a_busha (a_busha) wrote in fem_books,
a_busha
a_busha
fem_books

Categories:

Олеся Луконина "Война - дело молодых" (самиздат)

Аннотация:
Русская учительница Алиса приезжает с Дальнего Востока в разрушенный войной Грозный, чтобы работать в интернате для детей-инвалидов. Пытаясь помочь заброшенным всеми детям, она сталкивается с политиками, солдатами, боевиками, стараясь достучаться до души каждого. Выжить ей помогает способность к врачеванию, унаследованная от прабабки-знахарки. Ей начинает покровительствовать влиятельный чиновник из чеченской администрации, но Алиса не хочет быть марионеткой в его руках.


Читать здесь: http://samlib.ru/l/lukonina_o_b/voinenet.shtml

Случайно набрела на этот роман, читала не отрываясь до поздней ночи и решила, что надо рекомендовать. Мне понравилось, как автор соединила в тексте несколько пластов: трагическую историю войны на чеченском поле (убийства, пытки, изнасилования, люди - как равнодушные звери, нищета, бюрократизм и резня всех всеми), юмористически-оптимистическую историю главной героини (всегда с шуткой, "слона на скаку остановит и хобот ему оторвет", обязательно выживет, влюбит в себя половину местных боевиков и устроит семейную жизнь на минном поле: немножко мартисьюшно, но здесь это выглядит уместно - так неуемный оптимизм оттеняет бездонную трагедию), документальные вставки (высказывания политиков с обеих сторон о войне) и отрывки из песен того времени (о смерти, о неприкаянности, о нескончаемой и бессмысленной борьбе, предательнице-судьбе - и о том, что ты все-таки жив, если можешь петь). Получился интересный образ 90-х: когда, с одной стороны, бедность и война, грязная политика и алчность, а с другой, у кого-то в голове после советского детства и вспышки постсоветского свободолюбия - идеалы, книжные цитаты, "не жизнь без книги" и вера в человеческое братство.
Грустно бывает находить на просторах сети отличные вещи, достойные прочтения, без отзывов и без признаков жизни на авторской страничке, и понимать, что кто-то когда-то писал, переживал, может, годами жил этой историей, а сейчас - где человек? что с ним стало? жизнь заела и писательство осталось в прошлом? или умер?.. (но это не все про Луконину, она страничку обновляет!)
Кстати, может, у кого-то бывали такие же случаи с самиздатовскими жемчужинами? Порекомендуйте их в комментариях!
[отрывок] - ...Враги сожгли родную хату,
Сгубили всю его семью,
Куда ж теперь идти солдату,
Кому нести печаль свою?
Пошёл солдат в глубоком горе
На перекрёсток двух дорог,
Нашёл солдат в широком поле
Травой заросший бугорок...
Она чувствовала, как кровь отливает от лица, когда глядела в глаза стоящих вокруг неё людей, - которые сидели возле этого казённого дома днём и ночью, - но петь не перестала.
Не могла.
Потому что пела уже не только для своих детей, - под табличкой "Просим помочь детскому интернату", - но и для этих людей, которые сутками ждали здесь: помощи, спасения, любых известий.
- ...Стоит солдат, и словно комья
Застряли в горле у него.
Сказал солдат - встречай, Прасковья,
Героя-мужа своего...
Неслышно подошедший милиционер из местных крепко взял её за локоть.
- Пускай поёт! - крикнули из толпы.
- Нигде не написано, что здесь запрещено петь, - тихо сказала она, высвобождаясь.
Помедлив, тот отошёл.
- ...Никто солдату не ответил,
Никто его не повстречал,
И только тёплый летний ветер
Траву могильную качал...
Хлопнула дверца подъехавшей машины. Телевизионщики.
Встряхнув головой, она пошла по кругу с бейсболкой Бека в руках.
- Талгатовна, домой пойдём, а? - безнадёжно сказал Бек, наверное, в сотый раз.
когда я ем борщ, для меня все умерли
Она покачала головой. Бейсболка была полна.
но поёшь ты чуть тише, чем Монсеррат Кабалье
- ...Ой, туманы мои, растуманы,
Ой, родные леса и луга,
Уходили в поход партизаны,
Уходили в поход на врага...
Краем глаза она увидела, как у корреспондента с бейджиком на груди - НТВ - упала челюсть, - почти со щелчком, почти до колен, как в американском мультике про Тома и Джерри.
- ...На прощанье сказали герои:
"Ожидайте хороших вестей",
И на старой Смоленской дороге
Повстречали незваных гостей.
Повстречали, огнем угощали,
Навсегда уложили в лесу...
Она проглотила непрошеный комок в горле и допела тише:
- ...За великие наши печали,
За горючую нашу слезу...
Толпа густела, кепка снова наполнялась, количество военных и телевизионщиков росло. Она вдруг с ужасом сообразила, что репортаж этот могут увидеть и мама с сестрой, и Ленка... да кто угодно!
отступать некуда - позади Москва
Знакомое лицо в толпе, среди людей в камуфляже: ах да, точно, министр по делам печати.
большой и круглой
Как всегда, улыбается. Видимо, вспомнил, как лихо она его давеча обобрала.
дайте медный грошик, господин хороший
вам вернётся рубль золотой

Она перевела дыхание. Солнце медленно подымалось, начиная пригревать.
- ...Орлёнок, орлёнок, взлети выше солнца
И степи с высот огляди,
Навеки умолкли весёлые хлопцы,
В живых я остался один...
На третьем куплете ей в локоть вцепилась запыхавшаяся начальница отдела образования: элегантный сиреневый пиджак "под Шанель" застегнут не на те пуговицы, в глазах - священный ужас.
- Вы с ума сошли, Алиса Талгатовна! Пройдите ко мне в кабинет!
Бедняжка нервно косилась на телекамеры, старательно отворачиваясь.


[отрывок2] - Ну чего ты бегаешь? Я с тобой просто поговорить хочу. А ты от моих парней бегаешь. Трубку бросаешь!
- Не о чем нам говорить. И незачем.
- Что, муж твой не нужен тебе разве? Нашла, что ли, уже, с кем отдохнуть?
Она тупо поглядела на свою руку, взметнувшуюся и враз перехваченную его железными пальцами так, что она почувствовала, как отчаянно колотится в запястье пульс.
- Не смей - сломаю, - сощурился Султан лениво.
- Ломай! - прошипела она сквозь зубы. - Ну!
- Не про то говорим, - пробормотал он вдруг, ослабив хватку, и она спрятала онемевшую руку за спину.
с нас теперь не сваришь кашу
стали сталью мышцы наши
тренируйся лбом о стену
вырастим крутую смену

- Не о чем говорить, - хрипло повторила она. - Я не буду работать на тебя.
- Я...
- И таскаться за тобой повсюду, от пули спасать, тоже не буду!
- Почему от пули? - просто сказал он. - От бомбы тоже, от фугаса, от гранаты, от...
- Оставь меня! - вскрикнула она, зажмурившись. - Отпусти!
- Человек не ведает о том, что записано у Аллаха, и что лежит ему у него под печатью, - сказал он нараспев и тихо засмеялся. - Я... да, кровь на мне, а Бес что - лучше? Я тут хозяин, а Бесу ничего уже не светит!
- На тебе слишком много крови, - она вновь прижалась к стене, пытаясь укрыться от его тёмного, исподлобья, взгляда. - Грешно молиться за царя Ирода, Богородица не велит...
- Чего ты там болтаешь?!
обращайтесь, гири, в камни
камни, обращайтесь в стены
стены ограждают поле
в поле зреет урожай

Султан вдруг тяжело мотнул головой:
- Ладно... Вот... Я хотел... Я знаю, что ты... - Сжав губы, он распахнул ворот своего камуфляжа, вытаскивая фигурный амулет на чёрном шнурке, сплошь покрытый арабской вязью. Снял с шеи шнурок, протянул ей.
Дрожащими ледяными пальцами она кое-как достала латунную подвеску, пригревшуюся на груди, потянула через голову тоненькую цепочку, завороженно глядя, как враз проступает облегчение на его лице - будто вода сквозь камни.
Положила подвеску на его широкую ладонь, схватила амулет, зажала в кулаке, чувствуя, как выступы больно впиваются в кожу.
- Ты знаешь, что я?.. на что я... ты этого хочешь?
- Да... - выдохнул он, тоже крепко сжав кулак.
и родная отвечала
я желаю всей душой
если смерти, то мгновенной
если раны - небольшой
Tags: 21 век, Россия, Чечня, бедность, брак, взрослая героиня, впечатления от чтения, драма, зрелость, история, любовь, материнство, насилие, писательницы, реализм, рекомендация, рецензия, роман, смерть
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments