March 16th, 2015

книги

Донна Тартт "Щегол"

Дочитала популярную нынче книгу "Щегол" Донны Тартт, за которую она получила Пулитцеровскую премию. До этого прочла "Тайную историю", о которой узнала опять же на волне успеха её нового романа.

"Щегол" — произведение объёмное и не самое простое, так что, в отличие от обычного проглатывания художки, я читала его несколько недель.

Впечатления смешанные. Тартт — яркая писательница, она строит необычные сюжеты и параллельно поднимает тяжёлые темы: преступления, травма, наркотики, отношения с родителями, депрессия. Я думаю, её книги будут проходить если не в школах, то как минимум в университетской программе по английской литературе.

В то же время стиль показался тяжеловатым. Не могу сказать, что я наслаждалась языком, как это было, например, с Этвуд. Язык читабельный, но не утончённый, не певучий. И, по моему скромному мнению, не цельный. Не завершённый авторский стиль, местами сотканный из заплаток.

К тому же длинноты. К её манере интриговать читателя я ещё в процессе "Тайной истории" приспособилась. Если Тартт пишет что-то вроде "и тут произошло событие, которое всё перевернуло", будьте уверены: к описанию непосредственно события она перейдёт только через несколько десятков страниц, когда вы уже отчаялись и даже успели забыть, что оно грядёт. И эти несколько десятков страниц могут быть даже увлекательными. Но вот описания чувств героев иногда не то что слишком детальны — прописаны десять раз разными словами, жёваны-пережёваны, прокручены через мясорубку туда-назад и пережёваны снова. Честно скажу, иногда, просмотрев бегло текст, я понимала, что ловить в нём нечего, и попросту пропускала три-четыре объёмных абзаца.

Финал книги вообще оставил в недоумении. Не сюжетный финал, а рассуждения в послесловии о рефлексии главного героя, мысли о судьбе, искусстве, красоте и смысле жизни. Там почти каждое предложение мной воспринималось как финальный аккорд, заключительная мудрость, но нет — за ней следовала ещё одна мудрость, и ещё одна, и ещё несколько страниц. Эта тягомотина в конце добавила 50% к моим негативным впечатлениям о книге.

С феминистской точки зрения сказать ничего не могу. Создалось впечатление, что авторку это не особенно интересует и что она ничего к феминистскому дискурсу в художественной литературе не добавила.

Не жалею, что прочла, но "Тайная история" понравилась больше, хотя там тоже главный герой мужчина и про женщин тоже сказано немного.

Вера Панова «Сказание об Ольге. (Сказание о Феодосии. Феодорец Белый Клобучок. Кто умирает)&r

Вера Панова  «Сказание об Ольге. (Сказание о Феодосии. Феодорец Белый Клобучок. Кто умирает)»
Вера Панова «Сказание об Ольге. (Сказание о Феодосии. Феодорец Белый Клобучок. Кто умирает)»

Библиотека проекта «История Российского Государства» — это рекомендованные Борисом Акуниным лучшие памятники мировой литературы, в которых отражена биография нашей страны, от самых ее истоков.
Время, воссозданное в исторических повестях Веры Пановой — Русь Киевская, Владимиро-Суздальская и Московская. Киевская княгиня Ольга и игумен Киево-Печерского монастыря Феодосий были канонизированы церковью и причислены к лику святых. Повесть «Кто умирает», рассказывающая о последних днях московского самодержца Василия III, отца Ивана Грозного, по праву поставлена в ряд с лучшими образцами исторической прозы. За потемневшими от времени иконописными ликами Панова разглядела живые лица человеческие с их глубокими переживаниями и духовными порывами. По признанию К. Симонова повести Веры Пановой — «это настоящая история, во всем жесточайшем сплетении ее противоречий, столкновений, судеб, взглядов, страстей».




Интересная судьба у Веры Пановой (1905—1973), лауреатки, прости богиня, трех Сталинских премий по литературе:

В семнадцать лет Панова поступила работать в редакцию ростовской газеты «Трудовой Дон». Журналистика на долгие годы становится её основной и любимой профессией. Первые шаги Пановой в газете очень напоминали начало журналистской карьеры Севастьянова, описанной позднее в «Сентиментальном романе» (1958), книге во многом автобиографической, построенной на соединении художественного вымысла и реальных фактов собственной жизни.

В 1926—1927 годах Панова вела регулярный отдел фельетона в газете «Советский Юг». Из номера в номер появлялись в газете короткие, остроумные, точно бьющие в цель статьи и заметки, подписанные псевдонимом Вера Вельтман.

После убийства С. М. Кирова (1 декабря 1934 года) её второй муж был арестован по обвинению в принадлежности к «ленинградской оппозиции», приговорен к 10 годам лагеря и направлен в СЛОН, где и погиб. В 1937 году Панова навсегда покинула Ростов. Вместе с детьми и матерью она несколько лет жила на Украине в селе Шишаки Полтавской области.

Отечественная война застала Панову в городе Пушкине, захваченном в сентябре 1941 года немецкими войсками. Немцы погнали её вместе с другими жителями в Эстонию, однако ей удалось бежать вместе с дочерью и, преодолев многие сотни километров по захваченной врагом земле, достигнуть зимой 1941 года села Шишаки, где оставалась её семья — две бабушки с малолетними сыновьями.
kaska

развлекательное чтиво, вестерн

посоветуйте пожалуйста книгу о сша, можно вестерн, которую нельзя было бы назвать серьезной глубокой литературой. сын попросил подсказки, ему нужно для английского. ищется развлекательный роман на англ. языке. не обязательно современный.

я ему подсунула "щегла" тартт, но он утверждает, что это слишком серьезно. а надо чисто развлекательный чтобы был. такое вот нетривиальное задание. еще предлагала франзена "свободу" (прошу прощения, что пишу о мужчине авторе), но это якобы тоже серьезно. роман он уже читал

ему и сверстникам сверстницам 17-18 лет. английский у них у всех хороший, некоторые уже отучились год в штатах или в юкей и австралии. так что сложность языка - это не помеха в данном случае.

чтоб такого молодежи попсового посоветовать?
с книжкой

Дарья Бобылева. Забытый человек

Оригинал взят у morraine_z в Дарья Бобылева. Забытый человек


Издательство: АСТ
Год: 2014
ISBN: 978-5-17-086941-1
Страниц: 320
Тираж: 2000 экз.

Хороший хоррор - это рассказ вовсе не о чудовищах. А о людях, которые иногда ведут себя как чудовища. А иногда - и нет.
О сборнике я узнала из рецензии в Даркере; рецензия была так себе, серединка на половинку, но скорее ругательная, чем хвалебная. Я все-таки скачала сборник да и забыла, но тут, на выходных, гуляя с дочкой в парке, решила все-таки прочитать.
Мне сборник скорее понравился. И назначенный Паршивой Овцой Владя (он же Славик) из рассказа "Бабайка", и решительная Мадина-Медуза ("Бусы"), и бабушка Катя с ее непростой жизнью ("Тот, кто живет в метро"), и девушка из "Ночного взгляда" (если отбросить мистическую составляющую, которой там почти что и нет - это ситуация классического абьюза) - все они живые люди.
Не супергерои и супергероини, нет. Обычные люди, кто-то слабый, кто-то жестокий, кто-то жалкий. И ведут они себя, столкнувшись со сверхъестественными силами, по-разному. Что примечательно, в открытый конфликт вступают только разве что герои рассказа "Длинное, белое" (классический молодежный ужастик). Но у них нет особого выбора - то самое длинное и белое ломится к ним не в дверь, так в окно. Все остальные стараются со сверхъестественным более-менее сосуществовать - даже когда это опасно для них самих (уже упоминавшийся "Ночной взгляд") или же для окружающих ("Сынок").
Collapse )

Србуи Тюсаб

Тюсаб Еще одна армянская писательница-феминистка, произведений которой я не смогла найти...

Србуи Тюсаб называли "армянской Жорж Санд".
Родилась в 1841 г. в Константинополе (Стамбул) в состоятельной семье Ваганянов. (Фамилия Тюсаб - по мужу-французу.) Мать – Назлы Ваганян, была видной общественной деятельницей. Именно благодаря авторитету матери дочь, получившая начальное образование во французской школе, не только начинает изучать армянский язык, но и становится первой армянкой - публицисткой и романисткой.
Тюсаб, поднимая проблему женского равноправия и освобождения, ратует за защиту прав армянской женщины.
Написала три романа: "Майта", "Сирануйш" и "Араксия, или Учительница".
В романе «Майта» (1883) создала образ женщины, тяготящейся зависимым положением в обществе и защищающей себя от «нравственных иезуитов».
В романе "Араксия, или Учительница" Србуи Тюсаб повествует о труде женщины как основе и гарантии семейного счастья.
О романе "Сирануйш" ничего не нашла, понятно только, что это женское имя.

Пишут, что она ратовала за эмансипацию женщины, защищала права новоармянского языка (светского армянского языка).
Довольно скудные сведения о ее творчестве, но это всё, что удалось найти.
Впрочем, кажется, можно найти ее произведения на армянском, а вот переводов не нашла.

Джоанн Харрис "Чай с птицами"

Рецензия на одну из книг Джоан Харрис

Оригинал взят у book4you в Джоанн Харрис "Чай с птицами"
Dzhoann_Harris__Chaj_s_ptitsami[1]

“Чай с птицами” Джоанн Харрис - отличная находка для тех, кто хочет переживать читаемое. Самые разные истории: добрые и не очень, реалистичные и отчетливо фантастические - перемешаны в сборнике. Сама писательница говорит о них: малая проза сильно недооценена, многие люди не придают ей значения и не читают рассказы вообще - меж тем, иногда они запоминаются сильнее, чем иные романы (и я с ней полностью согласна, попробуйте забыть “Дары волхвов” О.Генри). А в условиях все нарастающей спешки - что может быть лучше, чем закинуть в себя кусок чтения за 15 минут перед сном или в метро.
Collapse )

Ольга Кобылянская «Valse mélancolique»

Автор: Ольга Кобилянська (Ольга Кобылянская)
Название: Valse mélancolique
Год выпуска: 1898
Еще одна новелла писательницы-феминистки Ольги Кобылянской. Это история трех подруг, которые вместе снимают квартиру. Каждая выбрала себе профессию и жизненную цель: Ганна хочет стать художницей, Марта - учительницей, София - музыканткой. Жизни их складываются по-разному, но легкой судьбы не досталось ни одной.
"Три целостных образа женщин-интеллигенток", как любят писать литературоведы.
Не знаю, переводилась ли книга на русский.
Есть очень даже приятная экранизация с русским переводом.