Ольга Майорова (maiorova) wrote in fem_books,
Ольга Майорова
maiorova
fem_books

Categories:

Кому феминитивов, хороших и разных?

Сбылась моя хрустальная мечта: в издательстве АСТ вышла анонсированная ещё несколько месяцев назад книга лингвистки Ирины Фуфаевой «Как называются женщины. Феминитивы: история, устройство, конкуренция». Правда, пока ещё только в электронном виде, но я с удовольствием поставлю на полку и бумажный томик, когда появится такая возможность. И словарь, и историческое исследование, даже, можно сказать, раследование, и анализ тенденций развития языка, и призыв к дискуссии – очень многое уместилось в одной небольшой, всего двести восемьдесят страниц, книжке. В первую очередь, что такое феминитив или, более корректно, феминатив? В широком смысле это любое обозначение женщины или существа женского пола, хоть тётя, хоть инопланетянка. В более узком – слова с «показателем женскости», в случае русского языка – с тем или иным специальным суффиксом.



В современном дискурсе феминитив часто предмет дискуссии, причём не всегда корректной. Меня коробит! Не соответствует чувству языка! И вообще, вы что, все неграмотные?А между тем, ещё совсем недавно по историческим меркам на Руси трудились дворница и банщица, золотошвея и бралья, капустница и кисельница, кравчая и ключница, казначея и ворожея, лечица и левкасчица, даже золотарица. Причём последняя не возит бочки с нечистотами, как вы могли подумать, исходя из современного значения слова золотарь, а является профессиональной позолотчицей. Дано золотарице Костихе на сусальное золото три золотых угорских, а взяты у митрополита из кельи (1600). В восемнадцатом веке появляются новые профессии: комедиантша, живописица или малерша, продавица (не продавщица), стихотворица, сочинительница (имеется в виду писательница), директорша, инспектриса, гувернантка, а также гувернанта и гувернанша, гофмейстерина. Уборщица тогда значило мастерица модных уборов. Высокооплачиваемая, захватывающая специальность. Обрезчица – не в мясной лавке, а среди золота, обрезала золотые монеты. Совершилась свадьба князя Долгорукова с монастыркою и пенсионеркою, но не спешите сочувствовать жениху. Его избранница не монахиня пенсионного возраста, а ученица монастырского учебного заведения, получающая пенсион от их высочеств. Философка! Докторша! Амбассадриса (от амбассадора)! И ничего, никого чувство языка не беспокоило. На протяжении столетий феминитивы конкурировали друг с другом: авторка, авторша и авторесса, поэтка и поэтесса, стенографка и стенографистка, маникюрша и маникюрщица, продавица и более поздняя продавщица, авиаторша и авиатрисса/авиатриса. Кого исторически называли философкой? Когда появилось слово «бухгалтерша»? Кто такая консерваторка? Подсказываю: не женщина-консерватор.

А уж после семнадцатого года, как пишет Фуфаева, не составит труда найти свидетельства буйного цветения феминитивов, считающихся многими лингвистической придурью отдельных современниц. С одной стороны, желание быть видимыми именно как женщины в той или иной профессии исследовательнице понятно. Она цитирует один комментарий: Тервер учили по учебницу Вентцель, думали, жутко умный мужик был, однако... Однако И. Вентцель – это хорошо знакомая нашему сообществу И. Грекова. Умный мужик Минто при ближайшем рассмотрении окажется Барбарой, а не менее умный мужик Апгар Вирджинией – иронизирует Фуфаева. А вот авторку не одобряет, авторша кажется ей предпочтительнее.

Здесь мы вступаем на скользкий путь. Ведь вопросы благозвучия субъективны. Вот, например, некто спрашивает в интернете, как назвать косаря, если косарь женщина. Косарка похожа на цесарку, косарша – актуально-современно с точки зрения шаблонов слововобразования, но если цель максимально быть понятыми, И. Фуфаева предлагает косильщицу. И сразу так повеяло... лето, детство, огороды, дежурные поют со скуки:

Дочь купеческа, дочь купеческа
Не жена будет, не жена будет,
В зеленых лугах не косильщица,
У скотинушки не помощница...


Областные словари, особенно сибирские, эту косильщицу упоминают. Есть и примеры на словоупотребление в литературе:

А и косильщица я аховая: на копну накосить, дак пять раз надо косу поклепать. Силешки-то не стало. Кошу у себя в выгороде, а там чищенья такие, что корова ляжет, так уж хвоста не протянет, но уж дальше не хожу. [В. Коротаев, «На свидание», 1978].

Но зачем мне косильщица, когда всю мою жизнь женщина-косарь именовалась косариха? Даже и фамилия есть Косарихины, а не Косильщицыны, попрошу занести в протокол. Ткачиха, повариха, косариха – всё логично. Врачиха. Хотите верьте, хотите нет, в моём дошкольном детстве говорила «врач» о женщине-враче только моя мама и ещё одна соседка, имевшая высшее образование. Остальные все говорили «врачиха». Даже сама врач говорила «врачиха». Ну, я в изложении возьми да напиши... Неудобно получилось. У Марии Елифёровой, о книгах которой тоже есть пост в нашем сообществе, обратная ситуация:

Меня в юности это [темпераментная филиппика Л. Чуковской о безграмотных, по её мнению, «врач сказала» или «педагог предложила»] ужасно удивило, поскольку я, когда ещё ходила пешком под стол (в начале восьмидесятых), привыкла слышать «врач сказала». Более того, я, возможно, во младенчестве думала, что «врач» – она «врачь», как «ночь», женского рода. Потому что до подросткового возраста вообще ни разу не видела ни одного врача-мужчины. «Врач» была «она» по определению. Правда, в книжках врач назывался доктором и был седобородым дедушкой, который всегда говорил «ну-с», но ведь в книжках и звери разговаривают.

Я не намного-то старше М. Елифёровой, но языковая ситуация была другая. Бог да город, чёрт да деревня.

А может быть, – интересуются феминистки – язык и некоторые особо ретивые его носители и носительницы просто попривыкнут и одиозная авторка станет такой же родной, как танцорка или пионерка? Нет! – убеждает нас лингвистка, – Привыкать специально надо к неестественному, как к зубным протезам. К новым естественным образованиям практически не привыкают. Тут можно поспорить. Какими неестественными казались на заре революции новые аббревиатуры! Особенно слоговые, все эти чеквалапы и персимфансы, викжели, комбеды и рабочкомсоды. А как вам нравится более позднее МРЯУ: массированный ракетно-ядерный удар? Насилие над языком, безобразие, позор! Уж на что Маяковский не консерватор, а и то негодовал:

Например,
вот это —
говорится или блеется?
Синемордое,
в оранжевых усах,
Навуходоносором
библейцем —
«Коопсах».


И вот уж третье тысячелетие на дворе, а у нас как магазин назывался рабкооп, так и называется рабкооп. Никому чувство языка не жмёт. Привыкли.

В общем, «Как называются женщины. Феминитивы: история, устройство, конкуренция» — книга дискуссионная, актуальная, даже насущная, и головокружительно интересная. Хочется пожелать уважаемым сообщницам приятного чтения.

Статьи Ирины Фуфаевой о феминитивах: https://trv-science.ru/2018/07/31/o-nechayannom-eksperimente-s-russkimi-suffiksami/comment-page-1/
https://www.corpus.ru/blog/obnaruzhit-zolotaricu-seoshnicu-irina-fufaeva-o-knige-kak-nazyvayutsya-zhenshchiny.htm
http://www.spletnik.ru/blogs/govoryat_chto/169409_pro-feminitivy
Tags: 2020, 21 век, Россия, история, лингвистика, новинка, практические советы, русский язык, феминизм, феминитивы
Subscribe

  • Люцина Цверчакевичова

    Люцина Цверчакевичова (17 октября 1826 - 26 февраля 1901) - польская журналистка, авторка кулинарных книг и книг по домоводству. "...пани…

  • Узница подземелья рассказывает

    Я уже чувствую себя каким-то амбассадором (амбассадоршей) реальных историй о преступлениях, но факт остаётся фактом: эта тема не теряет остроты,…

  • В поисках незначительной детали

    Первая в моём читательском списке книга из лонг-листа международного Букера – «Незначительная деталь» [تفصيل ثانوي] Адании Шибли…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments

  • Люцина Цверчакевичова

    Люцина Цверчакевичова (17 октября 1826 - 26 февраля 1901) - польская журналистка, авторка кулинарных книг и книг по домоводству. "...пани…

  • Узница подземелья рассказывает

    Я уже чувствую себя каким-то амбассадором (амбассадоршей) реальных историй о преступлениях, но факт остаётся фактом: эта тема не теряет остроты,…

  • В поисках незначительной детали

    Первая в моём читательском списке книга из лонг-листа международного Букера – «Незначительная деталь» [تفصيل ثانوي] Адании Шибли…