Ольга Майорова (maiorova) wrote in fem_books,
Ольга Майорова
maiorova
fem_books

Categories:

Анаит Григорян, "Посёлок на реке Оредеж"

– Ещё что-нибудь хочешь рассказать?
– Ничего.
Ленка, когда плачет, трясётся всем телом, хватается руками за голову, сгребает пряди волос грязными пальцами. Так плачут только мелкие – взрослые, это Комарова точно знала, плачут беззвучно, даже и не понятно сразу, что плачут, просто слезы катятся по щекам, и всё. Мать всегда сердилась, когда кто-нибудь из мелких ревел, и била их молча, закусив нижнюю губу.
– Точно ничего?
– Сказала же.
Сергий хотел спросить: «А он-то тебя любит?», но смутился и мысленно одернул себя. Ребенок еще – откуда ей знать.
– Тогда иди с Богом.
Он ещё раз рассеянно провел рукой по её голове и неторопливо пошёл прочь.
В церковь в основном ходили женщины. Женщин было много, но историй у них было от силы две-три: или полюбила кого-нибудь – это если молоденькая, или муж пьяница, гулёна и бьёт, или тяжело одной, без мужа, справляться с хозяйством – это если старуха. Бога им было мало, потому что Бог милостив, но молчалив, и нужен был священник и живое человеческое слово. Он в молодости хотел пойти на математико-механический и уехать в город, но отец настоял, чтобы сын пошёл по духовной части.




Посёлок называется Посёлок. Кроме шуток, неподалёку от Вырицы есть станция Посёлок. Там живёт многодетная семья Комаровых по уличному прозвищу Комары. Работы нет, вся надежда на огороды. Почва, впрочем, подзолистая, бедная перегноем... Здесь всё бедное, за что ни схватишься: флора скудная, фауна мизерная, а люди - так те нищи. Злая ирония судьбы, раньше здесь была коммуна трезвенников братца Иоанна Чурикова, прозванного апостолом трезвости. Теперь впору коммуну пропойц основывать.

Дятел стучит по стволу дерева; Лена несколько раз спрашивает, почему не падает с его головы красная шапочка, Катя вместо ответа даёт ей подзатыльник.
– Комарица, закончите школу, переезжайте к нам в город.
– Что там у вас делать?
– В университет поступите.
Старшая Комарова сплёвывает в пыль.
– Не возьмут нас.


И ведь натурально не возьмут! У маршала есть свой сын, как говорится. Я поступала несколько раньше, так уже делали "областным" (этак с оттяжечкой, похоже произносят "неуспевающие", "отсталые") скидку, проходной балл ниже. Насчёт Посёлка и тысячи прочих Посёлков иллюзий не питал никто, в первую очередь сами обитатели Посёлков. Почему и дразнят, и тузят городских немилосердно, хоть так, да отыграться. Словом, школу девочки бросили. Мать то ли больна, то ли попивает, то ли и больна, и попивает. Отец вообще синий от алкоголизма. Бездетные поп с попадьёй жалеют семерых Комаров и Комариц, но что они могут дать им? Акафист Николе Угоднику? Так этим детям нужны не акафисты, а нормальное питание три раза в день, гигиена, безопасность и нормальное образование. А поскольку ничего подобного нет и не предвидится, судьба тринадцатилетней Кати и десятилетней Лены предрешена.

Прочесть можно здесь: http://magazines.russ.ru/october/2018/2/poselok-na-reke-oredezh.html
Ещё новеллы о сёстрах Комаровых: http://magazines.russ.ru/volga/2015/6/11g.html
Рассказ "Родная речь" (о деде): http://magazines.russ.ru/znamia/2015/11/18g.html
Tags: 21 век, Россия, бедность, бытописание, дети, домашнее насилие, повесть, рассказ, реализм, русский язык, цыгане
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments