July 26th, 2014

Фрида Вигдорова «Девочки. Дневник матери»

Фрида Вигдорова  «Девочки. Дневник матери»
Фрида Вигдорова «Девочки. Дневник матери»

«Девочки» — это подлинный материнский дневник известной писательницы Фриды Вигдоровой, документ одновременно исторический (он охватывает период с октября 1941 г. по июль 1955 г.), и глубоко личный. Написанный талантливым писателем и журналистом, этот дневник приобретает ценность художественного произведения: за описанием частной жизни, каждодневных материнских забот, живых диалогов на сиюминутные темы встает образ определенной эпохи; но писательница ставит и вечные вопросы: что такое детство? Чт...

Лидия Чуковская «Из дневника. Воспоминания. 2-е издание»

Лидия Чуковская  «Из дневника. Воспоминания. 2-е издание»
Лидия Чуковская «Из дневника. Воспоминания. 2-е издание»

Отрывки из дневника включают записи о Т. Г. Габбе, о К. Симонове ("Полгода в "Новом мире"), Борисе Пастернаке, Иосифе Бродском и Александре Солженицыне. Впервые рассказано по дневнику о трудном пути к читателю повести Лидии Чуковской "Софья Петровна", написанной зимой 1939—40 гг. Прочитанные вместе эти заметки, сделанные в разные годы, показывают, что С. Маршак был прав, сказав о первой работе Лидии Чуковской ("Памяти Т. Г. Габбе) — "это и есть ваш жанр". Записи о Борисе Пастернаке и "Памяти Т. ...

Лилиана Бреверн «Судьба, судьбою, о судьбе…»

Лилиана Бреверн  «Судьба, судьбою, о судьбе…»
Лилиана Бреверн «Судьба, судьбою, о судьбе…»

В книге приводятся мемуары переводчицы португальской и бразильской художественной литературы, члена Союза писателей СССР и России Лилианы Иоганнес-Эдуардовны Бреверн (род. 1929). Это не просто воспоминания о жизни, семье, творчестве, многолетней работе в издательстве "Художественная литература". Бреверн воссоздает летопись советской эпохи и биографии целого поколения людей. Книга проиллюстрирована черно-белыми фотографиями из семейного архива автора. Издание адресовано литературоведам, переводчи...

Лидия Зиновьева-Аннибал «Тридцать три урода»

Лидия Зиновьева-Аннибал  «Тридцать три урода»
Лидия Зиновьева-Аннибал «Тридцать три урода»

Писательница, критик, драматург, любовница Вячеслава Иванова. Ее книги долгое время запрещали, предавали анафеме и старались уничтожить, но они снова и снова находили своего читателя. Каждое ее произведение создано, чтобы шокировать.
"Чтобы избежать семейного гнета, она фиктивно обвенчалась с репетитором своих братьев Шварсалоном и уехала заграницу, чтобы там учиться пению. Училась петь она у Виардо и, вероятно, благодаря деньгам добилась дебюта в миланском «La Scala», но в день спектакля пара...

Арутюнова-Манусевич Б. А., Мынбаева А. К. «Недавно прошедшее»

Арутюнова-Манусевич Б. А., Мынбаева А. К.  «Недавно прошедшее»
Арутюнова-Манусевич Б. А., Мынбаева А. К. «Недавно прошедшее»

Воспоминания доктора филологии Гарвардского университета Б. Арутюновой-Манусевич (р. 1916), написанные совместно с А. Мынбаевой, охватывают разные периоды её долгой жизни. После репрессий, обрушившихся на семью в 1937 году, утраты близких людей она вынуждена была покинуть СССР. Во время Второй мировой войны оказалась в Германии, а спустя десять лет, после эмиграции в США, начала снова строить карьеру учёного и педагога в Гарвардском университете.
Б. Арутюнова-Манусевич стала первой женщиной в ...

Оля Ватова «Все самое важное»

Оля Ватова  «Все самое важное»
Оля Ватова «Все самое важное»

Название воспоминаний Оли Ватовой — вдовы знаменитого польского писателя, поэта, переводчика, одного из создателей польского футуризма Александра Вата — это слова, с которых начинается книга: "Все самое важное в моей жизни связано с Александром". Воспоминания Оли Ватовой — пронзительная трагическая история любви на фоне страшных, кровавых событий XX века. Польша 1930 х и встречи с Владимиром Маяковским, бегство в Львов, провокация и арест НКВД, война, ссылка в Казахстан, переезд в Алма-Ату, отка...

