February 14th, 2015

Выйдет в апреле: Алиса Ганиева «Жених и невеста» (Дагестан)



Алиса Ганиева, лауреат премии «Дебют» («Открытие года») блестяще начала литературную карьеру. Новый роман, кандидат на премию «Русский Букер», рассказывает о том, как драматично складывается судьба дагестанской девушки, которая хочет жить современной кипучей жизнью, не отрываясь при этом от корней — традиций своей народа.

Родилась в Москве в 1985 году. Выступает также под псевдонимом Гулла Хирачев. Окончила школу в Махачкале, затем поступила в Литературный институт им. А.М. Горького. С осени 2002 года живет в Москве. Работает редактором в приложении к «Независимой газете» -- «НГ-ExLibris». Координатор Совещания молодых писателей Северного Кавказа в Нальчике (май 2008 года). С 2008 года является членом редколлегии журнала «Литературная учеба»

Интервью с писательницей - http://sevkavinform.ru/articles/caucasian-house/pyat-voprosov-ot-saida-ninalalova-alisa-ganieva/

"В апреле в издательстве “АСТ” (редакция Елены Шубиной) должен выйти мой роман “Жених и Невеста”. Говорить о собственном тексте сложно. Это довольно остросюжетная история на матримониальную тему. И шире – о столкновении закрытого общества с модернистским. Если интересует сюжетная завязка, то звучит она для дагестанского уха не так уж абсурдно: родители мечтают женить сына и заранее бронируют ему на свадьбу банкетный зал. Невеста между тем еще не подобрана. А тут еще вмешиваются инакомыслящие и консерваторы, гадалки и суфийские наставники, сплетницы и ортодоксы. И все это – в прикаспийском поселке недалеко от Махачкалы. Надеюсь, роман доставит вам удовольствие."

Первая повесть писательницы, "Салям тебе, Далгат!" - http://magazines.russ.ru/october/2010/6/hi5.html

"– Патя, – говорила Залина, внимательно разглядывая Патю с ног до головы, – ты юбку эту где купила?

– Из Москвы, в бутике покупала. Это «Гуччи», – важно ответила Патя, проглатывая воду и дуя на челку.

– Такая прелесть! Да же? – спросила Залина, ударяя на последний слог. Collapse )

Маккалоу Колин «Прикосновение»

Маккалоу Колин  «Прикосновение»
Маккалоу Колин «Прикосновение»

Викторианская Австралия. Страна больших возможностей, где каждый может найти то, о чем мечтает.
Именно сюда юная Элизабет приезжает к своему жениху — богатому и влиятельному Александру Кинроссу.
Она надеется попасть в сказку — но оказывается в золотой клетке.
Она желает обрести любовь и защиту — но ее жестоко предают.
Сможет ли Элизабет бросить вызов судьбе, традициям и даже близким, чтобы стать счастливой?..

Премия 2015 William L. Crawford: Zen Cho "Spirits Abroad" / The Angel of Losses by Stephanie Feldman

Первый раз за 50 лет эту премию разделили между собой две писательницы: малазийка Дзен Чо и американка Стефани Фельдман.



Дзен Чо - китаянка из Малайзии, живущая в Лондоне и пищущая фэнтези. Летом 2014 года у нее вышел сборник рассказов, Spirits Abroad, а осенью 2015 выйдет первый роман.

Рассказы интересны тем, что они построены на малазийской мифологии. "Если ты живешь рядом с джунглями, ты знаешь, что далеко не всегда понятно, что реально, а что нет. В лесу между этими двумя понятиями пропасти нет".

Датин (жена малазийского аристократа, датука, я не знаю, как перевести эти титулы) вспоминает о своем романе с оранг-буньяном (дух, который невидим для большинства людей). В жизни юной понтианак столько всего намешано - и работа по дому, и властные тетушки, и первая любовь, и людоедство. Дух земли запутывается в переговорах с вредным землевладельцем, а Чанъэ, богиню Луны, уносит в открытый космос (метафора китайской диаспоры:).



Этот дебютный ромн, основанный на еврейской мифологии, тоже вышел летом 2014 года.
Умерший дедушка оставляет внучке загадочную записную книжку с историями про Белого рабби, который творил чудеса благодаря помощи Ангела потерь, защитника всех потерявшихся вещей, хранителя потерянной буквы, которая завершает имя б-га.

Чтобы раскрыть тайну записной книжки внучка изучает прошлое - жизнь своей семьи в Европе в 18-ом веке, в Литве, оккупированной нацистами, и настоящее - потому что жизнь ее сестры Холли, в современном Нью-Йорке, в опасности
из-за прошлого дедушки.
кот

"Тоня Глиммердал" и незаданные вопросы

В нашем сообществе был пост о молодой норвежской писательнице Марии Парр и её первой книге "Вафельное сердце". Я прочла, очаровалась, почти сразу открыла охоту на второе произведение Парр: "Тоня Глиммердал". Итоги... итоги хочу подвести здесь.



Нет, роман блестящий. Не зря Марию Парр называют наследницей Линдгрен: и яркие, выразительные характеры, и пейзажи, в которые хочется иммигрировать на недельку, если не до второго пришествия, и своеобразный юмор, и, конечно, главная героиня - этакая Пеппи Длинныйчулок норвежского реалистического разлива. Девочка, у которой в собственности пара лыж и целый мир: затерянная долина Глиммердал.

— Слушай, Клаус Хаген, а почему в твой кемпинг никогда не приезжают дети?
— Потому что в мой кемпинг запрещено приезжать с детьми, — ответил ей тогда Хаген.
— Что-что? — переспросила Тоня.
— Гости кемпинга приезжают послушать, как шумят сосны и бурлит река, а не как плачут, орут и вопят дети, — ответил Клаус Хаген и посмотрел на свои часы. Тоня стояла как громом пораженная. Ничего хуже этих слов Хагена она в жизни не слыхивала, решила Тоня. Но, как оказалось, она поторопилась с оценкой, потому что Клаус Хаген тут же легко побил свой прежний рекорд.
— Трулте, то, что я сказал о криках и воплях, касается и тебя тоже.
— Я Тоня, — поправила Тоня.
— Да. Тоня, зачем ты днями напролет голосишь песни? Давай прекращай!
Тоня от изумления прочистила пальцем ухо.
— Ты нарушаешь покой моих гостей, когда с песнями проносишься мимо кемпинга на велосипеде, — сказал Хаген и изобразил на лице вежливую улыбку.
— Ты хочешь, чтобы я перестала петь в собственной долине? — переспросила Тоня, желая убедиться, что поняла правильно.
— Что значит «собственной», — буркнул Хаген раздраженно. — Я рекламирую свой кемпинг как самое тихое место в Норвегии, и будь любезна считаться с этим.
Тогда Клаус Хаген и совершил самую большую ошибку в своей жизни. Никому не дано безнаказанно запрещать грозе Глиммердала петь. Это Хагену сказал бы любой человек. Если бы он спросил, конечно.
— Извини, не могу, — ответила Тоня Глиммердал.


И вот находчивая "гроза Глиммердала" устраивает хозяину кемпинга форменный террор, низводит его и курощает в лучших традициях. Это изрядно оживляет повествование, но у взрослой читательницы, то есть меня, вызывает вопрос №1: "А как это будет восприниматься в нашем, так сказать, менталитете?"

Поясню: вот одноклассники моего брата однажды пошли воровать капусту. Украли каждый по кочну, а солдаты, которые сторожили поле, их тут поймали, отняли в наказание штаны и нижнее бельё. До вечера дети прятались по кустам, а когда стемнело, пришли домой. И матери сказали в один голос:
- Слава Богу, что так отделались, что не изнасиловали и не убили эти солдаты!
То есть и взрослым, и ребятам было очевидно, что за кочан капусты могли запросто убить. В то же время Тоня остаётся за все свои художества абсолютно безнаказанной, хотя кое-какие её проделки гораздо существеннее, чем капуста. Это потрясающе, уникально: десятилетняя девочка чувствует себя хозяйкой на своей земле, чувствует себя на свободе. Она не боится и взрослому сказануть как следует, и эмоции выразить - знает, что ей за это ничего не будет. Какой эффект будет от чтения у российских детей, от которых с рождения требуется быть тише воды, ниже травы?

И вопрос №2 - основной темой книги становится встреча после трёх десятилетий разлуки. Встреча отца и дочери. Обсуждается:
- почему девочка (на тот момент ей было около двенадцати) всё-таки выбрала маму, а не отца.
- Почему отец так среагировал на этот выбор.
- Кто в итоге больше теряет.
- Как всё-таки соединить семью. И остаётся открытым вопрос - а что именно там соединять? Столько времени прошло, они давным-давно чужие люди! А вы как считаете, имеет ли смысл восстанавливать отношения, которые закончились годы и годы назад?

Если ты папа, то ты навсегда папа. Ты не можешь перестать быть папой потому, что случилось что-нибудь глупое или плохое!

С одной стороны, нельзя с этим не согласиться. Но с другой стороны...

Финалистки премии The Kitschies

Эта премия уже 7-ой год присуждается за самые "прогрессивные, умные и интересные книги, которые содержат в себе элементы фантастики".

В краткий список-2015 вошли (как всегда, я оставляю только женские имена, списки длиннее):

В номинации "Красное щупальце" (роман):

Lagoon, by Nnedi Okorafor (Hodder & Stoughton) - я писала об этой книге в апреле 2014.
The Race, by Nina Allen (NewCon Press)



"Гонки" открываются описанием альтернативного будущего, на южном берегу Англии, превратившемся в ядовито-токсический пустырь, где, невзирая на правительственные запреты, продолжают разводить смартдогов и устраивать их гонки. ГГ ищет свою похищенную племянницу, телепатку. Затеммы переносимся в современную Англию и видим писательницу, привыкшую прятаться от мира в воображаемой версии своего мира, она, в свою очередь, хочет понять, что 20 лет назад произошло с невестой ее брата. Обе реальности переплетаются и сливаются.

В номинации "Золотое щупальце" (дебют, в прошлом году эта премия досталась Энн Леки):

Viper Wine by Hermione Eyre



1632 год, дамы при дворе Чарльза I начинают выглядеть одинаково: пухлые щеки и расширенные зрачки - признаки того, что они пьют новое зелье, тайком продаваемое врачом ланселотом Чойсом. Основанный на реальных событиях, Viper Wine - это 1632 в стиле Pop Art, с алхимией, Дэвидом Бойи, косметическими рецептами 17-го века, библиотекой в духе Борхеса и подводкой в Темзе.

The Girl in the Road by Monica Byrne - я писала об этой книге в мае 2014

Memory of Water by Emma Itäranta - летом был пост о ней.

The Long Way to a Small, Angry Planet by Becky Chambers (опубликован за свой счет)



Где-то в глубине звездного неба команда строителей пространственно-временных тунелей скачет от планеты к планете в поисках выгодного контракта. В масштабе галатики человечество - вид малозначимый, а уж латаное-перелатанное строительное судно - пылинка на зведной карте. Но у его экипажа, у 9 человек с разных планет, есть свои истории.

The People in the Trees by Hanya Yanagihara



1950 год, два молодых антрополога направляются на отдаленный микронезийскийостров в поисках затерянного племени, и находят его, а еще находят лесных обитателей, Мечтателей, живущихъ невероятно долго. Один из антропологов решает, что причина такого долговечия - поедание мяса редкого вида черепах, убивают такую черепаху и привозят мясо в США. Он оказывается прав - это источник бессмертия, и получает свою нобелевскую премию и мировую славу, но вскоре выясняется, что чудо дается не просто так, а страшной ценой.

Я не переста. поражаться тому, сколько великолепной фантастики пишут женщины, и как мало их переводят на русский.