Ольга Майорова (maiorova) wrote in fem_books,
Ольга Майорова
maiorova
fem_books

Гудрун Паузеванг, атомный взрыв и водяные

Немецкая писательница Гудрун Паузеванг [Gudrun Pausewang] родилась в 1928 году в Чехословакии, в городе Вихштадль, ныне Младков, на берегу реки Тиха-Орлица. Старшая из шести детей в крестьянской семье, Гудрун, тем не менее, закончила не только начальную школу, но и училась в гимназии. Впрочем, завершить образование на родине ей не пришлось. Отца семейства мобилизовали в вермахт, в 1943 году он погиб, а в 1945 овдовевшая мать с детьми бежала в Западную Германию. Одна только ручная тележка клади на всех, голод, страх, отчаяние, два месяца пути -- и наконец удалось добраться до родственников. Там, в Висбадене, Гудрун Паузеванг и её младшая сестра Фрейя, впоследствии известная специалистка по социальной педагогике, закончили и школу, и пединститут. Гудрун, Фрейя... ещё были Зиглинда с Зигфридом, Готлинда и Фолькер. Убеждения отца семейства, думаю, из выбора имён явствуют.



С 1956 года сёстры, отчасти чтобы подработать, отчасти чтобы посмотреть мир, поступили на работу в немецкие школы в Латинской Америке. Гудрун и Фрейя преподавали немецкий язык в Чили, в Венесуэле, побывали в Перу и в Боливии, в Мексике, на Амазонке, даже на Огненной Земле. Потом Фрейя поехала работать в Бомбей, в сиротский дом, а будущая писательница вернулась в ФРГ, но ненадолго. Уже в шестьдесят восьмом вместе с мужем она отправилась в Колумбию, где пять лет учительствовала в одной из старейших немецких школ в Южной Америке, в Барранкилье. После этого охота к перемене мест её оставила, и с 1972 года по настоящее время Гудрун Паузеванг живёт в небольшом гессенском городке Шлиц, до пенсии преподавала в тамошней средней школе. Если кому-то попадалось историческое исследование "1913 год", то её автор Флориан Иллиес -- бывший ученик Паузеванг.

В Шлице происходит и действие некоторых произведений Гудрун Паузеванг, в том числе и самой знаменитой. "Облако" [Die Wolke, 1987] рисует нам ужасные картины взрыва на Графенрайнфельдской АЭС глазами пятнадцатилетней школьницы Янны-Берты.Чудовищная паника массового бегства, гибель младшего брата, тело которого пришлось бросить, давка на вокзале описаны с таким искусством, что впечатлительным детям я бы книгу не давала, отложила на какое-то время. Казалось бы, вот, спасена, выбралась -- но мытарства Янны-Берты и множества других детей и взрослых на том не закончились. Не только лучевая болезнь грозит беженцам, но суеверный ужас окружающих, боящихся нахвататься радиации, безнадёжная нищета, зависимость от благотворительных организаций и от дальних родных, для которых Янна, конечно, обуза и ничего кроме. Только что была счастливая любящая семья, только что девочка купалась в заботе и поддержке, и вдруг - раз! - и всем обязана, зато никому не нужна. Конечно, сказался и личный авторский опыт, и чернобыльская катастрофа. Вокруг "Облака" шли колоссальные дебаты, бестселлер обсуждали не только в школах и вузах, но и в публичной общественной дискуссии. Против вручения Паузеванг Немецкой премии молодежной литературы выступали даже в руководстве правящей партии ХДС: агитка, пропаганда под маской детской фантастики. И я не могу не согласиться, "Облако" -- текст пропагандистский, рассчитанно бьющий на эффект. Не все ходы мне показались оправданными. В частности, финал,[Spoiler (click to open)]когда дед под сочувственное поддакивание бабки ораторствует:

Зачем всему миру знать о количестве наших жертв? Небылицы про эту якобы катастрофу лишь наносят ненужный вред престижу нашей страны за рубежом. Я одно только добавлю: имелись и в нашей стране политики, которые с этой ситуацией справились бы таким образом, чтобы здесь, в Шлице, этот инцидент прошёл бы вообще незамеченным. И ни один журналист не мог бы что-то пронюхать…

А Янна-Берта стягивает с лысой головы шапочку и начинает говорить. Пусть дед какой угодно косный старик, но он потерял в пресловутом "инциденте" единственную дочь и двоих внуков. Время ли думать о престиже страны? Хотя, естественно, дедушки разные бывают.


Однако премию Гудруг Паузеванг всё же вручили, хотя тогдашняя глава министерства по делам молодёжи и семьи особо отметила, что делает это против своих убеждений. После событий в Фукусиме "Облако" снова оказалось в списке бестселлеров. А в 2015 году Графенрайнфельдскую АЭС вывели из эксплуатации. Х. Волльмут сравнил тогда писательницу с Дон-Кихотом, выбравшим сражаться не с ветряными мельницами, а с атомными электростанциями:
-- Ее жизненное достижение - достижение выживания: в восемьдесят семь лет пережить технологию, которая была предназначена для вечности.

"Облако" из тех книг, которые я вряд ли буду перечитывать: при всём почтении к силе убеждений Паузеванг всё-таки получился у неё плакат. Весьма впечатляющий, несомненно, своевременный, но плакат. Зато очень понравилась её книга для детей дошкольного и младшего школьного возраста "Волшебные очки Зелемунда" [Der rote Wassermann, 2015]. Тоже тема агитационно-пропагандистского свойства, а в то же время очень насущная: как жить, если в чём-то так отличаешься от других, что невозможно не заметить отличия? Если все водяные, и мужчины, и женщины, и старые, и юные, -- все поголовно зелёные, а ты один красный? Здесь хочется особо остановиться на иллюстрациях Анны Спешиловой. В оригинальном немецком издании водяные несколько карикатурные, похожи на кикимор из книжки про домового Кузю. А российская художница придала им чарующие черты ундин и никс, воспетых германскими романтиками. Не оторваться. Надвигаются зимние праздники, и если будут затруднения с выбором подарка детям шести-девяти лет, "Волшебные очки Зелемунда" очень хорошо подойдут.
Tags: 20 век, 21 век, post-apocalypse, Германия, беженки и эвакуированные, бестселлер, немецкий язык, новинка, русский язык
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments