Анаста (nassta) wrote in fem_books,
Анаста
nassta
fem_books

Categories:

Soraya Chemaly "Rage Becomes Her: The Power of Women's Anger"

Rage Becomes Her: The Power of Women's Anger
авторка – Soraya Chemaly
язык – английский
год выпуска – 2018 


"Когда мужчина выказывает гнев, говорят, что у него выдался плохой день.
Когда гнев выказывает женщина, говорят, что она злобная сука."


Сорайя Чемали на разных уровнях и со всех сторон рассматривает женский гнев: причины его возникновения, как общество к нему относится, как в процессе гендерной социализации девочек приучают подавлять гнев, как само понятие гнева, если речь о женском гневе, замещают "грустью", "обидой". Как мужчины в частности, и андроцентричное общество в целом реагируют на женский гнев – и, главное, почему. Как годами подавляемый гнев сказывается на психосоматике и здоровье женщин. И как наш гнев может стать нашей движущей и мотивирующей силой, если правильно им распорядиться, и насколько освобождающим он может быть.


"Мы так много времени затрачиваем на то, чтобы приучить девочек быть приятными, что совершенно забываем обучить их – как мы обучаем мальчиков, – что они должны ожидать уважительного к себе отношения."


"Гнев подобен воде. Как бы человек не старался оградиться, отвести в сторону,  или игнорировать его, гнев все равно найдет возможность просочиться. Женщины часто "чувствуют" гнев через свое тело. Оставленный без внимания, необработанный гнев просачивается в нашу внешность, наши тела, в наше пищевое поведение, в отношения с другими людьми. Он подпитывает нашу низкую самооценку, тревожность, депрессию, селф-харм и физические заболевания.

Но на самом деле вред от подавляемого женщинами гнева гораздо больше, чем просто на физическом уровне. Идеи о гневе, внушаемые гендерной социализацией, вынуждают нас сомневаться в себе, в своих чувствах, игнорировать свои потребности, и отказываться от своего потенциала из нравственных убеждений.
Игнорируя гнев, мы пренебрегаем собой, и позволяем обществу относиться к нам так же пренебрежительно.
Пренебрежительное отношение к женскому гневу и женской боли облегчает эксплуатацию женщин – для репродукции, труда, секса и идеологии."


"Когда вас приучают ставить перспективы других людей над своими собственными, одним из самых мощных эффектов является то, что вы перестаете воспринимать этих других как заслуживающих осуждение, даже если они открыто действуют как агрессоры."



"У меня ушло слишком много времени, чтобы осознать: люди, которые чаще всего склонны ставить мне на вид, что я звучу гневно, это те же самые люди, которые никогда не спросят "Из-за чего?" Им важно мое молчание, а не диалог. И такая реакция на женщин, выражающих гнев, происходит повсюду: в школах, церквях, на рабочих местах, в политике.
Общество, которое не уважает женский гнев, это общество, которое не уважает женщин: не уважает как человеческих существ, как индивидуальностей, обладающих ценными знаниями или опытом, как активных участников и граждан."

"Мы преуменьшаем степень своего гнева, называя его другими именами. Говорим, что мы расстроены, обижены, нетерпеливы, раздражены или озлоблены – но эти слова несут совсем иной посыл, чем гнев. Мы привыкаем держать себя в заданных рамках: наши голоса, волосы, одежду, и, самое главное, нашу речь. В то время как гнев на самом деле – о том, как говорить "нет" в мире, где женщинам предписывается говорить что угодно, но только не "нет".

"Гнев – это эмоция, направленная в будущее. В основе гнева лежит идея изменения ситуации, которая этот гнев вызывает.
Обида, в свою очередь, замкнута на прошлом, и как правило, не генерирует никаких изменений в ситуации."

"По моему опыту, многим взрослым сложно принять то, что мальчики могут и должны контролировать себя согласно тем же поведенческим стандартам, которые мы применяем к девочкам. И еще сложнее принять то, что девочки чувствуют гнев и имеют полное право не желать предоставлять себя в качестве ресурса для развития мальчиков."



Подавление женского гнева – это инструмент контроля, говорит авторка.

Она собирает и анализирует множество примеров из самых разных сфер жизни: политики, медицины, семьи и отношений, воспитания детей, образования, финансов, культуры и медиа. И везде прослеживается один и тот же паттерн.

В сфере межличностных коммуникаций это проявляется в реакциях мужчин на гнев женщин. Женщины на гнев мужчин реагируют страхом. Мужчины на гнев женщин реагируют гневом (и агрессией, если могут себе позволить без последствий).

В профессиональных, институциональных и политических областях происходит то же самое. Женщине отводится ухаживающая, обслуживающая роль, и любые попытки женщин выйти за рамки этой роли, особенно когда женщина идет в политику, наказываются высмеиванием, хейтспичем, угрозами и прямой агрессией. Это социальные инструменты для возвращения женщины на ее место.

Я бы не сказала, что книга стала для меня eye-opening, но это емкая, мощная работа, полная интересной риторики, и рассматривающая проблему под разными углами. Авторка много говорит про культуру изнасилования, объективацию и гендерные нормы, про пренебрежительное отношение к женской боли. Было бы здорово, если бы ее перевели на русский, потому что, на мой взгляд, ее стоит прочитать каждой женщине.

Так как у меня самой нет детей, я не вполне уверена, могу ли я высказываться. Но я часто вижу на ФБ обсуждения мам мальчиков и девочек, озабоченных тем, чтобы привить детям соответствующие ценности. Авторка пишет, что стигматизация женского гнева укоренилась так глубоко, и срабатывает настолько исподволь и неявно, что даже самые прошаренные родители часто упускают из вида этот момент. В книге она довольно много внимания уделяет социализации детей (хоть и без практических советов), так что, возможно, родителям тоже будет любопытно?

И для начинающих феминисток, мне кажется, это must read.

(А еще, знаете, бывает так, что я не могу выгнать себя на пробежку. Так вот, под Rage Becomes Her я просто летала по парку. На пуканной тяге, да.)


Еще несколько цитат про культуру изнасилования и собственно изнасилование как инструмент устрашения:

"Мужчин приучают воспринимать изнасилование как отдельное событие, четко ограниченный во времени эпизод с началом, серединой и завершением. В то время как для женщин изнасилование – это тысячи моментов, которые мы вмещаем в себя на протяжении всей жизни.

Это день, когда ты понимаешь, что больше не можешь заходить домой к подружке, или момент, когда тетя говорит тебе быть хорошей девочкой, ведь мальчик всего лишь  поцеловал тебя без спроса, что в этом такого-то? Это вечер, когда ты перестаешь выбегать за мороженым в магазинчик на углу, потому что предыдущей ночью какой-то незнакомец шел за тобой до самого дома. Это ночь, когда отец, или отчим, или брат, или дядя забираются в твою постель. Это все то время, когда ты пишешь и-мэйл, объясняя, что ты меняешь свою специализацию –  хотя совсем не хочешь – лишь бы не встречаться больше с тем профессором. Это когда ты торопишься, чтобы успеть на автобус, слышишь, как кто-то требует ему отсосать, оборачиваешься, и понимаешь, что это полицейский.  Это тот момент, когда учитель говорит тебе прикрыть плечи, потому что ты "отвлекаешь мальчиков, и подумай о мужчинах-преподавателях". Момент, когда ты решаешь, что не поедешь в страну, о которой мечтала, и тебе говорят, что в тебе нет "духа приключений". Это то саднящее осознавание факта, что когда мир становится все доступнее для мальчиков, одновременно с этим он сжимается для тебя. Все это происходит весь день, каждый день, и никто не считает нужным озвучивать это как "изнасилование" –  так, чтобы наши деды, отцы, братья дяди, учителя и друзья услышали и всерьез задумались об этом."


"Спросите женщину, подвергалась ли она харассменту, и часто ли она думает об изнасилованиях – и практически всегда ответом будет немедленное "нет". Кому охота думать об изнасилованиях?  Но спросите ее, инициирует ли она зрительный контакт, когда идет по улице? Где и когда она предпочитает гулять по городу в теплую погоду? Бегает ли она в одиночку по ночам? Или спросите, предпочитает ли она ночью взять такси, вместо того, чтобы беззаботно пройтись до дома пешком? Потом спросите – а почему? Мы приучены бояться изнасилований, но не задаваться вопросом, почему они так сильно распространены, или сомневаться, насколько "естественными" они являются."

"Спросите мужчину, чего он больше всего боится во время тюремного заключения – и почти каждый ответит: быть изнасилованным.
Какие выводы мы можем сделать из факта, что то, что для мужчин ассоциируется с тюрьмой, для многих женщин – ежедневная реальность?"

И просто миленькое:

"Почему люди думают, что мужчины, которые не в состоянии произнести слово "менструация", и не знают, что вагина и желудок не соединены между собой, могут быть компетентными и заслуживающими доверия лидерами?"

Tags: 2018, 21 век, mustread, английский язык, гендер, насилие, феминизм
Subscribe

  • Маргарет Уокер

    Маргарет Уокер (7 июля 1915 – 30 ноября 1998) – афроамериканская поэтесса и писательница, представительница Чикагского черного…

  • Четверг, стихотворение: Эви Идавати

    Стихотворения из подборки современной индонезийской поэзии в журнале «Иностранная литература» (2021, №5), перевод Виктора Погадаева:…

  • Марджери Латимер

    Марджери Латимер (6 февраля 1899 – 16 августа 1932) – американская писательница, феминистка, социалистка и антирасистка. Родилась в…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments