December 3rd, 2014

кот

Завод зовёт

С Ксенией Букшей отношения у меня как-то не складывались. Два разочарования были в студенчестве: рассказы Ирины Денежкиной (сейчас ещё кто-то такую помнит?) и "Алёнка-партизанка" Букши. Смешное помню ощущение: превозносят до небес, а я моргаю как сыч и ни-че-го не понимаю.

Однако Ксения Букша не знала, что у неё не складываются отношения с Майоровой, выпустила ещё две книги прозы, биографию Малевича в серии ЖЗЛ и - в 2013 году - роман про Кирзавод. По крайней мере, мне так сказали, сунув в руки журнал:
- На. Это про твой Кирзавод. Ты оценишь.
Около Кировского завода я жила одно время, а так понятия не имею, почему он мой и каким образом завод "Свобода" с ним соотносится. Но оценила, ой, оценила.

Сюжет незамысловат: перед нами история промышленного предприятия. Как его после войны восстанавливали, как развивали и совершенствовали, как трудились, как отдыхали, как на демонстрации ходили и, наконец, как по винтику-по кирпичику растащили в 90-е годы. Но как это сделано! Помните, у tanjand были недавно книжечки из пропильной резьбы по тонкому картону: ажурные, многоплановые. То ли лиана выглядывает, то ли усик - перелистываешь, ах, это змейкин хвост! Аналогично в "Заводе "Свобода"": листаешь страницу за страницей, то крупный план, то монолог второстепенного героя, то левитановский бас, то рифмованная скороговорка раёшника, то сбивчивая заумь "Говжея изводстху кюк ментальноинструе", и постепенно персонажи, обозначенные то ли под Замятина, то ли для читательского неудобства латинскими буквами, проявляются в каждом временном срезе этого индустриального Мордора. А какой, к чёрту, Мордор, какие замятинские нумера - люди и их дело. Дело, на которое они жизнь положили.

Несколько лет назад мы ходили в Русский музей на выставку "Гимн труду": тема промышленности в советском искусстве. Натурально интерьеры цехов, искры, льющийся металл, портреты передовиков и передовичек. Короче, всё, от чего продвинутых эстетов в СССР тошнило. Так вот, публика была в неподдельном восхищении; наконец-то простых трудящихся показывают, не гениев, ни миллиардеров. Возрождая традицию производственного романа, которую с таким презрением хоронили - "фи, страсти в литейном ковше", Букша может говорить намёками. Всё поймётся с полуслова. Во второй главе появляется Тася, г.р. 1942, родители неизвестны; и кадровик против своей воли представляет иней на полу, обрывки обоев и прочее. Мне не требуется расписывать это прочее. Оно у меня в костях. В обмене веществ, унаследованном от бабушки-блокадницы. И точно так же перед финалом об этой Тасе - увлечённой, горящей, одарённой в области конструирования - писательница бросит две фразы. И всё будет кристально ясно. Омерзительно ясно.

"Завод "Свобода"" вошёл в лонг-лист русского Букера (надо, кстати, проверить, что там слышно), попал в финал "Большой книги" и заслужил премию "Национальный бестселлер". Кстати, Ксения Сергеевна Букша - первая женщина не под псевдонимом, получившая эту премию. В 2014 году роман издан отдельной книгой.

Лори Андерсон «Говори» (1999)

Лори Андерсон  «Говори»
Лори Андерсон «Говори»

На школьной вечеринке по поводу окончания летних каникул пятнадцатилетняя Мелинда вызвала полицейских, но сбежала до приезда копов, ничего и никому не объяснив. Поэтому учебный год начался для нее ужасно. Друзья отвернулись от девушки. В школе никто с ней не общается. Она — изгой, пария. И постепенно сама Мелинда перестает разговаривать не только в школе, но и дома. Сможет ли девушка рассказать о том, что действительно произошло на вечеринке? Сможет ли она дать отпор тому, кто обидел ее и кого она считает чудовищем? Удастся ли Мелинде преодолеть свои страхи и начать говорить?..

Вот уже пятнадцать лет книга пользуется неизменным успехом у читателей. Критики назвали ее «захватывающей и великолепной». Роман «Говори» переведен на 16 языков, по нему был снят одноименный фильм с Кристен Стюарт в главной роли. Произведение Лори Хальс Андерсон можно по праву поставить в один ряд с такой великой книгой, как «Над пропастью во ржи». .


Рецензии: Collapse )