January 26th, 2015

Оксана Забужко «Музей покинутих секретів» (Музей заброшенных секретов)

Эту книгу часто называют семейной сагой - семейная история с 1940-х по 2004 годы. В какой-то степени это так, но книга не похожа на обычные семейные саги. Скорее, это история журналистского исследования, которое изменило жизнь самой исследовательницы. Да и дружба главной героини, Дарины Гощинской, с погибшей художницей Владой Матусевич, и ее любовный роман, и перипетии профессиональной карьеры не менее важны для сюжета, чем семейная история. Так что это всё-таки не совсем семейная сага.
Журналистка расследует обстоятельства жизни и смерти украинской подпольщицы Олены Довган, погибшей в 1947 году.
Затронуто много интересных тем, в том числе и с точки зрения феминизма: женщины на войне, женская дружба, грязная сторона журналистской работы, секс-траффикинг. Тест Бехдель проходит. И вообще Забужко чудесно пишет о дружбе и любви, очень душевно и трогательно.
Но есть и недостатки. Местами авторка ужасно злоязычна. Например, несимпатичных ей героев и героинь злословит жутко, местами просто коробило, особенно от некоторых высказываний в адрес женщин - не брезгует самыми гадкими оскорблениями в духе "женской мизогинии". Я чуть не бросила эту книгу после первой главы, но решила прочитать еще вторую, и после этого уже не могла оторваться - то ли большая часть яда в первой главе сосредоточена, то ли притерпелась к ее стилю :) Да и интрига захватила, ну и многие места действительно очень трогают. Так что книгу дочитала с удовольствием, хотя местами плевалась.
Книга вышла в 2009 году в издательстве "Факт".
В 2013 вышел перевод на русский в издательстве "АСТ", переводчицы Елена Мариничева и Виктория Горпинко.
В сети легко найти как оригинал, так и перевод.
ведьма

Ольга Елисеева «Прости, мой неоцененный друг!»

Ольга Игоревна Елисеева «ПРОСТИ, МОЙ НЕОЦЕНЕННЫЙ ДРУГ!» Феномен женской дружбы в эпоху просвещения

Небольшая документальная зарисовка о дружбе двух знаменитых женщин эпохи - Екатерины Второй и Екатерины Дашковой.

"Дружба этих двух женщин наложила неизгладимый отпечаток на события русской истории второй пол. XVIII в. и помогла одной из них взойти на императорский престол, а другой очутиться во главе Академии Наук. «Единственное, чего России не хватает — это чтобы какая-нибудь великая женщина командовала войском. — не без раздражения замечал Джакомо Казанова после знакомства с „госпожой д’Ашкоф“. — Ученые мужи сгорели бы со стыда, что ими правит женщина, когда бы не признали в ней Минерву».

Титул Минервы, римской богини мудрости, был признан современниками за обеими Екатеринами — Великой и Малой. Дружба, возникшая между двумя просвещеннейшими дамами своего времени, уже сама по себе заслуживает внимания, поскольку явилась сложным культурным феноменом эпохи Просвещения и была возведена нашими героинями в ранг высокого искусства человеческих взаимоотношений, выстроенных по канонам Классицизма."

Вера Инбер «Почти три года. Ленинградский дневник»

Вера Инбер  «Почти три года. Ленинградский дневник»
Вера Инбер «Почти три года. Ленинградский дневник»

Вера Михайловна Инбер родилась в Одессе в 1890 году, окончила гимназию, поступила на историко-филологический факультет одесских Высших женских курсов, затем четыре года жила в Европе. В 1912 году в Париже вышел ее первый стихотворный сборник «Печальное вино», который когда-то похвалил Блок. В 1918-м Инбер читала свои стихи на московских вечерах вместе с Бальмонтом, Белым, Ходасевичем, Маяковским, Цветаевой.
К началу войны она и ее третий муж, Илья Давыдович Страшун, профессор медицины, оказались в Ленинграде. Блокаду они пережили вместе. Инбер выступала по радио, читала в госпиталях, ездила на линию фронта и вела дневник. Вера Инбер на протяжении всей своей творческой жизни пыталась забыть декадентское прошлое, хотела быть и стала официально признанной советской поэтессой. Ее стихи и рассказы о революции, советских вождях успешно издавали, она входила в правление Союза писателей СССР. «Сталинская лауреатка и родственница Льва Троцкого», как писал о ней Евгений Евтушенко.
«Чтобы понять, каково жить в эпоху террора, надо почувствовать себя в шкуре тех людей, которые боялись не только за себя, но и за своих близких». Она до самой старости так и осталась «смертельно испуганной, будучи донельзя лояльной» и в жизни, и в творчестве. Но ее блокадный дневник «Почти три года», пожалуй, самое честное и пронзительное свидетельство того страшного и героического времени...

Новинка: Мейлис де Керангаль «Чинить живых» (2013, Франция)

Керангаль М. де  «Чинить живых»
Керангаль М. де «Чинить живых»

Действие романа укладывается всего в 24 часа, но какие это часы! Симон Лимбр, молодой серфингист, попал в автомобильную аварию, возвращаясь домой после катания по Ламаншу. Его череп раздавлен, мозг умер. Но современная аппаратура все еще поддерживает жизнь в бессознательном теле. Срочно вызванные мать, отец и невеста юноши не желают мириться с потерей. Ведь Симон еще с ними, он дышит, а главврач больницы просит отдать его сердце и другие органы больным, нуждающимся в операциях. Как можно решиться отдать сердце сына совершенно незнакомой женщине, Клер Межан, пусть даже она — мать троих детей? Как вынести страшный приговор?.. Керангаль описывает очень разных героев, у каждого из них своя история жизни, и все они связаны одним — пока еще бьющимся сердцем уже умершего серфингиста. Перед читателем мелькают самые разные картины: охота и разведение щеглов в Алжире; футбольные матчи; смерть Жанны д'Арк на костре; изготовление байдарок; занятия серфингом. На самом деле в жизни всё взаимосвязано — и серфинг, и трансплантация органов... Эта книга о ценности человеческой жизни, о споре разума с сердцем, о живом сердце… Недаром в конце романа хирург, пересаживающий сердце Симона Лимбра Клер Межан, кричит, словно командир, идущий в атаку: «Огонь! Огонь!». Ведь этот огонь возвращает жизнь.


Роман "Починять живых"/"Réparer les vivants", 2013, получил много премий: Grand prix RTL-Lire, Книжная премия Orange, Студенческий выбор France Culture-Télérama, 2014



Родилась в 1967 году, в семье потомственного бретонского моряка, училась в Гавре. Работает в одном из престижных издательств. Свой дебютный роман “Я иду под грозовым небом” она опубликовала в 2000 году. Но настоящий литературный успех принес ей сборник новелл “Ни цветов, ни венков” (2006). Именно на его страницах писательница находит свой энергичный стиль, обогащенный всеми оттенками устной речи.

Премия Франца Хесселя (2010).

Ее рассказ "Дороги бегства" на русском - http://magazines.russ.ru/october/2010/11/ke18.html

Люси Невилл «О, Мексика! Любовь и приключения в Мехико»

Про эту книгу в стиле "трэвелог" (воспоминания о путешествии) на гудридз пишут, что она забавная и прекрасно передает мексиканскую атмосферу.

У меня были ли сомнения, подходит ли книга для сообщества, но (подумала я), раз мне интересно читать про путешествия, то и кому-то из сообщниц будет интересно. Более того - сама история о том, как молодая девушка может ОДНА поехать в чужую страну почти без денег и начать там обустраиваться, лет сто назад читалась бы не как мемуары, а как ФАНТАСТИКА, То, что мы, женщины, теперь МОЖЕМ себе позволить немыслимое для поколения наших бабушек, если не мам - это вызывает восторг.

Люси Невилл  «О, Мексика! Любовь и приключения в Мехико»
Люси Невилл «О, Мексика! Любовь и приключения в Мехико»

Перед Люси Невилл, только что окончившей университет, встает непростой выбор: найти работу или отправиться в Латинскую Америку, в экзотический край ее детских грез. Она приезжает в Мехико почти без денег и с начальным уровнем владения испанским языком, и быстро находит место преподавателя английского.
Так начинается комическое цунами приключений, во время которого Люси, преодолевая многослойное пространство Мехико, встречается с самыми разными людьми — от уличных торговцев до чокнутых гринго, о...
кот

Аделина Адалис. Стихи.

Единственный сборник, находящийся у меня в распоряжении: это "Бессонница" (М.: Лимбус-пресс, 2004), составитель М. Синельников. Но знающие люди утверждают, что этот сборник - несколько так себе, всякая верноподданная конъюнктурная писанина в него попала, а настоящая поэзия - постольку-поскольку. Поэтому к формированию подборки подключены и интернет-источники.

Отзывы о стихах Адалис были разноречивые. Например, О. Мочалова, которую в биографии я цитировала, считает, что при всём мастерстве "Адалис приняла наставительный, поучительный тон в стихах. Но ее торжественные позы казались деланными, проповедничество — официальным. Многое в ее высказываниях вызывалось требованиями текущего момента, заставлявшими поступиться личными вкусами и взглядами". А вот Осип Мандельштам ставил Адалис выше Марины Цветаевой и писал о ней так: "голос подчас достигает мужской силы и правды". В этом "подчас", конечно, столько заложено шовинизма... Сколь, коровушка, ни дуйся, а бычком тебе не быть. Цветаева, в свою очередь, стихи Адалис хвалила.

Collapse )