freya_victoria (freya_victoria) wrote in fem_books,
freya_victoria
freya_victoria
fem_books

Categories:

Сабина Шпильрейн



Статья Ф.Р. Филатова "Сабина Шпильрейн на перепутье психоанализа: Фрейд и/или Юнг?"

"Научное наследие и биография Сабины Шпильрейн последние три десятилетия находятся в фокусе кропотливого изучения, привлекая внимание психологов и историков разных стран. После того как в 1977 г. в подвале Женевского Института Жан-Жака Руссо были обнаружены ее архивы, а в 1980 г. вышла в свет монография итальянского исследователя Альдо Каротенуто «Дневник тайной симметрии. Сабина Шпильрейн между Юнгом и Фрейдом» [1], эта выдающаяся женщина постепенно заняла свое достойное место в ряду ключевых фигур психоаналитического движения.
Сабине Николаевне Шпильрейн (25 октября / 7 ноября 1885-11 или 12 августа 1942) суждено было стать одной из первых женщин-психоаналитиков, ученицей и коллегой Карла Густава Юнга (с которым ее связывали психотерапевтические и эмоционально-значимые отношения), Ойгена Блейлера и Зигмунда Фрейда [1, 2]. Активная участница международного и российского психоаналитического движения, она - редкий случай! - смогла соединить в своем научном мировоззрении и наследии идеи двух антагонистов-патриархов глубинной психологии, К. Юнга и З. Фрейда, поддерживая отношения с обоими в период их разрыва и конфронтации, когда психоанализ оказался расколот на противоборствующие лагеря.
С. Шпильрейн традиционно провозглашается предшественницей фрейдовской концепции влечения к смерти: согласно распространенной точке зрения, то, что ей удалось интуитивно и недостаточно ясно выразить в уже ставшей классической статье «Деструкция как причина становления», позднее переосмыслил и четко сформулировал отец-основатель психоанализа. При таком взгляде работа С. Шпильрейн - лишь заготовка, предварительный и «сырой» вариант основных психоаналитических постулатов, касающихся проблематики первичных влечений. Однако, по нашему мнению, упомянутая статья стала оригинальной и уникальной в своем роде попыткой синтеза основополагающих идей З. Фрейда и К. Юнга, определивших последующее развитие глубинной психологии и психодинамической терапии. Оказавшись на «перепутье психоанализа», С. Шпильрейн смогла соединить теоретические подходы своих великих учителей (которые вскоре были признаны несовместимыми), во многом предвосхитив их будущие открытия.
В работе о деструкции С. Шпильрейн исследует проблематику разрушительных импульсов в принципиально иной перспективе, нежели З. Фрейд, восемь лет спустя предложивший (под ее влиянием) понятие «влечение к смерти». При этом показательно, что С. Шпильрейн остается в поле фрейдовской терминологии и методологии, по-своему развивая теорию влечений. Концепция влечения к смерти получает завершенность в программной статье З. Фрейда «По ту сторону принципа удовольствия» [3], где наиболее развернуто и аргументированно изложены идеи об исконном консерватизме первичных влечений, об их регрессивной направленности, иными словами, о неосознаваемом инстинктивном стремлении к восстановлению исходных, прежде бывших состояний. Именно здесь З. Фрейд, вопреки сложившемуся убеждению, что все живое стремится к изменению и развитию, констатирует «консервативную природу живущего»; он определяет влечение как «наличное в живом организме стремление к восстановлению какого-либо прежнего состояния», как «выражение косности в органической жизни» [3]. Наконец, в этой работе мы находим парадоксальный вывод: в конечном итоге, «целью всякой жизни является смерть», поскольку «неживое было раньше, чем живое» [3].
