November 21st, 2014

Мааза Менгисте "Beneath the Lion's Gaze" (Эфиопия, 2010)



Родилась в Аддис-Абебе, живет в Нью-Йорке. Ее дебютный роман, "Под взглядом льва", был назван газетой The Guardian одной из 10 лучших современных книг об Африке (она, кстати, сейчас ведет колонку в Гардиан - http://www.theguardian.com/profile/maaza-mengiste).

Пишет худлит и публицистику на темы миграции, эфиопской революции, проблем африканских иммигрантов, приезжающих в Европу. Сняла документальный фильм про обучение девочек по всему миру - GIRL RISING.



Аддис-Абеба, Эфиопия, 1974 год, канун революции. Йонас молится в комнате своей матери, умоляя своего бога остановить насилие, разрушившее его семью и его страну: его отца, известного доктора, арестовали за то, что он помог умереть человеку, измучанному пытками (пытали по гос. приказу). Его младший брат присоединился к тайному движению сопротивления, которое приведет к еще большему кровопролитию по всей Эфиопии.

Дебютный роман Маазы Менгисте рассказывает о месте и времени, которое редко упоминается в (англоязычной) литературе, и этим интересен. Речь идет о том, чего стоят революции в человеческих жизнях.

Флер Йегги "Счастливые несчастливые годы" (Швейцария, 1989)



Флер Йегги (Fleur Jaeggy) - швейцарская писательница, пишущая по-итальянски.
Она не любит давать интервью, фотографироваться, сторонится всякой публичности. О ее личной жизни известно совсем немного.
Родилась в семье итальянки и немецкоязычного швейцарца в 1940. Закончив учиться в Швейцарии, она переехала в Рим. С 1958 работала фотомоделью, в это же время начала писать. Дружила с Иосифом Бродским, Ингеборг Бахман и Томасом Бернхардом.

Роман "Счастливые несчастливые годы" был удостоен премии Багутта в 1990 году и премии Боккаччо в 1994 году.



Год издания: 2006
Издательство: Текст
Серия: Первый ряд

Аннотация: "Впервые в России выходит самый нашумевший роман современной швейцарской писательницы Флер Йегги. Это история девочки из состоятельной семьи, которая учится в частной школе. Замкнутую жизнь, без привычной раньше пестроты и веселья, воспринимает как трагедию. Но вот в школе появляется новая ученица, и острота и богатство возникших чувств делают эти годы незабываемыми.
Недаром Иосиф Бродский писал об этом романе: "Читаешь четыре часа, а вспоминаешь всю жизнь"."

Рецензии: (спойлеры!) Collapse )

Отбор книг на декабрь (книжный клуб)

Прежде, чем голосовать, надо составить список для голосования.
Прошу предлагать свои варианты!

В декабре было решено порадовать сообщниц и выбирать из жанра "детектив".

Можно посмотреть все книги по соответствующему тегу (см. верхний пост).

Напоминаю, что предлагать для голосования можно только книги, переведенные на русский.
tuutikki

Барбара Мертц/Барбара Майклс/Елизабет Питерс



Давным-давно я купила детектив Елизабет Питерс «Крокодил на песке», открывающий ее египетскую серию детективов, и с тех пор Елизабет Питерс и ее замечательная героиня Амелия Пибоди вошли в мою жизнь. Я с нетерпением ждала каждого нового издания, а когда переехала в Канаду, отыскивала их в библиотеке или букинистических магазинах, если не находила в библиотеке и читала. Ну как читала... первые книги на английском читала через пень-колоду, выписывая все непонятные слова (практически половину вначале) в тетрадку и заучивая, но удовольствие от чтения и желание добраться до конца подгоняло меня, помогая моей мотивации. Так, в общем-то, книги Елизабет Питерс сломали мою убежденность в том, что у меня нет таланта к английскому языку, и я всегда буду благодарна ей еще и за это.

Мне очень нравилась героиня Амелия Пибоди. Мы встречаемся с ней, когда она, около 30 лет отроду получила наследство и осталась одна. Что делает эта выдающаяся дама в Викторианской Англии? Радуется что достигла солидного возраста старой девы и отправляется в Египет, как давно мечтала. Там, разумеется, она попадает в гущу событий — археологические открытия, убийства, находит себе подругу, мужа и призвание — египтология и раскрытие преступлений.
Я читала эту серию долго, но забросила, когда сын Амелии, Рамзес вырос, и ему стало посвящаться слишком много места, потому что считала его невыносимым.
Настоящее имя Элизабет Питерс — Барбара Мертц, и вот часть ее автобиографии (полностью читать тут, на английском)http://www.mpmbooks.com/bio.html

