November 2nd, 2014

Фаиза Гэн "Туда-сюда" (Faiza Guene, Kiffe kiffe demain, 2004)

faiza10c

Фаиза Гэн - французская писательница и режиссерка, родилась в Бобиньи во Франции в 1985 в семье алжирских иммигрантов. Наиболее известна по двум романам "Туда-сюда" и "Du rêve pour les oufs".
Фаиза Гэн также сняла два короткометражных фильма (один из них Rien que des mots (2004))

Фаиза выросла в районе Пантен на северо-востке Парижа, начала изучать социологию в Парижском Университете, но позже оставила учебу, чтобы все время посвящать писательству и съемкам.

Роман "Туда-сюда" (Kiffe kiffe demain, 2004) был опубликован в 2004 году, когда Гэн было всего 19 лет. Тираж книги превысил 200 000 копий, книга была переведена на 22 языка.

Faiza Gen Tudasyuda

Год издания: 2005
Издательство: Лимбус Пресс
Серия: Лимбус teen
Переводчица: Н. Князева

Аннотация: "Критики незамедлительно сравнили книгу девятнадцатилетней француженки Фаизы Гэн с "Дневником Бриджит Джонс". Действительно, в легкости, юморе и самоиронии Гэн не откажешь. Но только главной героине-рассказчице Дории - смеси подростковой неуверенности, напускной храбрости и нежности - есть, о чем побеспокоиться помимо сигарет, калорий и мужчин. Марокканка, она живет в Париже с неграмотной матерью, перебиваясь с хлеба на воду. Ее отец сбежал обратно в Марокко, где женился во второй раз - очень хотел наследника. Дория живет, наблюдает и рассуждает.

И хотя, конечно, нищета, неравенство и расизм - не предмет комедии, у Дории получается невероятно смешно. Если не задумываться."

Рецензии: Collapse )

Лена Мухина "Сохрани мою печальную историю. Блокадный дневник"

Lena Muhina Sohrani moyu pechalnuyu istoriyu B

Год издания: 2011
Издательство: Азбука, Азбука-Аттикус

Аннотация: "«...Сохрани мою печальную историю...» — с этими словами обратилась к своему дневнику изголодавшаяся девочка-блокадница.

Мы знаем «взрослые» свидетельства чудовищного, до конца не изученного явления, которое называется Ленинградской блокадой: «Воспоминания» Д. С. Лихачева, «Записки блокадного человека» Л. Я. Гинзбург, «Блокадный дневник» Г. А. Князева, «Воспоминания о блокаде» В. М. Глинки и многие другие. Но «детских» свидетельств мало. По ошеломительности воздействия можно назвать одно: дневник Юры Рябинкина, приведенный в «ленинградском Евангелии» — «Блокадной книге» Д. Гранина и А. Адамовича.

И вот теперь — дневник Лены Мухиной.

В самое страшное, смертное время, когда стремительно рушились нормы морали, когда гибель близких стала обыденностью, Лена внимательно фиксирует приметы блокадного быта, пытается осмыслить свои поступки и душевные движения.

В начале блокадной зимы Лена мечтала написать вместе с подругой книгу, «которую хотелось бы прочесть, но которой, к сожалению, не существует».

Эта книга — существует. И является свидетельством того, что в самое бесчеловечное время люди пытались сохранить свою человеческую сущность. Именно это сегодня дарит нам надежду.
Дневник подготовлен к изданию сотрудниками Санкт-Петербургского института истории РАН."

Рецензии: Collapse )
я на фотке Мэг

Лаура Эскивель "Шоколад на крутом кипятке"

Впервые эту книгу я увидела, как ни странно, по телевизору. Во-первых я его не смотрю, во вторых я вообще кино не люблю – чтобы интонация и атмосфера меня зацепила, нужно действительно нечто нерядовое. Смотреть я начала с середины, вроде бы это Мексика, женщины, мир женщин, странный мир женщин… С властью, силой, угнетением, смирением, цепкостью, стойкостью. И ещё еда, которая вроде бы не просто еда, а символ. Всё это меня так заинтриговало, что я полезла смотреть программку (интересно, сейчас кто ни будь ещё пользуется ими? Такие газеты, где расписано чего на каком канале идёт и даже краткие аннотации к фильмам? Пенсионерки, наверное, пользуются… Бабка моя, не тем будь помянута, если ей вовремя программку не купить, устраивала концерт – куды там Леди Гаге! Мама не пользуется. А я и телек не смотрю. Вымирание техники. Двадцать второй век откопает нас в фантиках от жвачки и осколках монет и приставит к плазменной панели граммофонную трубу). Так вот, в программке фильм шел под диким названием «Как вода для шоколада», и – о, спасибо тебе, неизвестная рецензентка – добавлялось, что фильм снят по одноименному роману Лауры Эскивель.

Collapse )
я на фотке Мэг

Хербьёрг Васму "Книга Дины"

Читая и рассказывая о прочитанном, я нередко употребляю слово «дыхание». Глубокое дыхание текста, размеренное дыхание повествования, задыхающийся темп. У Хербьёрг Васму – глубокое дыхание, вдох в полную грудь и выдох до глубины души. «Книга Дины» текст, завораживающей стихийной силы, это очень мощный роман. Формально это повесть о девушке-норвежке, жившей приблизительно в середине девятнадцатого века, жене, вдове, хозяйке, любовнице. Дина обладала необузданным характером, стальной волей, звериной силой и была прекрасна и ужасна, как самая жизнь. Но уложить такую сложную, обладающую множеством пластов вещь, как книга в такой жалкий спойлер, разумеется нельзя.
Collapse )

A.S. Byatt - Ragnarok: The End of the Gods

Автор: A.S. Byatt
Название: Ragnarok: The End of the Gods
Год выпуска: 2011
Издательство: Canongate Books

Книга из серии Canongate Myths, для которой были написаны, помимо прочего, уже обсуждавшиеся в сообществе "Пенелопиада" Этвуд и "Снесла Баба Яга яичко" Дубравки Угрешич.



В годы великой войны, пока над Британией взрываются бомбы, в сравнительно безопасной сельской глубинке безымянная худенькая девочка - вероятно, на самом деле ее зовут Антония Сьюзен - читает и перечитывает книгу об Асгарде и скандинавских богах. Она не верит в Одина, Локи и Фенрира в религиозном смысле, но реальность их мрачного мифа, в котором все движется к своей давно предсказанной гибели и темной глади вод, которая поглотит в конце концов оставшийся пепел, куда лучше соотносится с хаотичным миром, где живет девочка, чем реальность доброго и ласкового Иисуса с картинок в воскресной школе.

Collapse )
Морская лошадка

Марина Бородицкая

Самое невероятное, что я читала про эту поэтессу, - что у нее "мужская рука". Это, разумеется, мужчина (хороший поэт, кстати) такой комплимент сделал. Вдвойне смешной в этом случае, потому что стихи у нее как раз очень женские. Женский голос, женский опыт, женский взгляд чувствуются в каждой строчке. При том, что они все очень разные.

Collapse )