Ольга Майорова (maiorova) wrote in fem_books,
Ольга Майорова
maiorova
fem_books

Category:

Жюдит Дюпортей, Tinder и его жертвы

Необычная книга в моей читательской практике — «Любовь по алгоритму. Как Tinder диктует, с кем нам спать» [L'amour sous algorithme]. Она недавно вышла на русском языке в издательстве Индивидуум с предисловием социологини Полины Аронсон. Французская журналистка Жюдит Дюпортей [Judith Duportail] написала эту историю по горячим следам своего взаимодействия с одним из самых популярных современных приложений для знакомств. Она открытым текстом пишет, что люди, родившиеся в конце семидесятых-начале восьмидесятых — последние в истории, знакомившиеся условно привычным путём, как их родители и прародители: на учёбе, на работе, на отдыхе, через семейные связи. У миллениалов, а именно на них рассчитан Tinder, зачастую ни семьи в ближайшей досягаемости, ни постоянной работы, ни возможности как следует отдохнуть. Всё урывками, пунктиром, да и разъезды по профессиональной необходимости не добавляют сил и возможностей для знакомств. И тут на помощь приходит чудо-Тиндер, специально предназначенный для общения. Двадцативосьмилетняя Жюдит немедленно решает воспользоваться преимуществами полезного интернет-приложения, и с одним из кандидатов у неё завязывается роман. А через четыре месяца...



— Я никогда не смогу полюбить девушку из Tinder. Это невозможно.
— Какая разница, что мы познакомились в Tinder? Я всё тот же человек...
— Я знаю. Честно, всё было бы иначе, если бы мы познакомились на работе или где-то ещё. Но не в приложении для перепихона!


Дальнейшие встречи были одна хуже другой, и как ни старалась Жюдит рассказывать о них с юмором, получалась скорее едкая сатира. Мужчины активно хамили в переписке, говорили сальности, дико возмущались, что им не подыгрывают, а на свидании слово в слово повторяли фразы злого гнома Падди из книги К. Грэй «Год без мужчин». То есть это весьма познавательно для людей моего поколения и социального слоя, на сайтах и в приложениях подобного типа не знакомившихся, но в целом удручает. Tinder предстаёт этаким сектантством: сначала бомбардировка любовью и водопад розовых сердечек, а затем гулкое падение с небес на землю. Дюпортей к себе беспощадна. Она себя считает эмоционально зависимой, в глубине души — всё той же девочкой, которая, обнаружив трагическое опережение графика веса (или отставание графика роста?), молится Богу:
— Боже, пожалуйста, пусть мои графики будут в норме, пусть мои графики будут в норме...

И тут у девушки возникает закономерный вопрос: а по каким критериям, собственно, мне отбирают подходящие пары?

Согласно исследованиям, по 68 лайкам интернет-пользователя можно определить его цвет кожи с точностью до 95%, сексуальную ориентацию (88%), политические взгляды (85%) и даже узнать, находятся ли его родители в разводе.

Некоторые оставляющие волшебного алгоритма банальны до смешного. Фото с музыкальным инструментом автоматически относит вас к категории «творческих личностей», фото на природе ведёт прямиком к любителям активного отдыха. И ваши лайки в Инстаграме тоже подсчитаны и учтены. Целых три методики оценивают вашу грамотность, лексический запас и культуру речи. Но больше всего госпожу Дюпортей потряс такой параметр, как традиционность гендерных ролей [genderrole traditionalism]. Он измеряет привлекательность человека в зависимости от его пола и разницы в возрасте по отношению к тому, с кем его сравнивают. И здесь больше очков получают мужчины в возрасте и молодые девушки... Так что же получается, приложение по-разному относится к мужчинам и женщинам?

Уитни Вульф вывели из состава соучредителей сразу после расставания с Джастином Метином по его просьбе. Официальная причина, которую привёл бывший спутник Вульф, звучала так: Tinder будет выглядеть несерьёзно, если в учредителях будет числиться двадцатичетырёхлетняя женщина. «У Facebook и Snapchat в учредителях нет женщин» — оправдывался он, когда Уитни подала жалобу в суд.

Уитни Херд-Вульф не растерялась и создала приложение для знакомств Bumble, которое позиционирует себя как профеминистическое. Предыдущее место работы она обсуждать не желает.

Моя тоска — их источник прибыли, подытоживает Жюдит Дюпортей. И с этим нужно что-то делать.

Главы из книги: https://www.forbes.ru/forbes-woman/401209-popast-v-lyubovnye-seti-kak-tinder-zastavlyaet-nas-vstrechatsya-s-temi-kto-nam
https://meduza.io/feature/2020/06/28/ya_hochu_chtoby_kto-nibud_mne_napisal
https://esquire.ru/letters/188283-chto-chitat-na-vyhodnyh-otryvok-iz-knigi-zhyudit-dyuportey-lyubov-po-algoritmu-kak-tinder-diktuet-s-kem-nam-spat/
https://www.wonderzine.com/wonderzine/entertainment/books/251061-tinder
Tags: 2019, 2020, 21 век, Европа, Франция, гендер, дискриминация, любовь, образ тела, русский язык, технологии, феминизм, французский язык
Subscribe

  • Люцина Цверчакевичова

    Люцина Цверчакевичова (17 октября 1826 - 26 февраля 1901) - польская журналистка, авторка кулинарных книг и книг по домоводству. "...пани…

  • Узница подземелья рассказывает

    Я уже чувствую себя каким-то амбассадором (амбассадоршей) реальных историй о преступлениях, но факт остаётся фактом: эта тема не теряет остроты,…

  • В поисках незначительной детали

    Первая в моём читательском списке книга из лонг-листа международного Букера – «Незначительная деталь» [تفصيل ثانوي] Адании Шибли…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments

  • Люцина Цверчакевичова

    Люцина Цверчакевичова (17 октября 1826 - 26 февраля 1901) - польская журналистка, авторка кулинарных книг и книг по домоводству. "...пани…

  • Узница подземелья рассказывает

    Я уже чувствую себя каким-то амбассадором (амбассадоршей) реальных историй о преступлениях, но факт остаётся фактом: эта тема не теряет остроты,…

  • В поисках незначительной детали

    Первая в моём читательском списке книга из лонг-листа международного Букера – «Незначительная деталь» [تفصيل ثانوي] Адании Шибли…