Я не хотела быть писательницей, но я хотела быть археологом. Закончив школу, я поступила в Университет Чикаго - потому что он был близко к дому и я получила стипендию. Моя мать вернулась к работе учителем помочь с расходами, и я работла каждое лето и неполный день в течение года. Практичность — основная идея. Предполагалось, что я готовлюсь к преподаванию — приличная карьера для женщины. Я взяла два курса по педагогике, потом поняла, что это не мое и подалась в Восточный Институт. Где и защитила свою докторскую диссертацию в 23 года.
Это особенно не помогло мне (я так считала многие годы). Мест для египтологов было очень мало, и в условиях негативного отношения к работающим женщинам после Второй мировой войты, женщин отговаривали от работы там или еще где. Я помню как один из моих профессоров говорил другому: «По крайней мере, нам не надо беспокоится о том как найти для нее работу. Все равно выйдет замуж.» Я вышла замуж. И они не беспокоились.

Барбара растила детей и занималась домом, но мечта стать археологом не ушла. К ней добавилось увлечение детективами, и вот она написала детектив сама. Тот детектив издать не получилось, но она нашла агента, который предложил написать что-нибудь еще, помимо детектива. Так были написаны книги о египтологии и жизни в древнем Египте — Храмы, гробницы и иероглифы, и Красная земля, Черная земля. Эти книги были изданы и продолжают переиздаваться, с доработками.
Потом успех пришел и ее триллерам и детективам, которые публиковались под псевдонимами Барбара Майклс и Элизабет Питерс. С тех пор и до смерти в прошлом году Барбара Мертц написала множество книг, преимущественно детективов, найдя свое призвание в писательском труде и так же любя египтологию как и в юности.
Последнее что написала Барбара Мертц за несколько дней до смерти — краткий статус для своего вебсайта:
“At 85, Elizabeth Peters (aka Barbara Michaels) is enjoying her cats, her garden, lots of chocolate, and not nearly enough gin.”
«В 85 лет Элизабет Питерс (она же Барбара Майклс) радуется своим кошка, своему саду, большому количеству шоколада и недостаточному количеству джина».

http://www.mpmbooks.com/ - официальный сайт.

Новинка: Масако Бандо «Дорога-Мандала»

Масако Бандо  «Дорога-Мандала»
Масако Бандо «Дорога-Мандала»

Лауреатка престижных литературных премий японская писательница Масако Бандо (1958–2014) прославилась произведениями в жанре мистики и ужасов, сумев сохранить колорит популярного в средневековой Японии жанра «кайдан» («рассказы о сверхъестественном»). Но её знаменитый роман «Дорога-Мандала» не умещается в традиционные рамки современного «кайдана», хотя мистические элементы и играют в нём ключевую роль. Это откровенная и временами не по-женски (хе-хе, ФМ) жёсткая книга-размышление о тупике, в который зашла современная Япония. Автор не боится поднимать острые и неудобные вопросы — недаром в Японии к писательнице относятся неоднозначно, и при жизни она даже подвергалась критике и осуждению за чрезмерно резкие высказывания, заслужив репутацию человека, идущей вразрез с общепринятым мнением. В строго регламентированной японской культуре такой тип поведения требует особой отваги.




(1958 - 2014)

Училась в Милане, жила в Венеции (после чего открыла на родине итальянское кафе) и на Таити.
В 2006 в нескольких эссе упомянула, что, живя на Таити, убивала котят, сбрасывая их со скалы, после чего и в Японии, и на Таити был большой скандал.
Умерла от рака языка.

Обладательница 5 японских литературных премий

Надежда Мандельштам «Собрание сочинений. В 2 томах»

Надежда Мандельштам  «Собрание сочинений. В 2 томах»
Надежда Мандельштам «Собрание сочинений. В 2 томах»

Издание представляет собой наиболее полное комментированное собрание сочинений Н. Я. Мандельштам, подготовленное на основе всех выявленных к настоящему времени опубликованных и архивных материалов.
В настоящее двухтомное собрание сочинений Н. Я. Мандельштам входят ее воспоминания, эссе, статьи и заметки, в том числе и фрагментарные. В него не включены автореферат ее диссертации, очерки, публиковавшиеся под псевдонимом "Н. Яковлева" в альманахе "Тарусские страницы" (Калуга, 1961), интервью и обширная — и все еще не собранная воедино — переписка. Основой собрания являются три крупных мемуарных текста — "Воспоминания", "Об Ахматовой" и "Вторая книга".
кот

Молчание жены

А.С.А. Харрисон, "Тихая жена"
Издательство Эксмо, серия "Мировой бестселлер", 2014



К недавнему обсуждению соотношения авторского и персонажного гендеров: я полагала Харрисона мужчиною. Ещё подумала: надо же, Аса! какие редкостные библейские имена ещё даются в Канаде! И сразу вообразился такой пожилой сухощавый отпрыск старинной кальвинистской династии. И рассказ начинался как-то очень характерно - в огромном, как средневековый замок, рассыпающемся особняке, двадцать лет живут Тодд и его невенчанная супруга Джоди. Тихая такая женщина, молчаливая. На работе наговорится - психотерапевтесса, мне очень понятно - а дома помалкивает. Создаёт атмосферу, окружает уютом и вообще, похоже, идеал.

Но чем дальше в лес, вернее, в сюжет, отпрыск обнаруживал всё более неожиданные воззрения. Под золотой скорлупой идеальной семьи шевелились такие змеёныши, что ой-ой-ой! Уверенной рукой глава семьи правил свой корабль к абсолютному крушению.

И что характерно, этот глава семьи, Тодд, - человек отнюдь не плохой. Хороший даже, толковый, деятельный, добрый... по-своему. Способный любить и дружить. Только вот незадача: любви и дружбы для него не являются основанием быть с объектами этих чувств хоть мало-мальски порядочным. [Спойлерно!]Любит ли он Джоди? Да обожает, черт возьми! Души не чает. Но изменяет "обожаемой" напропалую, такой бы энергией динамо-машину крутить, уходит от неё к другой и, продолжая с нею спать, совершенно спокойно выселяет на улицу из дома, где они два десятка лет прожили, где каждая тряпочка её руками постелена. А что такого? Дружба дружбой, а табачок врозь. Любит ли Тодд новую спутницу жизни, молодую Наташу? Безусловно. Она провозвестница его новой жизни, она подарит ему ребёнка, продолжит его род. Однако все эти высокие соображения не мешают Тодду бить беременную Наташу по лицу. Она была неправа, Наташа, она грубо с ним заговорила. И наконец старый друг Тим. Дружище Тим, сколько лет Тодд был с ним неразлучен, качал на коленях его дочку. Но помешала ли великая дружба эту дочку сперва обрюхатить, а потом прибить? Догадайтесь с трёх раз. Пока Тодду хорошо, и он со всеми превосходен и обходителен. Но как только ситуация предполагает, что ему придётся поступиться своими интересами или проявить себя последней сволочью, он без колебаний выбирает второе.

В самом начале "Тихой жены" есть ключевая, основополагающая сцена. Приятели выпивают в баре, и Тим грязно, грубо пристаёт к одной посетительнице. Её спутник возмущён, готов лезть в драку, однако весельчак Тим охлаждает его пыл одной фразой:

- Я всего лишь пользуюсь своими правами представителя мужского пола!

И всё. Инцидент исчерпан. Два представителя господствующего гендера поняли друг друга и мирно разошлись. А всем, кто читает, остался, как "и" остаётся на трубе после падения А и пропажи Б, один вопрос. Как быть, если одни хотят только пользоваться правами, а другим остаётся лишь выполнять обязанности? Я думаю о Джоди и Наташе. Одна изо всех сил стремилась прочь от традиционного брака, от материнства. Другая, напротив, эту семью строила, не щадя себя. И в итоге обе у разбитого корыта...

Надо ли говорить, загадочный Аса-профеминист оказался А. Susan Harrison из Торонто. Едва дождавшись публикации своего дебюта, писательница умерла от рака.

Tyldesley, Joyce "Хатшепсут: Женщина - Фараон" ("Hatchepsut: The Female Pharaoh")



Королева - или как она сама предпочитала называть себя - Король Хатшепсут была удивительной женщиной. Вопреки всем традициям она взяла на себя мужскую роль, одевалась в мужскую одежду и даже носила фальшивую бороду. Полностью забытая до того, как в 1820-х годах египтологи расшифровали иероглифы, с тех пор она стала темой для постоянных дискуссий и гипотез. Джойс Тилдесли объединилса археологические и исторические свидетельства, чтобы разобраться в мифах и стереотипах и, наконец, вернуть женщину-фараона на ее законное место.

Это впечатляющая научная биография замечательной женщины, котрая в течение 20 лет правила в 18-ой династии (приемрно 1490 г.д.н.э.). Хотя она была важным фараоном, чье правление отличалось порядеком и значительными достижениями, Хатшепсут пострадала от незаслуженной забытости, прежде всего, из-за того, что ее враги постарались уничтожить всю память о ней - из чего следует малое количество архитектурных свидетельств.

Дочь Тутмоса I и вдова Тутмоса II, ее брата и мужа, Хатшепсут стала правящей регентшей Тутмоса III, чья мать была одной из женщин королевского гарема. На седьмой год регентского правления Хатшепсут объявила себя фараоном и королем Египта (слова для обозначения "королевы" не было) и украсила себя всеми символическими атрибутами фараона, включая фальшивую бороду.