April 2nd, 2015

Е. Лебедева

Вспомнила чудесный отрывок из детской книги и даже нашла его в интернете
"Я спросил у папы: «Что находится между пятницей и субботой?» Папа сказал: «Ночь». «А как называется ночь — пятница или суббота?» Папа ответил: «Ночь с пятницы на субботу». Мне показалось, что это длинно и некрасиво. И мы с папой решили придумать ночам название. Вместо «ночь с пятницы на субботу» мы придумали пятнота, то есть пятница и суббота вместе. Дальше мы стали придумывать наперегонки, и вот что у нас получилось: воскредельник, понедорник, втореда, четвятница, пятнота, субресенье. Маме наши слова очень понравились. Она их прочитала быстро про себя и сказала, что это просто замечательные слова" (Е. Лебедева)
А что за рассказ, что за книжка, уже не могу вспомнить... Может, кто подскажет?

Кстати, сегодня, 2 апреля, День детской книги! Сегодня вручается премия Андерсена.

Ссылка на еще одну мою любимую детскую книжку про девочку Ясю

Салли Гарднер "Червивая луна"

Об этой книге здесь недавно был пост.
Но эта рецензия мне очень понравилась, думаю, можно и повториться :)

Оригинал взят у book4you в Салли Гарднер "Червивая луна"

Standish Treadwell.
Can't read, can't write,
Standish Treadwell isn't bright.

Героя книги зовут Стандиш Тредвел, и “Червивая луна” - это история Давида и Голиафа, история мальчика, который по расово чистым стандартам Родины граничит с отбросами общества, и тоталитарного государства с неонацистским режимом. Эта книга - антиутопия: всевидящие камеры, доносы, стукачи - а венчает все Родина, слава Родине, ведь ее космонавты вскоре доберутся до поверхности Луны, и оттуда можно будет выстрелить кучей ракет по всем врагам!
Тут царит диктатура, а внезапное исчезновение людей никого не удивляет - оно рутинно. По писательскому замыслу мы не знаем названия государства: ведь каждая страна может в некоторый период своего существования оказаться “Родиной”. Но все это - фон, который нам нужен для знакомства со Стандишем. Язык книги чрезвычайно прост - не позвольте ему обдурить себя, главный герой совсем не дурачок. Его ум ясен, чист и необычен для подростка в таком обществе. Он дислексик, но это не значит, что у его скудная речь.
Collapse )

Выходит в апреле: "Упрямицы: 52 женщины, изменившие науку и мир" Rachel Swaby

Headstrong: 52 Women Who Changed Science-and the World
by Rachel Swaby



Краткие биографии 52 величайших ученых.

В 2013 году газета New York Times опубликовала некролог Ивонн Брилл (Yvonne Brill), вот как он начинался: "Она великолепно готовила беф-строганов, следовала за своим мужем, где бы он ни работал, и 8 лет своей жизни посвятила исключительно выращиванию трех детей".

Только во втором абзаце дело дошло до причины, по которой газета решила выделить место для ее некролога: Брилл была блистательной ученой, которая изобрела систему, позволяющую спутникам связи находиться на орбите, и недавно ей за это вручили Национальную медаль за технологии и инновации.

Некролог вызвал множество вопросов и возмущения. Например: какие есть ролевые модели у сегодняшних женщин, занимающихся наукой? Где найти истории, которые будут говорить о них правду?

Headstrong дает ответ на этто вопрос, рассказывая о нобелевских лауреатках, важных новаторках, а также и о менее известных, но не менее значимых ученых, которые повлияли на нашу жизнь. Книга Рейшел Сваби охватывает несколько столетий и рассказывает о том, как эти женщины развивали свои идеи, чтобы вдохновить новое поколение девочек надеть лабораторные халаты.

Выходит в апреле: "Старая дева. Своя собственная жизнь" Kate Bolick

Spinster: Making a Life of One's Own by Kate Bolick

Смелая и оригинальная книга, которая вызовет много дебатов и обретет фанатичных поклонниц.



"За кого выйти замуж, и когда это произойдет - эти два вопроса определяют существование каждой женщины" - так начинается эта эрудированная книга, говорящая о возможностях и удовольствиях одинойо жизни.

Журналистка и критикесса Кейт Болик отталкивается от своего личного опыта, а затем изучает причины, по которым она - и еще более 100 миллионов американок, чье количество все растет - остается незамужней.

Болик говорит, что такой беспрецедентный демографический сдвиг стал возможен благодаря столетиям изменений, которые не были на поняты, ни оценены по заслугам. Она рассказывает о первопроходках из прошлого века, чей гений, упорство и любовь к драме дали самой Болик силы и смелость жить так, как она хочет:

колумнистка Neith Boyce, эссеистка Maeve Brennan, визионерка Charlotte Perkins Gilman, поэтесса Эдна Сент-Винсент Миллей и новелистка Эдит Уортон.

Эта книга одновременно и мемуары, и исследование культуры.

Элис Броуч "Шедевр"


Нашла хороший отзыв на эту детскую книгу.
Переводчица: Ольга Бухина

Рецензия Марии Сониной
"Итак, представляю вам книгу, в которой чудесным образом переплелись: история о дружбе мальчика и жука; быт и бытовые отношения двух семей:  человеческой — с двумя детьми от разных браков и мамой, озабоченной социальным престижем больше, чем душевным комфортом, и семьи жуков, живущих в квартире людей — очень дружные жучки, нежно заботящиеся и искренне переживающие друг за друга; детектив с похищением произведений искусства — тщательно спланированным, но прошедшим по изменённому сценарию...
Очень рада, что прочитала эту книгу. Отличное произведение, которое можно читать и детям (лет с 7—8, думаю, можно уже читать) и их родителям. А потом всем вместе обсуждать: кого мы можем назвать своим другом? Что значит дружить? От чего зависит теплота отношений в семье? Когда можно и нужно идти на риск? Можно ли оправдать ложь и в каких случаях? Список можно продолжать дальше.
Книга очень добрая, читается легко и приятно. Постоянно ловила себя на том, что читаю с улыбкой на лице: радуюсь, умиляюсь, восхищаюсь. Очень позитивные впечатления. Понравились иллюстрации Келли Мерфи: одного взгляда только на обложку достаточно, чтобы рот начал непроизвольно расплываться в улыбке.
А ещё мне очень нравятся книги, в которых детей через незамысловатые сюжеты ненавязчиво приобщают к произведениям мировой культуры. В "Шедевре" жук Марвин мастерски копирует стиль Альбрехта Дюрера, макая лапки в чернила и рисуя ими на бумаге. И, хотя не все факты, связанные с художником, переданы достоверно (опять же, повод поговорить с ребёнком о том, что художественное произведение предполагает авторский вымысел), в конце книги содержится небольшой справочный материал, который расставляет всё на свои места. Причём, стилистика справочных статей аналогична стилистике самого произведения. Не назидательно-поучающе, а так же легко и непринуждённо, как и вся книга. Вспомните: всегда ли вы в детстве читали предисловия или послесловия? А здесь сложно проигнорировать этот текст.
В связи со счастливой развязкой (а как же иначе, книга-то детская!) вспомнилась одна из любимых цитат из "Властелина колец": "Слабые не раз преображали мир, мужественно и честно выполняя свой долг, когда у сильных не хватало сил". То есть, пока читала книгу, не раз ловила себя на мысли, что воспринимаю Марвина не как жука, а как образ "маленького человека" в литературе, да и вообще в жизни (глупо, да?). Появлялись мысли о том, что мы нередко пренебрегаем какими-то людьми, отношениями, считая их незначительными, но именно такие люди и отношения могут сыграть важную роль в нашей жизни, если мы дадим им шанс.
Сегодня на уроке в одном из пятых классов (да, да, в этом году я, после 18-летнего перерыва, учу пятиклашек), при проверке домашнего задания в тетради на печатной основе, зашла речь о том, что человек как существо не только биологическое, но и социальное, создаёт произведения искусства, а вот животные на это не способны. А поскольку книга, которую я читаю на текущей неделе, всегда лежит у меня на учительском столе, тут-то я эту книгу достала и рассказала про рисующего жука. У детей заблестели глаза, видела, как некоторые начали записывать автора и название, а одна девочка после урока подошла и спросила, есть ли эта книга в библиотеке. Вот теперь думаю: может, отпустить книгу в свободное плавание? Пусть читают?"

Александра Бруштейн "Дорога уходит в даль"

Видела, что многие хвалят эту трилогию.

Автобиографическая трилогия Александры Бруштейн. Состоит из следующих частей:
«Дорога уходит в даль…» (1956),
«В рассветный час» (1958),
«Весна» (1961)
Описывает детские и школьные годы авторки, а также события, свидетельницей или даже участницей которых была Александра Бруштейн.
Действие происходит в Вильне в период с 1893 по 1901 годы. Повествование ведётся от лица главной героини — юной Сашеньки Яновской, прототипом которой является сама Александра Бруштейн.

Анонс: "Дочь алхимика" Mary Lawrence

The Alchemist's Daughter (Bianca Goddard Mysteries #1) by Mary Lawrence (Goodreads Author)



"Реалистичный портрет жизни низов в Лондоне 16-го века".

1543 год, правление короля Генриха Восьмого, Биянку Годдард, дочь известного алхимика, обвиняют в убийстве.

Бьянка разбирается втравах и лекарственных растениях, из которых она готовит лекарства для бедных жителей Лондонских трущоб. Когда к ней приходитподруга, жалующаясяна боль в животе, лекарство Бьянки убивает ее на месте. Бьянка думает, что подругу кто-то отравил до того, как она пришла лечиться, однако местного констебля не так легко в этом убедить.

Мэри Додж "Серебряные коньки"

Действие повести "Серебряные коньки" происходит в Голландии XIX века накануне Рождества, когда в воздухе пахнет волшебством и зачастую происходят самые невероятные события. В маленьком городке Бруке намечаются состязания юных конькобежцев. Победитель получит серебряные коньки - вожделенный приз для всех участников: доброй Хильды и благородного Питера, заносчивого Карла и легкомысленной красавицы Катринки. Но больше всех о новых коньках мечтают дети бедняков Бринкеров, Ханс и Гретель, чей отец 10 лет назад упал с плотины и стал калекой.
Авторка повести Мэри Элизабет Мэйпс Додж родилась в 1831 году в Нью-Йорке. Отец, известный изобретатель и ученый-химик Джеймс Джей Мэйпс, активно приучал своих шестерых детей к чтению. Мэри Элизабет вышла замуж за преуспевающего адвоката Уильяма Доджа, родила двоих сыновей и рано овдовела. Именно после потери мужа она начала писать книги для детей. Ее перу принадлежат несколько томов стихов и детской прозы, оказавших большое влияние на американскую детскую литературу. Додж была очень любима маленькими читателями в Америке. Ее имя стало одним из самых известных среди детских писателей. У Додж было одно подлинное увлечение - Голландия. Она собирала самые разнообразные сведения - о флоре и фауне, об архитектуре и живописи, истории и литературе этой страны, об обычаях и нравах голландцев. Постепенно этот материал превратился в увлекательную историю, которую она читала перед сном своим сыновьям. Так и появилась знаменитая книга "Ханс Бринкер, или Серебряные коньки". Она впервые вышла в свет в 1865 году и за короткий срок стала бестселлером.

Анонс: роман о жизни Жорж Санд, Elizabeth Berg

The Dream Lover: A Novel of George Sand by Elizabeth Berg



Роман, основанный на скандальной жизни французской романистки Жорж Санд, о ее знаменитых любовниках, о ее нетрадиционном образе жизни в Париже 1830-х и 40-х и о ее бестселлерах.

Скандальный образ жизни Жорж Санд заключался в том, что она ушла от своего мужа, уехала в Париж, писала книги, носила мужскую одежду, курила сигары и крутила романы со знаменитостями, включая актрису по имени Мари.

Санд была самой известной писательницей своего времени.
Среди ее друзей и любовников можно назвать Фредерика Шопена, Гюстава Флобера, Ференца Листа, Эжена Делакруа, Виктора Гюго, Элизабет Баретт Браунинг и многих других.

Доротти Стерлинг "Мэри Джейн"

Тоже многими хвалимая детская книжка. В повести рассказывается о тех днях, когда первые темнокожие дети пошли в школы для белых в одном из южных штатов США. Героиня книги Мэри Джейн не побоялась угроз, не отступила, она помогла пробить брешь в стене предрассудков.
Нашла такой отзыв (Алла Кузнецова):

"Возможно, вы помните весьма популярный в свое время у карикатуристов мотив: школьное здание, маленькая негритянская девочка с трогательными косичками и ранцем, а между школой и потенциальной школьницей - толпа разъяренных взрослых. Белых. Не желающих допустить "расово неверного" ученика в школу, совсем недавно официально бывшую "только для белых". Ну, есть различные варианты этого рисунка, проблема нашла свое отражение и в прозе (может, и в стихах, только я этого не помню).
В общем, книга Д.Стерлинг тоже про это - только немного с другого ракурса. Что происходит, когда белым и взрослым таки надоедают пикеты (или им _доходчиво_ объясняют, что закон изменился, теперь школы по расам не делятся, а вы можете жаловаться в Спортлото - или в небесную канцелярию). Кстати, любопытно: у Стерлинг упоминается "поддержка полиции". Т.е. полиция выступила на страже нового закона, против пикетчиков. Я не помню отражения этого момента (что частные взгляды частными взглядами, а вот позиция государства изменилась, теперь она _такая_, что и демонстрируем всем непонятливым) в карикатурах/советской литературе, или оно там просто отсутствует?..
Ну так вот, выясняется, что мало _физически_ попасть в школу - надо еще суметь там закрепиться, найти место "моральное", так сказать. Потому что закон-то изменили, а вот взгляды окружающих придется менять самой.
И повесть, в сущности, посвящена тому, как героиня приживается в новой школе. Постепенно одноклассники ее (при активной помощи учителей) привыкают, что у них теперь "многорасовый" класс (хотя героине сложно - в классе она одна афроамериканка, в "параллели" их двое, а во всей школе и десятка не наберется), даже принимают ее в биологический кружок и решают учитывать ее "особые потребности" (школы-то стали общими, а вот посещение музеев и т.д. - раздельное). И подругу она себе находит.
Не последнюю роль во всей этой истории играет и спасенный от кота бельчонок. В общем, да, живность умеет "ломать лед" между людьми (книга написана до массового помешательства на _котиках_).
Интересно, как отчаянно героиня пытается добиться того, чтобы видели "ее саму", а не "представителя расы". С другой стороны, что по ней будут судить о всей расе - она понимает и не возражает (или ощущает бессмысленность такого возражения?).
Немного пугает необходимость постоянной "оглядки". Даже не необходимость, а то, что она становится... привычной, что ли. Оглядки - не в плане физической опасности, а в плане "не сделай того, что считается штампом о твоей расе" (не носи красного, к примеру, не ешь арбуз...).
Примечательно, как сначала нарастает подчеркивание цвета кожи персонажей, а потом, к концу, вновь спадает - и просто две школьницы дрессируют мышей, а остальные на это поглядывают (поглядывают - потому, что у остальных свои проекты).
Характерна - и, пожалуй, концептуальна - семья героини. Понимаете, они _такие же_. Средний класс как средний класс. Если бы про их цвет кожи не было сказано открытым текстом - ну, так и был бы он неизвестен. "Вряд ли выходцы из Азии, фамилия непохожа, а так - то ли белые, то ли афро, кто их знает. И зачем знать?".
Из забавного, уже не собственно о повести... У книги 2 "сопроводительных текста". Предисловие написано каким-то видным американским коммунистом (товарищ Генри Уинстон, кому-нибудь это что-то говорит?). И рассказывает оно об идущей "сейчас" (издание 1964 года) борьбе с сегрегацией, о мужестве молодежи. Послесловие - типично советское, подписано А.Завадье. Некоторое время оно описывает ужасы сегрегации (и положения темнокожих граждан в США), потом плавно переползает от расовой проблемы к социальной (мол, то, что пишет Д.Стерлинг, очень мило, но обратите внимание - семья героини-то - средний класс, а большинство афроамериканцев таким процветанием похвастаться не может...). И что забавно - в вопросе "чего можно требовать от окружающих" оно, послесловие, стоит на позиции героини, ребенка. Мол, "все и сразу", "не ограничиваясь полумерами". Не запрещают родители Салли, подруги Мэри Джейн, общаться в школе с темнокожей - неплохо, но так идите до конца, ходите в гости, приглашайте в гости, не оглядывайтесь на мнение общества... Мэри Джейн понять можно - изменение общества где-то там, "в перспективе и в горчичном соусе", а без друзей (поскольку подружки по прежней школе тоже как-то отошли, у них своя жизнь) существовать прямо сейчас. Ну и, опять же, широко известный максимализм юности... А вот к автору послесловия есть вопросы из серии "а ты сам бы смог?".

Элизабет Бортон де Тревиньо "Я, Хуан де Пареха"


Испания, семнадцатый век: Севилья... Мадрид... Филипп IV... Диего Веласкес...
«Я, Хуан де Пареха» - это удивительный портрет эпохи, исполненный сдержанного достоинства, такого же, каким проникнут портрет самого Парехи кисти великого Веласкеса. Мы смотрим на мир глазами чернокожего мальчика-раба, взрослеем и страдаем вместе с ним, наблюдаем за работой Мастера, узнаём нравы испанского королевского двора, знакомимся с Рубенсом и Мурильо. Став помощником и другом Веласкеса, герой находит своё призвание - он тоже художник!
Это не биография Хуана де Парехи и не искусствоведческая работа об испанской школе живописи. В книге Элизабет Бортон де Тревиньо реальные и выдуманные персонажи предстают в необычном ракурсе – через историю создания шедевров.

Об авторке:
Родилась в Калифорнии в семье адвоката. Однако подлинной страстью родителей, а позже и самой Элизабет, были книги. В шесть лет Элизабет начала писать стихи, и родители горячо поддерживали ее увлечение.
Будущая авторка множества детских книг сначала изучала историю Латинской Америке в Стэнфорде, затем занималась по классу скрипки в Бостонской консерватории, успела поработать и журналисткой.
А в 1935 году Элизабет вышла замуж, и семья переехала на родину мужа, в Мексику.
Роман «Я, Хуан де Пареха», принесший автору мировую славу и медаль Ньюбери (главную награду в области детской литературы в Америке), появился благодаря увлечению старшего сына Элизабет живописью и жизнью Веласкеса. Позднее ее младший сын переведет эту увлекательную книгу на испанский язык.

Джинн Бёрдселл "Пендервики на улице Гардем"

На русском выпущена издательством "Розовый жираф" в переводе Натальи Калошиной.
Описание с сайта издательства:
"Сёстры Пендервик только что вернулись с каникул домой и уже готовы к новым приключениям! Правда, на этот раз им выпадают не совсем те приключения, на которые они рассчитывали. Потому что папе, убеждена тётя Клер, пора искать себе спутницу жизни – и что, спрашивается, это должно означать для его четырёх дочерей? Кошмарный ужас, вот что.

В головах у сестёр вызревает блестящий «План папоспасения», и они приступают к его реализации. Вот только их всё время что-то отвлекает… Розалинда никак не отделается от надоедливого Томми Гейгера – она терпеть его не может, честное слово! Скай теряет самообладание в самый неподходящий момент, прямо посреди футбольного матча. Джейн опасается, что писательский талант обречёт её на вечные скитания. Бетти, любительница пошпионить за соседями, чуть не дошпионилась. А Пёс – впрочем, с ним всё ясно, на его чёрную лохматую голову неприятности всегда найдутся."
О Джинн Бёрдселл:

"Джинн Бёрдселл родилась в 1951 году в Страффорде, штат Пенсильвания. Ее детство было не очень благополучным, и поэтому Джинн много читала, с головой погружаясь в счастливый мир детских книг. Уже в 10 лет девочка решила стать детской писательницей, но прошло немало времени, прежде чем ее мечта осуществилась. Сперва Джинн училась в Бостонском университете, затем - в Калифорнийском колледже искусств и ремесел. Перепробовала много профессий, была довольно успешным фотографом (многие ее работы выставлялись в галереях по всему миру, а теперь включены в постоянные коллекции нескольких американских музеев искусств)."

Вера Чаплина "Питомцы зоопарка"

Известная детская писательница Вера Чаплина увлекательно рассказывает о своих воспитанниках — о львице Кинули, выросшей в городской квартире, о волчонке Арго, ставшим кинозвездой, о хитром лисенке Куцем, который умудрялся убегать из любой клетки, о могучем и коварном слоне Шанго, о свирепом тигре Раджи и его верной подруге — тигрице Баядерке, о Фомке — маленьком белом медвежонке, прилетевшим из Арктики в Москву на самолете, и о многих других животных — питомцах Московского Зоопарка.
Для младшего школьного возраста.

Текст есть в интернете

Энид Блайтон "Пять юных сыщиков и верный пес"

А вот эту серию детских детективов я в детстве с удовольствием читала.
«Пять юных сыщиков и верный пёс» (в некоторых переводах известны как «Пятеро Тайноискателей и собака» или просто «Пятеро тайноискателей», англ. The Five Find-Outers) — серия 15 книг английской писательницы Энид Блайтон. Книги из этой серии публиковались с 1941 по 1960 год. Пятеро детей проводят каникулы в маленьком городке под названием Питерсвуд. Каждый раз, когда они приезжают, в Питерсвуде случается преступление, которое юные сыщики расследуют, непременно опережая в этом городского констебля мистера Гуна.
Девочки в повестях:
Маргарет Дейкин (Дейзи, англ. daisy — маргаритка) — младшая сестра Ларри, одного возраста с Фэтти и Пипом. Авторка идеи создания детективного клуба.
Элизабет Хилтон (Бетс, Бетси, Бетти) — самая младшая из всей компании, но довольно смышлёная. Периодически её посещают внезапные гениальные догадки, когда, казалось бы, расследование зашло в тупик. В начале её не хотели принимать в клуб из-за её малого возраста, что её очень обидело.
Об этой серии писал Чуковский:

"...всех превзошла Энид Блайтон. В роли опытной сыщицы она вывела необыкновенно смышленную восьмилетнюю девочку, которая своим интеллектом перещеголяла знаменитых сыщиков и регулярно оставляет в дураках профессионального полицейского Гуна. Книжка эта появилась в английском издательстве «Dragon» («Дракон»), которое печатает сыщицкие истории для малых детей от 6 до 8 лет («Синий Дракон») и от 8 до 12 лет («Красный дракон»)."