Ольга Майорова (maiorova) wrote in fem_books,
Ольга Майорова
maiorova
fem_books

Categories:

Зачем Джоанне Морриган становиться Джоанной Морриган?

В нашем сообществе рецензировалась и обсуждалась книга Кейтлин Моран [Caitlin Moran] "Быть женщиной" [How to Be a Woman], из малопонятных соображений получившая в переводе подзаголовок "Откровения отъявленной феминистки". Я прочитала с безусловным интересом, причём больше всего заинтриговали не теоретические рассуждения популярной музыкальной журналистки, в некотором роде тривиальные, а её биография. Старшая из восьмерых детей в семействе хиппи-буддистов ирландского происхождения, она провела детство в Вулверхэмптоне, депрессивном городе, чья трудовая слава угасла вместе с эпохой промышленной революции. Отец в юности подавал надежды как гитарист, но позднее заболел артрозом и, похоже, запил. Домашним образованием детей руководила мать, закончившая несколько курсов университета. В музыкальную журналистику Кэтлин Моран пришла в юном возрасте, всего в шестнадцать лет. Из дому ушла в восемнадцать.



Все эти перипетии достались в наследство героине романа How to Build a Girl, в переводе (странно везёт Моран с заглавиями) опрометчиво названная "Стать Джоанной Морриган". Только детей пятеро. Малолетних близнецов, не получивших имён, потому что наречь детей означает признать их существование, Джоанна нянчит, с шестилетним Люпином спит в одной постели, что существенно затрудняет процесс мастурбации, а со старшим братцем Крисси ведёт философские диспуты, шутит и довольно кроваво дерётся. А в остальном обстоятельства очень похожие — пьяный папа валяется на диване и коснеющими больными пальцами играет на гитаре нудные песенки собственного сочинения, мать как во сне живёт... Удачной карьеры явно не предвидится. Но Джоанна девочка целеустремлённая, и если судьба не дала ей даже лимонов, она приготовит из них не-лимонад. Тернистому пути на вершину и посвящён роман, эта своеобразная смесь "Дневников Бриджит Джонс", "Страданий Адриана Моула" и "Группи" Джейн Фабиан.

Конечно, история удивительная. Не так-то часто в классистском обществе Великобритании отпрыск безработных из Вулверхэмптона врывается в чарты. Джоанна, повторюсь, целеустремлённая натура, и во всём идёт до конца. Шутить, так уж не на грани фола, а за гранью, критиковать, так уж уподоблять доктору Менгеле за не вполне удачный альбом, пить, так до обморока, курить, так до рвоты, сексом заниматься, так до обезболивающих горстями... Местами смешно, местами горько и вчуже стыдно, местами однообразно до заунывности. Но нет, не удивительно. Потрясает позиция коллег Джоанны. Им-то, выпускникам Оксфорда и Кембриджа, пользующимся хорошим здоровьем и пухлыми родительскими кошельками, неужели не было неловко смотреть, как полноватая, накрашенная дешёвой тушью девочка из провинции перед ними выплясывает наподобие юнги Рансома из стивенсоновского "Похищенного"? Спаивал мальчишку мистер Риак, и несомненно из самых лучших побуждений... Неужели этих высоколобых интеллектуалов не коробило поить ребёнка спиртным, высмеивать свысока, спать с нею? На пятой по счёту сцене лихорадочного самоудовлетворения рядом со спящим пьяным телом очередного мимолётного "любовника" я схватилась за голову.

...и снова ложимся в постель, наш второй секс получается еще исступленнее первого, и хотя я все равно не кончаю, кончает он, и я себя чувствую невероятно... полезной. Мужчинам необходимо кончать – и моими стараниями это произошло. Моя задача простая, и я сделала всё как надо.

То есть проблема не в том, что о ужас, несовершеннолетняя ведёт половую жизнь, а в том, что она занимается сексом из соображений, скажем, нетворкинга. Как и пьянствует, как и острит, как и смолит через желудочные спазмы отвратительный табачище, как и ходит на концерты какого-нибудь местного исчадия панк-альтернативы, любя при этом битлов и "Звуки музыки":
— Эдельвайс, эдельвайс, эври монинг ю грит ми...
Эдельвайсами в девяностые годы было не заработать. Спутники начинающей критикессы — самоповреждение и похмельный синдром.

Как почти все лекарства, на вкус алкоголь отвратителен – но он тебя лечит. Он лечит. Если бы я принимала по четыре столовые ложки спиртного в день, мне не пришлось бы кусать пальцы. Алкоголь – панацея от искусанных пальцев и от всех тревог. Мэри Поппинс пьёт свою ложку пунша с ромом.

В некий момент Моран спохватывается, что уж совсем беспросветно расклад выглядит, и вводит в повествование Джона Кайта, ироничного и доброго музыканта-валлийца, который бескорыстно берёт шефство над незадачливой журналисткой. Всем Джон Кайт мил, всем хорош, только его не бывает. Во всяком случае, рассчитывать на его появление наивно. Ставя себя на место злополучной Джоанны, молодые читательницы невольно зададут себе вопрос: а стоит ли какая угодно карьера и какая угодно звёздность таких унижений? Сама писательница, впрочем, отделяет себя от персонажа, не советует воспринимать книгу как сугубо автобиографическую. Но как-то становится понятно, почему Айелет Уолдман определила Моран как рок-звезду от феминизма. Руки чесались добавить отзыву подзаголовок "взросление по-британски", но всё же надеюсь, что не во всей Британии взрослеют так, как привелось Джоанне Морриган.

Предыдущщие посты о Моран: https://fem-books.livejournal.com/477392.html
https://fem-books.livejournal.com/171068.html
https://fem-books.livejournal.com/308871.html
Tags: 20 век, 2011, 2019, 21 век, Великобритания, английский язык, взросление, книги для подростков, мир искусства, музыка, новинка, образ тела, роман, русский язык
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments