Ольга Майорова (maiorova) wrote in fem_books,
Ольга Майорова
maiorova
fem_books

Categories:

"И про тебя там написано" Алины Бронски

Народ нынче пошёл инфантильный. Взрослые любят детские книжки. Моя бабушка, например,  уже наизусть выучила "Сумерки". При том,  что отродясь ничего, кроме Библии, не читала.

Немецкая писательница Алина Бронски [Alina Bronsky] родилась в Свердловске в 1978 году, в начале девяностых вместе с семьёй эмигрировала в Германию, после окончания школы поступила в медицинский институт, но после трёх курсов ушла в журналистику. Литературным творчеством она увлекалась со старших классов, но сама не ожидала, что первый роман "Парк осколков" [Scherbenpark] наделает столько шуму. Жёсткая, критичная, вызывающая Саша Нойман, эмигрантка из России, мечтающая отомстить отчиму за убийство матери, и её добрая, но наивная до глупости и растерянная тётя заинтересовали не только молодёжную аудиторию, но и серьёзную критику. В 2008-2009 гг. "Парк осколков" номинировали на престижные литературные премии, он стал бестселлером. А саму Алину Бронски (это, кстати, псевдоним, настоящее имя писательницы не раскрывается) назвали наиболее многообещающей дебютанткой года. Саму книгу я не читала, только экранизацию смотрела с Ясной Фритци Бауэр. Своеобразно.



Наверное, диалог культур можно называть основной темой Бронски. И этот диалог далеко не всегда ведётся в дружественной обстановке, спокойными и мирными голосами... Тому пример две подруги-одноклассницы, Ким и Петровна.

Петровну, конечно, зовут не Петровна, а Эрна, в честь старушки, которая врезалась на своей машине в их семейный драндулет (долгая история, боюсь наспойлерить), но её отца действительно зовут Пётр. Он иммигрировал из советской ещё Киргизии, работает поваром. С женой-турчанкой у них долгий, оживляемый скандалами брак и множество детей. Сама Петровна, словно бы подогревая неиссякающее любопытство аудитории, выдумывает фантастические истории о своих родителях и родных. То они её замуж выдают за бандита, то двоюродный брат "записался в террористы", то папа подторговывает наркотиками, то мама трупомойщица в морге и продаёт втихаря органы покойников, эт цетера, эт цетера. По контрасту с умной, предприимчивой и способной подругой Ким Йозефина -- обычная девочка. Таких двенадцать на дюжину, и как ни сложно ей даются жизненные перипетии, банальными от этого быть не перестают. Кому пожаловаться на то, что мама с папой расстались, если у всего класса родители давно в разводе или в разъезде. Одна Петровна исключение. Впрочем, Петровна всегда исключение...

 вот, так и хочется написать шаблонное "ничто не предвещало беды", на рутинной встрече в районной библиотеке с малоизвестной и не слишком талантливой детской писательницей во время читки довольно банальной повести об обыкновенной, ничем не выделяющейся старшекласснице Ким с ужасом узнаёт в главной героине себя...

-- А он что? Опознал себя? -- осведомилась Петровна.
-- Не думаю. Иначе бы вряд ли заявил, что книжка не очень интересная.
-- Просто он не знает пока, что в конце умрёт.


Это мог быть мистический триллер, не уступающий лучшим образцам жанра. Я ставлю себя на место Ким, и мурашки по спине бегут. Ведь все её попытки вырваться из лап чужого, навязанного сюжета кончаются пшиком. Неужели я  "незамысловатый подросток", сконструированный не самой, повторюсь, выдающейся романисткой? Неужели я не смогу совершить ничего неожиданного, не предусмотренного программой, внезапного,  удивительного? Нет, нет и нет -- отвечает Ким сама себе. А в финале маячит безжалостная коса смерти, нависшая над ни в чём не повинным человеком.

-- Мне что  душу продать и повиснуть у Яспера на шее? Наплевав на свои собственные желания?
-- Не продать. Подарить,  -- поправила Петровна. -- Взамен ничего не получишь, зато совесть будет чиста.


Впрочем, великий мистический триллер о фатуме и самопожертвовании так и остался ненаписанным. Вопросы, которые ставит перед своими персонажами Бронски, гораздо глубже и насущнее, чем ответы, которые они дают. Кем лучше быть -- яркой звездой или серой мышкой? Как нас видят наши близкие и совпадает ли их восприятие с нашим? Может ли судьба стать результатом чьего-то творчества, например, своего собственного? Что такое вообще судьба?

-- Извини. Я не запомнила,  как тебя на самом деле зовут.  Как-то очень искусственно, мудрено, такое имя мне бы любой редактор велел заменить.
-- Как вы меня нашли?
-- Так разве не я тебя придумала?
Tags: 2017, 2019, 21 век, Германия, дружба, книги для подростков, мигрантки, немецкий язык, новинка, писательницы, роман, русский язык
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments