January 20th, 2015

francais

"Euphoria" by Lily King

Оригинал взят у williwaw в "Euphoria" by Lily King
«Эйфория» - это не только книга с потрясающей, завораживающей обложкой, но и один из пяти лучших романов 2014 года по версии NY Times.

30-е годы, Папуа Новая Гвинея. Молодая пара интеллигентных амбициозных антропологов приезжает изучать дикарей-папуасов… вот только неизвестно, кто же в итоге окажется большим дикарем. В удушающей жаре экваториальных тропиков разворачивается история, леденящая кровь.

Книга основана на реальных событиях из биографии легендарного американского антрополога Маргарет Мид (1901 - 1978). Именно ей принадлежит известная фраза, которая мне очень нравится: «Никогда не сомневайтесь, что небольшая группа умных, преданных своему делу людей может изменить мир. В истории всегда только так и было».

Лили Кинг с легкостью играет жанрами: от неподдельной драмы — к игривой комедии, от вдумчивых размышлений о чужих культурах и способах их познания — к романтическим клише вроде танцев под дождем и unresolved sexual tension.

В первой же главе уставшая героиня-антрополог возвращается из трудной экспедиции и мысленно типирует встреченных на пароходе белых женщин: украшения, орнаменты, главные ценности (мужчина, вернее, возможность его заполучить).
Во второй главе еще один совершенно чудесный эпизод: одичавший антрополог в депрессии собрался топиться, а два случайно проходивших мимо папуаса вытаскивают его из реки. И старательно объясняют для непонятливого белого: купаться ночью опасно, купаться одному опасно, купаться с камнями в карманах тоже опасно, больше так не делай.

stampА потом встречаются родственные души, мы попадаем в хижину, построенную вокруг радужного эвкалипта, и события стремительно набирают ход… Атмосфера у романа потрясающая, прямо видишь наяву все эти мангровые заросли на реке Сепик, дома на сваях, выдолбленные каноэ и странные ритуалы.

Портрет женщины-ученого выписан просто замечательно. А ведь вести исследования ей приходилось наугад, руководствуясь собственной интуицией: в то время закладывались самые основы антропологии, её и за науку тогда многие не считали.

Но в целом книга немного странная, и я не уверена, что поняла основной месседж. То, что даже умная, смелая и свободомыслящая женщина может по собственной воле терпеть бесконечные издевательства, унижения и абьюз? То, что, даже перестав выбирать между карьерой и семьей, женщина начала 20 века вынуждена была выбирать между карьерой и самоуважением? Как бы то ни было, факты есть факты. Автор выдумала только концовку, всё остальное подтверждается многочисленными источниками и письмами Мид к мужу, в которых она пишет: «Oh dear — I wish you hadn't hit me where it would show that night over there…»

Очень захотелось прочитать мемуары Маргарет Мид «Blackberry Winter», чтобы узнать, как всё было на самом деле.

Лия Флеминг «Забытые письма»

Лия Флеминг  «Забытые письма»
Лия Флеминг «Забытые письма»

Сельма Бартли последняя, кто помнит события 100-летней давности. Она окружена заботой, любящими внуками и правнуками, но события прошлых лет никак не оставляют ее в покое. Несправедливость, которой была подвергнута ее семья, заставляет снова и снова возвращаться к событиям Первой мировой войны, когда забрали всё: семью, друзей, любовь… Сможет ли Сельма восстановить справедливость, если семейная тайна заставляет молчать, а свидетели давно погибли?

Шелли М. «Франкенштейн» (1818)

Шелли М.  «Франкенштейн»
Шелли М. «Франкенштейн»

Задуманный и начатый в ходе творческого состязания в сочинении страшных историй на швейцарской вилле Диодати в июне 1816 года, инициированного лордом Байроном, дебютный роман английской писательницы Мэри Шелли «Франкенштейн, или Современный Прометей» (1818) стал одним из шедевров романтической готики и вместе с тем отправной точкой научно-фантастической традиции в прозе Нового и Новейшего времени. Отсылающая самим названием к античному мифу о Прометее, книга М. Шелли за неполные два столетия породила собственную обширную и влиятельную культурную мифологию, прирастающую все новыми героями, ситуациями и смыслами в бесчисленных подражаниях, переложениях и экранизациях. Придуманный автором книги трагический и страшный сюжет оказался открыт для различных художественных, философских и социально-политических интерпретаций, а имя и личность швейцарского ученого-экспериментатора Виктора Франкенштейна прочно соединились в современном культурном сознании с образом созданного им монстра в двуединый символ дерзновенных надежд и смертельных опасностей, сопутствующих научным исканиям и выдающимся открытиям.