С. Н. Шпильрейн, предвосхищая З. Фрейда, но при этом мысля в принципиально ином ключе, предлагает различать два основных инстинкта: инстинкт самосохранения и инстинкт сохранения вида [4]. Первый из них прост по структуре и консервативен, т. к. направлен на сохранение индивида в уже имеющемся наличном состоянии. Второй преследует цель сохранения рода путем постоянных изменений и новообразований, независимо от эгоистических желаний индивида и его стремления к устойчивости. Инстинкт сохранения рода имеет сложную двухкомпонентную структуру; в нем эротическое влечение неотделимо от деструкции. Таким образом, этот инстинкт амбивалентен по своей природе, т. е. включает в себя как отрицательные, так и положительные (с точки зрения Эго) компоненты. Биологический смысл и предназначение деструктивных импульсов, согласно С. Шпильрейн, - уничтожение старого состояния ради возникновения нового, разрушение, обеспечивающее трансформацию, «воскрешение» индивида в новой форме [4]. Любое развитие осуществляется путем дестабилизации и деструкции. А поскольку род человеческий может сохраниться, только постоянно развиваясь и эволюционируя, разрушение есть необходимый элемент жизни, «причина становления». Деструкция, таким образом, выступает в качестве креативного эволюционного принципа, как центральный фактор «творческой эволюции» всего живого.
Далее, рассматривая случаи dementia praecox (шизофрении) с их характерной символикой, С. Шпильрейн приходит к заключению, что душевная жизнь психотических пациентов определяется борьбой между двумя антагонистическими стремлениями - «Я-души» и «родовой души» [4]. Психопатология в заостренной и гипертрофированной форме показывает нам общую закономерность: здесь оказываются конфликтующими две основные тенденции психического функционирования как такового. Я-душа стремится к сохранению индивида в его актуальном дифференцированном состоянии, в котором превалируют Я-отношения и Я-представления. Именно с устойчивостью Я, сохранением дифференцированных психических содержаний и с возможностью самоутверждения связывается у С. Шпильрейн переживание удовольствия (а не со снижением уровня возбуждения, как у З. Фрейда). В то же время «душа рода» характеризуется тенденцией к ассимиляции, растворению индивидуальных представлений в безлично типичных, родовых, к замене дифференцированного Я-сознания «унаследованными и всеобщими формами мышления» [4]. Эго противится такой аннигиляции индивидуально-специфичного, что и выражается в чувстве неудовольствия. Иными словами, душевная жизнь есть борьба или, точнее, диалектика единичного и всеобщего, и пациент-психотик переживает эту борьбу наиболее болезненно и обостренно [4].
Этот тезис служит очевидным предвосхищением более поздних идей К. Г. Юнга: 1) о коллективном бессознательном как особом измерении психики; 2) об архетипах как «унаследованных и всеобщих формах» психического; 3) о захваченности Эго архетипом (что К. Юнг иллюстрировал, обращаясь к историческим фактам коллективной психопатологии - массовым психозам) и т. д. Фактически, эпохальная статья С. Шпильрейн о деструкции служит мостом от фрейдовской концепции влечений к юнговской концепции архетипов коллективного бессознательного. Она содержит в свернутом виде альтернативную историю развития психоаналитических идей и концептов, показывая, в каком направлении могла бы развиваться интегрированная теория бессознательного психического в том случае, если бы ее творцы не сделались однажды непримиримыми противниками и оппонентами.
ЛИТЕРАТУРА
1. Carotenuto A. A Secret Symmetry. Sabina Spielrein between Jung and Freud. - New York: Pantheon Books, 1982.
2. Etkind A. Eros of the Impossible: The History of Psychoanalysis in Russia. - Boulder, CO: Westview Press, 1997. - P. 172.
3. Freud S. Beyond the Pleasure Principle. Editorial Preface by Ernest Jones. Translated by C. J. M. Hubback // URL: Bartleby.com. Retrieved May 23, 2013.
4. Spielrein S. Destruction as the Cause of Coming into Being //Journal of Analytical Psychology. -1994. - 39. - pp. 155-186."
Tags: 20 век, Россия, СССР, евреи, психоанализ, психология, статья
Subscribe

Posts from This Сommunity “психоанализ” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments