Ольга Майорова (maiorova) wrote in fem_books,
Ольга Майорова
maiorova
fem_books

Categories:

Сара Тисдейл [Sara Teasdale] (1884-1933)

Август, восход луны

Скрылось солнце, луна восходит
Над синью коннектикутских холмов;
Отсвет заката, краска востока,
Ласточки чертят узор высоко
В небе, на фоне нежных тонов.
Слышу: щебечут, воздух глотая,
Вместе и врозь — разлетается стая,
Словно ветер уносит их прочь;
Оттиснуты чёрным стройные клёны,
Дышат покоем тёмные кроны,
Лунный туманно-оранжевый круг
Желтеет, как золотистый топаз,
Склоны, где луч заката угас,
Складка за складкой уходят из глаз.
Вниз одна иду с холма,
Всех людей сокрыла тьма,
Терпкий, влажный разлит аромат,
Чувства будит эта ночь,
И огни в пруду горят.

Досыта, о Красота,
Восхищая и пьяня,
С детства поишь ты меня,
Но могла ль тогда я знать,
Что, живя в любви твоей,
Можно в скорби устоять,
Боль снести жестоких дней?

Пусть дыханье, смех отдам
Смертным, вечным холодам,
И глаза, что видят свет,
Сердце — пламень кратких лет;
Если всё должно уйти
Прочь по зыбкому пути,
Чтоб исправились черты,
Переплавлены огнём
В новом замысле твоём;
Пусть душа, не видя дня,
В одиночестве блуждает,
Пусть исчезнет — славься ты,
Вечный образ Красоты.

Все утраты — и меня —
Час закатный восполняет.

(Перевод Е. Кистеровой)

August Moonrise

The sun was gone, and the moon was coming
Over the blue Connecticut hills;
The west was rosy, the east was flushed,
And over my head the swallows rushed
This way and that, with changeful wills.
I heard them twitter and watched them dart
Now together and now apart
Like dark petals blown from a tree;
The maples stamped against the west
Were black and stately and full of rest,
And the hazy orange moon grew up
And slowly changed to yellow gold
While the hills were darkened, fold on fold
To a deeper blue than a flower could hold.
Down the hill I went, and then
I forgot the ways of men,
For night-scents, heady, and damp and cool
Wakened ecstasy in me
On the brink of a shining pool.
O Beauty, out of many a cup
You have made me drunk and wild
Ever since I was a child,
But when have I been sure as now
That no bitterness can bend
And no sorrow wholly bow
One who loves you to the end?
And though I must give my breath
And my laughter all to death,
And my eyes through which joy came,
And my heart, a wavering flame;
If all must leave me and go back
Along a blind and fearful track
So that you can make anew,
Fusing with intenser fire,
Something nearer your desire;
If my soul must go alone
Through a cold infinity,
Or even if it vanish, too,
Beauty, I have worshipped you.
Let this single hour atone
For the theft of all of me.

Если смерть добра

Допустим, смерть добра, и шанс есть возвратиться;
Мы вновь придём сюда в душистый час ночной
И этою тропой, что к морю вниз стремится,
Сбежим к нему, дыша азалией лесной.

Услышим мы прибой, готовый тут же слиться
В один протяжный гром нахлынувшей волны,
И только в этот миг зажгутся наши лица,
Затем что радость есть и мёртвые вольны.

(Перевод М. Рахунова)

If Death is kind

Perhaps if Death is kind, and there can be returning,
We will come back to earth some fragrant night,
And take these lanes to find the sea, and bending
Breathe the same honeysuckle, low and white.

We will come down at night to these resounding beaches
And the long gentle thunder of the sea,
Here for a single hour in the wide starlight
We shall be happy, for the dead are free.

Самое известное на постсоветском пространстве стихотворение Сары Тисдейл популяризировал Рэй Брэдбери, по его первому полустишию назвавший один из своих постапокалиптических рассказов. Существует ни на чём не основанное мнение, будто бы Брэдбери его и написал. Под катом оригинал и три перевода на русский язык:

There will come soft rains

There will come soft rains and the smell of the ground,
And swallows circling with their shimmering sound;

And frogs in the pool singing at night,
And wild plum trees in tremulous white;

Robins will wear their feathery fire,
Whistling their whims on a low fence-wire;

And not one will know of the war, not one
Will care at last when it is done.

Not one would mind, neither bird nor tree,
If mankind perished utterly;

And Spring herself when she woke at dawn
Would scarcely know that we were gone.

Будет ласковый дождь

Будет ласковый дождь, будет запах земли,
Щебет юрких стрижей от зари до зари,

И ночные рулады лягушек в прудах,
И цветение слив в белопенных садах.

Огнегрудый комочек слетит на забор,
И малиновки трель выткет звонкий узор.

И никто, и никто не вспомянет войну —
Пережито-забыто, ворошить ни к чему.

И ни птица, ни ива слезы не прольёт,
Если сгинет с Земли человеческий род.

И весна… и весна встретит новый рассвет,
Не заметив, что нас уже нет.

(Перевод Льва Жданова)

Будут брызги дождя

Будут брызги дождя и запах земли,
Будут ласточки виться в синей дали;

По ночам запоют лягушки в прудах,
Белой пеной вскипит весна на ветвях;

И малиновок стайка, алый всполох огня,
Защебечет с ограды, песней звеня;

Здесь не знает никто, что такое война,
И победа ничья никому не нужна.

Птице, зверю, деревьям что за беда,
Если род наш людской сгинет весь, без следа?

Утром небо окрасит зари нежный свет,
И наступит Весна… а нас уже нет.

(перевод О.И Василенко)

Будут сладкими ливни...

Будут сладкими ливни, будет запах полей,
И полёт с гордым свистом беспечных стрижей;

И лягушки в пруду будут славить ночлег,
И деревья в цветы окунутся, как в снег;

Свой малиновка красный наденет убор,
Запоёт, опустившись на низкий забор;

И никто, ни один, знать не будет о том,
Что случилась война, и что было потом.

Не заметят деревья и птицы вокруг,
Если станет золой человечество вдруг,

И весна, встав под утро на горло зимы,
Вряд ли сможет понять, что исчезли все мы.

(Перевод М. Рахунова)

Ну, и ещё одно без перевода, потому что адекватного перевода я не нашла:

Advice To A Girl

No one worth possessing
Can be quite possessed;
Lay that on your heart,
My young angry dear;
This truth, this hard and precious stone,
Lay it on your hot cheek,
Let it hide your tear.
Hold it like a crystal
When you are alone
And gaze in the depths of the icy stone.
Long, look long and you will be blessed:
No one worth possessing
Can be quite possessed.
Tags: 20 век, США, английский язык, классика, перевод, поэзия, русский язык
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments