Ольга Майорова (maiorova) wrote in fem_books,
Ольга Майорова
maiorova
fem_books

Categories:

Строительство дома и семьи глазами женщины

Если верно, что стиль — это человек, то Кара Брукинс человек нелёгкий, суровый, но не без юмора. В сущности, автобиография этой арканзасской женщины подошла бы как тема для романа американского Шекспира Чарльза Портиса: здесь и бедное, неустроенное детство, и фанатично религиозная мать, то и дело приговаривающая "или ты научишься прощать, или будешь гореть в аду", и в двадцать c небольшим трое детей на руках и развод, и ещё два неудачных брака, причём не просто неудачных, а чудовищных... заодно и действие происходит в сельской глубинке Арканзаса, как в "Железной хватке". Самостоятельно растить четверых детей — не сахар. Психически больной бывший муж, преследующий семью с агрессивными намерениями, тоже вносит свои коррективы, если кому картина покажется чрезмерно идиллической.



Что же в этой ситуации следует делать? Конечно, строить дом!

У вас тут самая большая проблема – это коммуникации. С электричеством все проще, а вода вам нужна, как ружьё в яме с бешеным енотом.

Стройке как таковой посвящены замечательные страницы. Люди совершенно без опыта, вооружась интернетом и помощью дедушки, который, было время, занимался строительством и ремонтом, берутся натурально за двухэтажный особняк. Пять спален, три ванных комнаты, гараж... дом на дереве, и тот предусмотрели. Полюбоваться видами поместья "Чернильница" можно на сайте семейства Брукинс: https://carabrookins.com. Сроки поджимали, план горел, и хоть вспоминает Брукинс все перипетии с улыбкой, а травм на строительстве получили немало. Я говорю не только о порезах, ушибах, сотрясениях и шишках. "Как дом построил семью" — книга не только о семье, но и о семейном насилии.

Характерны размышления Кары в приёмном покое больницы: подумать только, я годами ходила сине-чёрная от мужниных побоев, и интересовало это окружающих меньше, чем прошлогодний снег, а стоило получить фанерой по кумполу, и вся округа взволновалась. Почему-то распространено мнение, что США прямо-таки страна победившего феминизма. Возможно, где-то дело обстоит и так, но не в Арканзасе. Никакие охранные ордера не спасут, когда человек с ружьём уже ходит вокруг дома. И потом ещё осудят, сама-дура-виновата, зачем устраивала жильё на отшибе, зачем привлекала детей. Некоторые страницы достойны триллера.

Сама мемуаристка приходит к однозначному выводу: Я обманом заставила себя поверить, что, построив дом, мы перестроим нашу семью. Дом и семья – две совершенно разные сущности, и им нужны разные ресурсы. Но тем не менее считает опыт строительства и для себя, и для детей скорее благотворным, бесценным с точки зрения уверенности в своих силах. Дескать, справились мы с постройкой, сладим с чем угодно. Менее оптимистично настроенные читатели спросят: а не наоборот? не издержались ли драгоценные силы в борьбе с сопротивлением материала? Пока их сверстники учились, гуляли, играли, Хоуп, Дрю и Джада вкладывали время и нервы в весьма затратный проект, который ещё бабка надвое сказала, окупится ли. Им пришлось попотеть:

У нас была система, с помощью которой мы определяли, чья очередь прикатывать бак и чья очередь мыть посуду. На подоконнике в кухне стоял деревянный брусок с именами детей, напечатанными с разных сторон. После того как они разгружали посудомоечную машину, они разворачивали брусок новой стороной: забудешь перевернуть – и будешь делать работу два раза. Брусок побольше в гараже напоминал об уборке мусора.

Кстати, мать вполне отдаёт себе отчёт: если бы подростки взбунтовались, она в соответствии со своими принципами прекратила бы их "эксплуатировать". Однако подростки не взбунтовались. Почему? Брукинс считает, что сыновья и дочери унаследовали от неё стремление к делу, к практике:

В какой-то исторический период люди – по крайней мере, в США – стали больше чувствовать, чем делать. Вместо того чтобы браться за работу и решать свои проблемы, мы стали собираться в круг и разговаривать о них или пытаться утопить их в алкоголе и таблетках. Новые методы, судя по всему, не очень-то помогали. Древние ритуалы инициации всегда концентрировались на поступках. Ребенку нужно было выполнить какое-то физическое действие, например побороть демона в темном лесу, чтобы стать мужчиной или женщиной.


А может быть, если бы у Кары ещё в юности была возможность "обсудить проблемы в кругу", многих ошибок удалось бы избежать? Вопросы, вопросы... Классической "истории успеха", пожалуй, не получилось. Получилось нечто иное, возможно, менее предвзятое и более правдивое.
Tags: 2017, 2019, 21 век, США, английский язык, дети, домашнее насилие, история женскими глазами, политика, практические советы, русский язык
Subscribe

  • Узница подземелья рассказывает

    Я уже чувствую себя каким-то амбассадором (амбассадоршей) реальных историй о преступлениях, но факт остаётся фактом: эта тема не теряет остроты,…

  • В день рождения Беллы Ахмадулиной

    Бог За то, что девочка Настасья добро чужое стерегла, босая бегала в ненастье за водкою для старика, — ей полагался бог красивый в чертоге,…

  • Эти удивительные непереводимые слова

    Маленькое независимое издательство «Миля» подходит к выбору книг с фантазией. Одним из первых они предлагают вниманию восхищённой…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments