March 29th, 2015

Айн Рэнд «Мы живые»

Айн Рэнд  «Мы живые»
Айн Рэнд «Мы живые»

Это первый роман известной американской писательницы русского происхождения. Главная его тема — Человек против Государства, Личное Счастье против Общественного Блага — мастерски проведена через фон драматических событий в жизни Петрограда-Ленинграда начала 20-х годов. Автор без какого-либо снисхождения к своим героям рассказывает нам о том смутном периоде нашей истории. Бывший аристократ в служебном рвении перед новым режимом предает друзей и близких. Герой гражданской войны после всех своих побед изменяет делу партии. Любовь главной героини к сыну расстрелянного адмирала приводит к любовной связи с сотрудником ГПУ.

Новинка: Оса Ларссон «Кровавая жертва Молоху»

Оса Ларссон  «Кровавая жертва Молоху»
Оса Ларссон «Кровавая жертва Молоху»

В небольшом шведском поселке, где все друг друга знают, жестоко убита пожилая женщина. На первый взгляд дело кажется тривиальным: налицо бытовое преступление на почве ревности. Но расследование показало, что семью погибшей словно преследует злой рок: один за другим ее родственники гибнут в несчастных случаях. Прокурорка Ребекка Мартинссон не верит в проклятия. Ее кредо — «случайных совпадений не бывает». Одержимая внутренними демонами, сражающаяся с затяжной депрессией, бывалая следовательница тянет за еле видные ниточки, вытягивая на свет историю любви и безразличия, страха и предательства, которая началась больше века назад

Джоан Чейс "During the Reign of the Queen of Persia" (1983)



Джоан Чейс родилась и выросла в Огайо.
Ее роман "Во время правления персидской королевы" отвергли несколько издательств, при этом после его опубликования в 1983 он получил множество премий, включая PEN / Премию фонда Хемингуэя за первый роман для американских писателей.



Эта история трех поколений женщин заслуживает занять свое место рядом с книгами Мэрилинн Робинсон и Элис Манро.

Королева Персидская тут - не экзотическая фигура, а суровая фермерша из Огайо, матриарх, правящая домом, полным дочерей и внучек.

Роман рассказывает об их жизни глазами младших в семье, четырех кузин, приезжающих на ферму на летние каникулы. Для них ферма - рай земной и источник знаний о жизни.

Девочки ссорятся, шепчут секреты по вечером и, главное, наблюдают за тем, какими женщинами являются их матери, и думают, какими женщинами станут они сами.

Андреа Дворкин "Молчание — знак несогласия" (1984)

Оригинал взят у void_hours в Андреа Дворкин "Молчание — знак несогласия" (1984)
Перевод главы "Silence Means Dissent" из книги "Letters from a War Zone".
Сердечно благодарю caballo_marino за любезно предоставленную помощь в редактуре текста


Я выступила с этой речью в Торонто, на симпозиуме по освещению проблем порнографии и насилия в средствах массовой информации. Аудитория состояла в основном из правых. Большинство выступающих были независимыми исследователями, изучавшими связь между порнографией и насилием над женщинами: все они были убеждены в существовании таковой.

С радостью отмечу, что публика ответила продолжительной бурной стоячей овацией. Думаю, что эта речь стала переломным событием в установлении диалога с женщинами правого крыла. Канадский феминистский журнал «Healthsharing» опубликовал ее, программа «60 минут» на канале CBS показала некоторые отрывки.

Непосредственно перед выступлением я впервые увидела один из хастлеровских порномультфильмов обо мне. Его показали на большом экране перед аудиторией в 800 человек. Это было частью презентации, подготовленной женщиной-исследовательницей, которая не имела намерения обидеть меня, а лишь хотела продемонстрировать, чтó делают с женщинами изготовители порнографии. Мне удалось кое-как продержаться до конца выступления и успеть сойти со сцены прежде чем я потеряла сознание. Все исчезло: свет, звук, надежда; все. Многие минуты выпали из памяти. Я так и не смогла восстановить их. Такой мультфильм говорит «Бах! Тебе конец», и в каком-то смысле так оно и есть, хотя бы и отчасти.



Как феминистка, вот уже долгое время я занимаюсь организацией движения против порнографии. Я благодарна исследовательскому сообществу, которое достаточно серьезно отнеслось к феминистской теории, чтобы решить проверить, действительно ли порнография причиняет вред женщинам. Я говорю это потому, что меня до глубины души возмущает сам факт, что кому-то вообще нужно проводить исследования, чтобы установить, вредно ли для женщины быть подвешенной на крюках. Мы благодарны научному сообществу из глубины своего отчаяния и безысходности — потому что обыкновенно мы молчим, и потому что когда мы пытаемся говорить, никто нас не слушает. Мы знаем, как давать количественную оценку, мы умеем считать, мы можем показать вам мертвые тела; и в то же время все это ничего не стоит, если данные получены от нас. Насколько я понимаю, объективность означает, что с тобой подобного не случается.
Collapse )
branches
  • svarti

просто посмеяться

Марко Вовчок "Інститутка" ("Институтка")

"Институтка" считается первой украинской реалистической повестью.
Повествование ведется от лица крепостной девушки Устины, которая попала в горничные молодой, красивой и образованной, но жестокой и бездушной помещице. Вернувшись из института благородных девиц, ни одной благородной черты она не приобрела...
Это сильное антикрепостническое произведение. Много ярких женских образов - сама Устина; панночка-институтка; Катря, которая была свободной, но вышла замуж за крепостного; пожилая женщина, которую сирота Устина называет "своей бабулей".
В 1860 году "Институтка" вышла в журнале «Отечественные записки» в переводе И.Тургенева с посвящением Т.Шевченко. Тарас Шевченко лично слушал ее чтение и одобрил ("в гроб сходя благословил", можно сказать, как Державин молодого Пушкина).
Перевод Тургенева я в сети не нашла... Оригинал доступен.

Марко Вовчок - мужской псевдоним ("Марко" - Марк) Марии Александровны Вилинской, по первому мужу - Маркович. Жестоким крепостником был ее отчим, описанные в "Институтке" издевательства над крепостными она в детстве наблюдала собственными глазами. Вилинская родилась в Орловской губернии. В Украину переехала после свадьбы, выучила украинский уже во взрослом возрасте.

Также она писала и по-русски, и по-французски. Много переводила - с польского (Болеслав Прус), с французского (Виктор Гюго, Жюль Верн) и других языков.

Марко Вовчок "Купеческая дочка"

(Рассказы из русского народного быта)

Однако, начала читать и тут же наткнулась на то, что в русской литературе встречается очень часто - голос крепостной девушки (Я навскидку могу вспомнить только "Барышню-крестьянку" и "Тепейного художника" - последнего за этот голос нежно люблю)

"Умерла у нашей барыни горничная девушка, и приказчику веленье прислано барское: немедля другую к барыне представить. Выбрал приказчик меня. Я была сирота, только и роду всего у меня, что дедушка. Ласковый такой старичок был, седенький, смирный. Выслушал он приказ, вздохнул да и повез меня."

Однако. Это может оказаться очень интересным.

"Барыня сидит в кресле и с собачкой играет. Из себя она еще хороша была, хоть и не молода. Взгляд быстрый, речь живая, скорая, голос звонкий. И видно сейчас, что щеголиха она не последняя: все на ней с иголочки, и сидит она такая нарядная да пышная. Посмотрела на меня, спросила, как зовут и сколько мне лет, и сказала старушке:

— Ну, уведите ее.

Простилась я с дедушкой.

— Не скучай, дитятко! — говорил он мне. — То ли еще на веку-то случается! А ты не скучай!

Все меня утешал, а сам вздыхал; а поехал — заплакал.

Одели меня и к барыне приставили, а старушка (Аксинья Ивановна ее звали) домой пошла. Она проживала у барыни, пока надо было, а потом отослали ее."

Или вот "Катерина", про украинскую девочку, которую барыня в Россию как игрушку привезла, потом еще куда-то отвезли, потом замуж выдали (я сейчас читаю книгу про чернокжую рабынюв США в 19 веке, так вот совершенно похожие судьбы, кого отдали, кого подарили, как котят)

"С мужем она жила не очень согласно, а он ее крепко любил и часто, бывало, плачется на нее, что вот жена меня не любит. А она хоть бы слово ему какое утешное сказала, — опустит только глаза и неподвижная такая, строгая и суровая. Он глянет, вздохнет и усмирится сейчас же. А как только ее нет, то он рассказывает да горюет: «И за что я люблю ее? За что? Не стоит она! И уж как я молил ее: люби! Чего же дождался? „Ты, — говорит, — меня силою взял; у тебя правды божьей нет; ты меня, — говорит, — словно товар какой присвоил“. А я ее взял оттого, что я жить-то без нее не мог!» И жалко его, бывало, как слушаешь; а как ее увидишь, то отчего-то вдруг охолодеешь к нему. «Бедный человек», — скажешь только."

Как вам эта цитата? О Большой Любви с женской точки зрения?
Конечно, не взяли ее в классики русской литературы, без бороды-то

АПД. А вот из "Игрушечки":

"Увидала меня на улице барышня гуляючи; я барышне приглянулась. "Дай мне эту девочку, подари!" — говорит она барыне.

Барыня ее уговаривать стала: "На что тебе такая замарашка, глупенькая!" Да барышня ничего слушать, знать не хочет: "Дай девочку!" Сама в слезы ударилась.

Вот и приказали меня в хоромы привесть. Привели, да уж и не выпустили. А господа в другую отчину выезжали, и на другой день у них был отъезд положен. "Хочу девочку с собой взять!" — кричит барышня. Попробовали ее уговаривать, только слова даром потратили. Барышня опять расплакалась, опять раскричалась; погладили ее господа по головке и велели меня в дорогу с собой снарядить. Приходила к ним моя матушка с горькими слезами: "Отдайте дочку!" — Я б тебе отдала, да барышня не пускает, очень ей твоя дочка понравилась, — ответила моей матушке барыня. — Ты не плачь, пожалуйста: она ведь скоро барышне прискучит, детям забава не надолго — тогда сейчас твою дочку мы перешлем к тебе.

Вышла барыня из девичьей и говорит своей ключнице любимой:

— Ах, как жалко мне эту женщину! просто я на нее смотреть не могу. Идите, душечка Арина Ивановна, скажите ей что-нибудь, дайте ей вот денег… ну, отдайте что-нибудь из моих вещей похуже… Только поскорее, чтоб она шла себе, чтоб тут не плакала…

Вышла Арина Ивановна к моей матушке и стала мою матушку из хором гнать. Матушка пошла. На другой день, как мы уж выезжали, приходила она хоть проститься со мной — не допустили."