АААА смотрите, чьи дневники вышли - Сьюзен Сонтаг «Сознание, прикованное к плоти.»

Сьюзен Сонтаг  «Сознание, прикованное к плоти. Дневники и записные книжки 1864—1980»
Сьюзен Сонтаг «Сознание, прикованное к плоти. Дневники и записные книжки 1864—1980»

"Порою, когда в голову мне приходят необычные мысли, я думаю о том, что материнские дневники (а настоящая книга – это второй из трех томов ее записок) – это не просто автобиография, которую она так и не собралась писать (а поступи она так, то автобиография ее была бы, вероятно, произведением высоколитературным и фрагментарным, в чем-то сродни «Самосознанию» Джона Апдайка, которым она восхищалась), а замечательный автобиографический роман, сочинять который она никогда и не собиралась. Если развив...

Эстер Гессен «Белосток — Москва»

Эстер Гессен  «Белосток — Москва»
Эстер Гессен «Белосток — Москва»

"За семнадцать лет жизни в Польше и потом более полувека в России немало довелось увидеть и испытать в нашем бурном столетии. К тому же с каждым годом все меньше остается людей, помнящих те времена" — так начинает свою книгу Эстер Гессен. Родившись в польском Белостоке в 1923 году и накануне войны оказавшись в советской Москве, Эстер испытала все — репрессии и ссылки родных, государственный и бытовой антисемитизм, голод, войну. Она помнит оттепель и застой, обещания и разочарования перестройки, ...

Лидия Гинзбург «Записки блокадного человека»

Лидия Гинзбург  «Записки блокадного человека»
Лидия Гинзбург «Записки блокадного человека»

Лидия Гинзбург (1902—1990) в истории отечественной культуры занимает особое место. Блестящий литературовед, критик, публицист, ученица Тынянова и Эйхенбаума, она представляет собой человека-эпоху, чье научное и писательское слово звучало свежо и новаторски и долгие годы определяло состояние умов в обществе. Областью ее интересов была русская литература XIX — начала ХХ веков, ее книги "О психологической прозе", "О лирике", "О старом и новом", "Литература в поисках реальности" получили широчайшую ...

«Последние дневники императрицы А. Ф. Романовой»

«Последние дневники императрицы А. Ф. Романовой»
«Последние дневники императрицы А. Ф. Романовой»

Императрица Александра Федоровна Романова, супруга последнего русского царя Николая II, была женщиной больших душевных качеств и долга, всем своим сердцем воспринявшая русскую православную веру, принципы и устои царской власти. Несмотря на то, что российское общество относилось к императрице с неприязнью, она была прекрасной матерью, верной и любящей супругой, искренне заботящейся о судьбе России.
Ее дневники, которые она вела с февраля 1917 года и до самой кончины, — свидетели последних полут...

Ирина Мягкова «Чужая девочка»

Ирина Мягкова  «Чужая девочка»
Ирина Мягкова «Чужая девочка»

Ирина Мягкова — известный театральный критик, переводчик. В этой книге она выступает как мемуарист, чья частная история разворачивается на фоне нашей общей истории, драматически сплетаясь с ней: война, эвакуация, обычная повседневная жизнь при советской власти, увиденная внимательным к деталям и памятливым взглядом. Но — с ощущением «чужой девочки»: лейтмотив книги задает повествованию редко встречающуюся в воспоминаниях дистанцию и очень своеобразную интонацию, позволяющие увидеть многие событи...

Кэти Райх (Kathy Reichs)

Вы знали, что авторка книг про Темперанс Бреннен (по которым снят популярнейший сериал "Кости") - сама известная специалистка в области судебной антропологии? Я - нет.



Американская писательница в жанре детектива, судебная антропологиня и ученая. Работает в Университете Северной Каролины в Шарлотте, но в настоящее время находится в бессрочном отпуске. Она является одним из 82 судебных антропологов, сертифицированных Американской академией судебных антропологов.

В 1971 году Райх окончила Американский университет со степенью бакалавра искусств по специальности антропология. В 1972 году она окончила Северо-западный университет со степенью магистра в области физической антропологии, а в 1975 году получила степень доктора философии. С тех пор Райх преподавала в университетах Северного Иллинойса, Питтсбурга, в университете Конкордия и Макгилла.

В 2007 году Райх давала показания перед Международным трибуналом по Руанде. Также, она оказывала помощь доктору Клайду Сноу и «Фонду судебной антропологии Гватемалы» в эксгумации тел в области озера Атитлан и в горных районах Гватемалы. В 2001 году Кэти Райх опознавала тела погибших под обломками Всемирного торгового центра в Нью-Йорке.

Райх написала более 10 романов, которые были переведены на 30 языков. Её первый роман, «Déjà Dead», получил в 1997 году «Награду Артура Эллиса». Главным персонажем является судебный антрополог Темперанс Бреннан, образ которой Райх во многом списала с себя. В 2005 году канал Fox по мотивам романов выпустил сериал «Кости».

У нее есть две дочери, Керри и Кортни, и один сын, Брендан.

Библиография Collapse )

(no subject)

Набрела на интересный канал в ютьюбе, может кому-то понравится - A prose reading series hosted by UC Berkeley English department faculty Vikram Chandra and Melanie Abrams features distinguished prose writers from the Bay Area.
Достаточно много женщин.

http://www.youtube.com/playlist?list=PL3FAD61FC4E6D7758

Не хватает тегов "видео" :) и "ссылки"

Ханна Кралль «Белая Мария» (2014)



Аннотация: "Польская писательница, а по совместительству журналистка Ханна Кралль написала книгу «Белая Мария», которую сегодня благодаря издательству «Текст» могут прочитать и российские читатели. Удивительный стиль написания произведения подкупает своими короткими фразами, а сюжетная линия изобилует самыми разными жизнеописаниями. Сама автор рассказывает, что написала «Белую Марию» для того, чтобы никто в мире не стал незаслуженно забытым.

Маленький мир, сложенный из судеб людей разных национальностей, читатель может «собрать» сам, как ребенок собирает картинку из разных пазлов. В книге масса историй, которые проливают свет на доносы и прочие подлости, показывают, как складывается судьба людей, попавших в жернова несправедливости. Вторая мировая, немцы и евреи, русские и поляки, доносы и счастливые истории спасения – равнодушным эта книга не оставит никого.

Красной нитью всего произведения становится судьба маленькой еврейской девочки, которая смогла выстоять в сложные годы оккупации. И, конечно же, о людях, неоднократно помогавших ей спастись."

Francine Prose "My New American Life" (2011)



Лула, 26-летняя албанка живет в Нью-Йорке нелегально, по просрочненной туристической визе. Когда она находит работу помощницы по дому и няньки в Нью-Джерси, то, кажется, ее мечты о благополучной жизни, наконец, вот-вот сбудутся, и американская мечта достижима. Мистер Стэнли, в доме которого она работает, университетский профессор-идеалист, думает, что Лула - нищая беженка, пострадавшая от войны на Балканах, и он просит своего друга, известного адвоката, прославившегося защитой бедных и угнетенных, помочь решить проблему с Лулиным леагльным статусом. Получается очень по-американски: все получает то, что хотели, и все довольны собой.

Однако дело принимает мрачный оборот, когда к дому приезжают албанские "братья" Лулы на новеньком черном Лексусе. Капюшон, Кожаный Пиджак и Красавчик напоминает ей о том, что все албанцы - одна семья, но просят они у нее вовсе не маленького одолжения. Внезапно новая, американская жизнь Лулы резко усложняется. Может ли так оказаться, что ее новая жизнь будет не очень-то отличаться от ее старой жизни в Албании?
кот

Умерла Бел Кауфман

25 июля сего года на сто третьем году жизни скончалась американская писательница и учительница Бел Кауфман. Внучка Шолом-Алейхема [Шолома Рабиновича], она привнесла в литературу США особое понимание оптимизма, которое можно охарактеризовать старым еврейским тостом:

Да здравствует всё то, благодаря чему мы, несмотря ни на что!

Она выпустила несколько сборников рассказов, роман Love, etc., посвящённый перипетиям развода, мемуары, но самой знаменитой её книгой стала повессть из школьной жизни "Вверх по лестнице, ведущей вниз". Почти до ста лет Бел Кауфман читала в Хантер-колледже, который некогда закончила, курс по еврейскому юмору. Из афоризмов Бел Кауфман:

* Любовь к чтению - это на всю жизнь.

* Большинство ребят ненавидит учителя не потому, что учитель хороший или плохой, а просто потому, что он - учитель.

* Чем больше делаешь, тем больше тебя нагружают.

* О сливках заботиться нет нужды. Они всегда будут сверху.

* Как их исправлять и что исправлять - правописание, пунктуацию или одиночество, сквозящее между строк?

* «Хранить в деле под порядковым номером» – значит бросить в корзинку. «Пусть это вдохновит вас на подвиг» значит, что Вы увязли по горло. «Личные взаимоотношения» – драка ребят. «Вспомогательное укрепление дисциплины» – вызов полиции. «Литература, соответствующая читательскому уровню ученика на основе экспериментальных исследований» – все, что удается достать в нашей библиотеке. «Не склонный к умственному труду ученик» – ученик с преступными наклонностями. А «До моего сведения дошло» значит, что Вам грозят неприятности.

* Как грустно, что никто из нас не слышит друг друга. Важное тонет в мелочах, катастрофы — в нелепостях.

С одной стороны новость печальная, а с другой стороны, всем бы нам такую биографию. И по количеству лет, и по качеству.

В августе на английском выходят

Решила оформить одним постом, чтобы не спамить.

1. The Mountaintop School for Dogs and Other Second Chances
by Ellen Cooney



Роман о центре спасения для собак, о двух работающих там женщинах, о разных собаках, о том, как люди помогают животным, а животные - людям.

2. All We Had: A Novel
by Annie Weatherwax



Дебютный роман об отношениях дочери-подростка и ее матери-одиночки на фоне финансового кризиса, когда им нечем платить ипотеку за свой разваливающийся домик, и нужно делать выбор, чем жертвовать.

3. Henna House
by Nomi Eve



Исторический роман о жизни молодой девушки из еврейской общины в Йемене в середине 20-го века.

4. The Story Hour: A Novel
by Thrity Umrigar



Психотерапевт Мэгги проникается сочувствием к новой пациентке, Лакшми - отрезанная от своей семьи, оставшейся в Индии, выданная замуж за абьюзера, она чувствует себя в ловушке и совершает попытку самоубийства. Две женщины становятся подругами и раскрывают друг другу свои тайны - но сможет ли их дружба пережить это?
красота в глазах смотрящего

Женская проза!

Здравствуйте дорогие женщины! Я писательница женской прозы Клара Калашникова. У меня есть страничка в Проза.Ру
http://www.proza.ru/avtor/klara007
Я собираюсь издать свою книгу рассказов для женщин и про женщин (ну и немного про мужчин, бабушек и подростков). Нужна ваша помощь!
1. Дорогие читательницы, зайдите на сайт из любопытства, прочтите что-нибудь из Историй нашего двора и черкните хоть пару слов, понравилось - не понравилось. Истории коротенькие ))
2. Уважаемые редакторши и их помощницы - бОльшая часть рассказов на сайте не опубликована, т.к. прибережена для книги. Мне нужен "бета-ридер" сочувствующий данному формату литературы, т.е. тот, кто сможет рассказы прочесть и дать профессиональный совет, рецензию и пр. Если вы специалист в этой области - можно и за денежку.
Рассказов 30 на 6 а.л. Визитка: рассказ Сестры Абрамовы http://www.proza.ru/2011/04/16/1185
книги

Рассказы Элис Шелдон ( Джеймс Типтри-мл.): стремительный полет к неизбежному

Информация об Элис Шелдон, писавшей под псевдонимом Джеймс Триптри-мл., уже появлялась в этом сообществе. На этой неделе я наконец прочитала все рассказы, которые смогла найти в свободном доступе рунета. Их оказалось меньше десятка, что необыкновенно огорчает: стиль, ритм, вкус и настроение этой фантастической прозы таковы, что чем больше читаешь, тем больше хочется еще и еще.
Больше всего напоминает Майкла Суэнвика, только, пожалуй, лучше: плотнее, ярче, ироничнее, местами - жестче и честнее.
"Девочка, которую подключили" - 1973 год! задолго до интернета, многопользовательских игр, а также до "Аватара" с его операторами, управляющими другим телом, пока собственное лежит в отключке. Практически - истоки и корни киберпанка.
Именно памятуя об "Аватаре", я ждала (неосознанно) хэппи-энда, и, когда его не случилось, испытала довольно сильные чувства. Повесть (или большой рассказ) очень динамичная, написана в циничном и жестком тоне, предельно искренне и необыкновенно реалистично - для того времени и для описываемых технологий будущего.
"Последняя из могикан" напомнила чем-то и Стругацких ("Стажеры"), и Буджолд ("В свободном падении") и того же Суэнвика ("Вакуумные цветы"). При этом, у этой вещи совершенно свой особый вкус, и это в том числе жестокий вкус безнадежности в конце. Космическая фантастика всегда наводит на меня некоторую клаустрофобию, но здесь такого не случилось: этот рассказ проносится мимо читателя с такой скоростью, что на выходе только и успеваешь, что помахать ручкой хвосту сюжета.
"Человек, который шел домой" - постапокалиптика, написанная скупыми яркими мазками, практически не имеет сюжета и с первых же слов доходчиво показывает читателям, что им не следует рассчитывать ни на личность того, кто номинально является главным героем, ни на какую-то явно вложенную в текст идею. Все, что ты получишь от этого рассказа - это яркие картинки, мгновенно вспыхивающие и гаснущие одна за другой, подобно мгновениям, в которые главный герой соприкасается с Землей в своем невообразимом пути через время и пространство. Свидетельство очевидца, страничка из записной книжки журналиста, где все предстает без объяснений и сносок - так, как видится глазом.

Это вообще отличительная черта рассказов Шелдон: она никогда ничего не объясняет. Сколько прекрасных сюжетов было убито многословными описаниями и объяснениями в истории фантастики! Шелдон не снисходит до этого, она, как журналист в зоне боевых действий, быстро и точно фиксирует происходящее, будучи абсолютно уверена, что читатель в курсе событий и поймет ее с полуслова. Благодаря этому в процессе чтения возникает изумительный эффект подлинности, когда ты летишь, минуя события и лица, не останавливаясь, чтобы узнать, как именно работает вон та фигня или почему вон тот человек делает это - потому что это неважно, важен только общий вектор, основной поток, складывающийся из всех этих деталей.
Как лицо, склеенное из тысячи обрывков газеты, или картина, собранная из множества кусочков смальты, сюжет становится бОльшим, чем составляющие его слова. Неважно, что было в тех газетах или из чего те осколки - отойдя на шаг, ты видишь картину и узнаешь образ.

Я упомянула только некоторые из рассказов, их больше, и все их стоит прочитать. Их нельзя назвать "феминистской прозой" в том смысле, что авторка не отдает большую часть своего интереса женщинам, не касается специфически женских вопросов и не теоретизирует на феминистские темы. С другой стороны, она действует именно как феминистская писательница, потому что женщины и мужчины в ее историях присутствуют на равных ролях, действуют одинаково активно. А там, где есть гендерные стереотипы и неравенство, они описаны со вполне заметным сарказмом и весьма критически.

Я бы сказала, что эти рассказы хорошо принимать "по чайной ложке натощак", чтобы взбодриться и освежиться, только все равно не получится - раз откупорив бутылку, сама не заметишь, как выпьешь до дна.

Кюглер Сабина "Ребенок джунглей"

Оригинал взят у kishechkakisa в Кюглер Сабина "Ребенок джунглей"
Эту книгу прочитала в один вечер. И знаете, с первых строчек такое знакомое-дарреловское, а потом немного горькое, и при этом радостное и настоящее.

Девушка с родителями много лет жила в племени фаю в Папуа Новой  Гвинее. И обо всем об этом она пишет в своей книге.  Про будни, про зверей и про время, которое тянется бесконечно.

А еще - очень откровенно о своем виденье современного мира, о борьбе и о дружбе. Здесь всего хватает, наверное, поэтому ощущение настоящести, от произведения.

Читать ли? Да, книгу рекомендую читать )))))