смерти матери 16-летняя Сидони по-прежнему проводит бессонные ночи, играя в карты со своим котом Боги. А днем она валяется и читает под носом у 19-летней сестры Роберты, которая злобно драит полы, которые и так чистые, и готовит несъедобную еду. Их отец, врач, приходит домой только тогда, когда он слишком измучен, чтобы оставаться на работе. Только джазовые импровизации на фортепьяно нового бойфрэнда Роберты, Фила, приносят некоторое облегчение этим долгим жарким летом. Затем в поселок на берегу озера приезжает Киран, агрессивный 16-летний чужак. Сидони обнаруживает, что его нелегко игнорировать, и в течение следующих недель ее растущее влечение к нему сопровождается более частыми воспоминаниями о матери.
"Я встретила забияку на холме" ("I Met A Bully On The Hill") (1995). Джей-Джей, юная деревенская девушка, встречает Рэймонда, хулигана, который вымещает свои разочарования и страхи, терроризируя ее. При помощи своих новых друзей, Дэвида и Карлы, Джей-Джей удается справиться и со своими собственными страхами, и с нападениями Рэймонда, и решить эту проблему.
"Озеро Мистик" ("Mistik Lake") (2007). 17-летнюю Оделлу преследуют семейные секреты. Почему двоюродная бабушка Глория перестала их навещать? Почему ее мать, Салли, слишком много пьет? Трагическая автомобильная авария, в которую попала Салли в 16 лет, кажется, наложила на ее жизнь заклятие, которое никто не может снять. Оделла старается сохранить семейные связи, но ее мать сбегает, и это оказывает разрушительное воздействие на семью. Затем Оделла встречает Джимми Томассона, чьи сны о вещей летающей рыбе, кажется, привели его к ней. Благодаря теплу и нежности их чувств, которые становятся всё глубже, и его вере в нее, Оделла находит силы, чтобы распутать клубок семейных тайн.
"Дама червей" ("Queen of Hearts") (2010). Взросление на больничной койке. Впечатляющее изображение девушек-подростков, находящихся в туберкулезном санатории 1940-х годов. В прериях Канады во время Второй мировой войны девушка и ее младшие брат и сестра начинают собственную войну. Они заболевают туберкулезом, и их отправляют в ближайший санаторий. Подросток Мари Клэр своевольна, агрессивна и полна упрямой гордости. В новом чужом месте туберкулезной ссылки она должна стремиться к излечению, искать уединения там, где его нет, и быть свидетельницей медленного угасания других. 

Alma Alexander "The Secrets of Jin-Shei" (2004)



Исторический роман о средневековом Китае, о группе женщин, названных сестер, говорящих на женском языке, самых разных классов и социальных положений - от сестры императора до уличной нищенки, воительница в охране императора, ученица знахарки, художница, путешественница, которая сама незаконнорожденная дочь императора, и ее считают угрозой для трона.

Клятва верности сестринству важнее всех прочих клятв, даже богам. Язык, на котором они говорят, передается от матери к дочери.

Когда одна из них становится императрицей, она втянет остальных в дворцовые интриги, и они начнут конфликтовать между собой, а спасти их всех сможет только та, кто останется верной своей клятве.

Необычная книга, основанная на реальных исторических фактах, полная драмы и приключений, как пьеса Шекспира. Роман о женском обществе, о связи между женщинами, на тему мистики, ревности, судьбы - и все в чудесном антураже средневекового Китая.

Вышла уже вторая книга этой серии, в 2006 году.

В июле выходит новая книга Харпер ЛИ!!!!! Go Set a Watchman (To Kill a Mockingbird #2)



14 июля выходит!

Изначально эта книга была написана в 1950-х, и издателям этот роман Харпер Ли послала еще до "Убить пересмешника". Считалось, что рукопись была утеряна, однако ее нашли в конце 2014 года.

В "Go Set a Watchman" фигурируют те же персонажи, что и в "Убить пересмешника", 20 лет спустя. Скаут возвращается домой, навестить отца, у нее много проблем - и личных, и политических - с отцом, обществом и с маленьким городком в Алабаме.

Возможность увидеть, как персонажи из "Убить пересмешника" справляются с событиями и изменениями, происходившими в США в 1950-х, позволяет по-новому увидеть классический роман Харпер Ли.

Анонс: Rachel Caine "Ink and Bone" (Великая Библиотека № 1)

Любительниц библиотек вроде меня (и альтернативной истории!) может заинтересовать новинка в жанре "янг-эдалт", которая выйдет в свет 7 июля.


Мир, в котором Александрийская библиотека пережила пожар и дожила до настоящего времени.
Безжалостная и невероятно могущественная, Великая Библиотека теперь присутствует в каждом городе, управляя потоками знаний, идущим к народным массам. Алхимия позволяет мгновенно передавать знания о величайших книгах в истории человечества, при этом личное владение книгами строго-настрого запрещено, а еретиков сжигают.

ГГ - юноша, досадно, конечно, про девушку я бы точно прочитала.

Анонс: Nagasaki: Life After Nuclear War by Susan Southard



К 70-летию бомбардоровки выходит этот честный рассказ о последствиях ядерной войны, рассказанный теми, кто выжил. Опыт 5 выживших (погибло 75 000 человек в течение первых месяцев, еще столько же сильно пострадали), все они были на тот момент подростками.

Сьюзан Саутхард годами собарили материал для книги, интервьюировала "хикабуша" (любей, пострадавших от бомбы) и изучала физические, эмоциональные и социальные изменения, произошедшие из-за бомбардировки.

Помимо рассказов очевидцев она приводит анализ того, как цензцра и отрицание искажали информацию о бомбардировке в публикациях как в США, так и в Японии.

Анонс: Trials of Passion: Crimes Committed in the Name of Love and Madness by Lisa Appignanesi



Исследование того, как происходили суды над "преступлениями страсти" в США, Англии и Франции между 1870 и 1914 годами.

Лиза Аппиньянези использовала судебные документы, письма и газетные статьи.
Много исторических деталей, сексуальный этикет, классовые роли, отношения к любви, безумию и гендеру, представления о респектабельности и чести, сумасшествии - все они играют роль при создании общественного мнения.

Анонс: This Is Not a Love Story by Judy Brown



Очень остроумные и сатирические воспоминания о детстве в закрытой ультра-ортодоксальной семье из известной хасидской династии.
Третий ребенок в семье, где детей 6, Джуди Браун растили на столетиях религиозных учений, вере и фольклоре. Однако этот тщательно созданный мир начинает рушиться, когда "безумный" брат Натан возвращается после года, проведенного с родственниками в Израиле.

Все говорят, что он вылечился, но он по-прежнему то уходит в себя, то впадает в приступы агрессии. Джуди начинает задаваться вопросами - почему бог не исцелит его, хотя ее предков исцелял?

Анонс: Dark Orbit by Carolyn Ives Gilman

Этот дебютный фантастический роман хвалит сама Урсула Ле Гуин - за интеллектуальную смелость, яркость воображения и сильные чувства.



Тут и встреча с инопланетями, и детектив с убийством.

Итак, до Двадцати Планет, на которых располагается человеческая цивилизация, дошла информация о новой планете, на которой можно жить.

Собирают команду ученых, которые должны изучить этот новый мир, среди них - Сара Кэлликот, экзоэтнологиня, ее просят присмотреть за нестабильной коллегой. Тора когда-то входила в межпланетную элиту, но после того, как ее пророчества (другие называли их бредом) привели к восстанию на Ореме, ее сослали на дильнюю окраину, потому что само ее присутствие может привести к беспорядкам.

Команда ученых прибывает на необычную кристаллическую планету, заполненную темной материей. Затем одну ученую убивают, а Тора исчезает. Планета оказывается населенной слепыми, но разумными существами, обладающие экстрасенсорным восприятием.

Торе, оказавшейся среди них, приходится учиться понимать местных жителей, чтобы найти свой корабль и предупредить свою команду о надвигающейся опасности. Сложнее всего будет убедить ученых, что есть вещи за пределами научного знания.

Анонс: Circling the Sun by Paula McLain



Исторический роман о женщине-авиаторке в колониальной Кении, в 1920-х - Бэрил Маркхэм, и о любовном треугольнике между ней, охотником Денисом Финч-Хаттоном и Карен Бликсен, писавшей об Африке под псевдонимом Исак Динесен ("Из Африки").
кот

Канада: Джоан Барфут

Джоан Барфут [Joan Barfoot] родилась в 1946 году в городе Оуэн-Саунд, который прозывается Город-Штопор. Её семья жила на окраине, в собственном доме, и по заднему двору бегала белка. Пятилетняя Джоан восхищалась этим зверьком, и мама предложила ей написать сказку о белочке. Уже будучи взрослой, писательница вспоминала миг необыкновенного торжества, когда мама прочитала вслух эту сказку. Так зародилось решение посвятить себя литературе.

Закончив университет, Барфут работала журналисткой в различных газетах родного штата Онтарио. В 1978 году вышел её первый роман "Абра" - [Abra], о молодой женщине, которая, оставив мужа, родителей и маленьких детей, поселяется в глухом лесу. Концепция "ухода в глушь" как поиска себя часто встречается в канадской литературе: вспомним "Постижение" Маргарет Этвуд. Второй роман, Dancing in the Dark, экранизирован. Он представляет собой историю тюремного заключения женщины за убийство неверного мужа. В единственном романе Барфут, переведённом на русский язык, есть и свобода, и неволя.



У нас в сообществе уже был пост о "Тяжких повреждениях": http://fem-books.livejournal.com/187600.html, но хочу добавить от себя несколько слов. Потому что это излюбленный мой жанр переоценки ценностей. Некая Айла после многотрудной и насыщенной молодости находит покой во втором браке, открывает (как в сериале) маленькое кафе - и, не дожив до пятидесяти, падает, сражённая пулей в позвоночник. Стрелял в неё семнадцатилетний недоросль Родди, не что чтобы дебил, но воспитан телевизором.

И вот, неподвижно лёжа навзничь и глядя в потолок, Айла вспоминает своё минувшее. Родди тоже что-то там вспоминает, но его захватывает судебная машина, потом тюрьма - достаточно предсказуемо. Затем юноша выходит на волю, дочь Айлы, поддерживавшая его всё это время из хиппианских побуждений, устраивает грандиозную вечеринку... и Айла, - до конца жизни в инвалидном кресле - внезапно понимает, до какой степени она чужая на этом празднике жизни.

— А это, — говорит Аликс, — моя мама, Айла. Мама, это Род.
После чего даже Аликс не знает, что сказать. Молчание длится долго. Айла даже не слышит ничьего дыхания, только свои неглубокие вдохи.
Она смотрит на его правую руку и протягивает свою. Она хочет прикоснуться к этой руке, к этому его пальцу.
— По-моему, — сухо произносит она, — мы встречались.


Она всегда исповедовала фемининные ценности: взаимную заботу, сотрудничество, любовь - и здорово наплакалась, служа им. Отдача какая-то, благодарность - не смешите мои тапочки. Даже на её собственном дне рождения главное лицо не она, а вялый тинейджер с растерянной физиономией, который посадил её в инвалидное кресло. Возмездие - жутко глупое слово. Род сидел в тюрьме - и вышел. А Айла не выйдет больше ниоткуда и никуда.

— Тебе будет лучше, если я в тебя выстрелю? — мягко спрашивает она.