Ольга Майорова (maiorova) wrote in fem_books,
Ольга Майорова
maiorova
fem_books

Categories:

Польша: Наталия Кицкая и Надежда Голицына

И ещё одна отличная мемуарная книга о польском восстании 1830-1831 годов. Она так и называется "Война женскими глазами", под одной обложкой сошлись непримиримые идеологические противницы, бывшие по разные стороны баррикад. Наталия Кицкая, полька, католичка, и Надежда Голицына, русская, православная.



Контраст, конечно, выразительный.Надежда Ивановна Голицына (1796-1868) старше, рассудительнее и, хотя не принадлежит по рождению к древней аристократии — её отцом был тот самый Кутайсов, цирюльник Павла Первого, который был вечной мишенью острот, насмешек и самых непристойных подозрений — но по свойству характера настоящая царедворица, превосходная пара для князя А.Ф. Голицына. Образование мемуаристка получила домашнее, прекрасно играла на рояле, в том числе дуэтом с самой Шимановской, писала французские стихи, рисовала, но, главное, была образцово воспитана. Её записки — воплощённая благопристойность, благовоспитанность, преданность, неподдельный пиетет перед монаршими особами, а остальное человечество постольку-поскольку. При явном уме очевидны верноподданническая узколобость и невероятная дотошность. "В восприятии событий она по-женски мелочна и по-женски же наблюдательна", пишут в предисловии. Нет! Не могу согласиться. Эта мелочность не мнимая гендерная, а чётко сословная. Аристократическая. Неудобства быта, которые переживает Голицына во время бегства из Варшавы, банальны, почти анекдотичны, — но для неё, княгини, это никакие не мелочи, а признаки крушения мира. Муж, сама она, маленький сын находятся в смертельной опасности? Это ужасно, но ничего неестественного здесь нет. Военные должны защищать престол, а их близкие — оказывать им поддержку. А вот необходимость ночевать в еврейских корчмах и крестьянских хатах — это мир перевернулся. Это трагедия.

Народа Н.И. Голицына не знает и нисколько им не интересуется. Местами до смешного доходит, например, она утверждает, что в одной еврейской семье пытались накормить какой-то бурдой на свином сале. То есть даже не знает, что иудеи свинины не едят. Селяне, которые принимают княгиню у себя, для неё такие же бытовые неудобства, простите за сравнение, как тараканы. И так же на одно лицо. С негодованием описывает она грязь, нищету, и нисколько не задумывается, отчего под столь замечательным правлением люди так скверно живут, что в большой деревне нет хаты, куда войти не противно с улицы... К аристократам отношение явно получше. Например, супругу Константина, княгиню Лович Голицына явно терпеть не может, однако находит и для неё какие-то сочувственные слова. Ибо так должно. Княгиня княгине глаз не выклюет. Эмоции, если прорываются, то прорываются так:

Выходя из её [гр. Замойской] спальни, я встретила принцессу Марию Виртембергскую, сестру графини, которую видела впервые в жизни. Я была так взволнована, что не успела как следует с нею познакомиться, и только могла сказать: "Боже мой, принцесса! В какое ужасное время я вам представляюсь!".

Мемуаристка, похоже, себя осуждает за некрасивое поведение. Ситуация требует светской беседы, изволь же, вынь да положь эту беседу. Хоть там резня на дворе, хоть вселенная рушится, будь комильфо.

После трагической гибели сына Евгения, блестящего морского офицера, погибшего в Кронштадте при испытании шлюпок, и замужества дочери Александры (кстати, впоследствии тёщи композитора Танеева и бабушки Анны Вырубовой) Надежда Голицына вела уединённую, замкнутую жизнь. Похоронена она рядом с мужем в Петербурге, в Воскресенском монастыре.

После записок Голицыной, скорбно-брюзгливых по интонации, воспоминания Наталии Кицкой [Natalia Anna Kicka] (1801-1888) — настоящий глоток свежего воздуха. Воодушевление, приподнятая, вдохновенная манера, красноречие, разносторонность... и, что характерно, редкий по тому времени демократизм. Хоть пастухи и пахари, хоть самые родовитые дворяне — если польские патриоты, то едины в любви к стране. Голицына бубубу да жужужу, точно осенний шмель, которому ещё вчера надо в спячку, а Кицкая Тацита цитирует, военную диспозицию разъясняет. Неожиданные знания для девицы той эпохи, согласитесь. Старшая из четырёх дочерей высокородного семейства Биспингов, Наталия блистала в варшавских салонах, пела под аккомпанемент молодого Шопена, восхищалась Мицкевичем. Профессор Юревич просил её руки, а после отказа покончил самоубийством. Об этом, кстати, в мемуарах ни полслова. Зато очень много и возвышенно — о боготворимом женихе, Людвике Кицком. Пикантность в том, что он приходился Наталии родным дядей, и без папского дозволения она, истовая католичка, венчаться не могла. Как поступили? Воспользовались пустыми бланками с подписью покойного папы Льва XII. Перед этим невеста должна была поклясться, что никогда не разведётся. Но вместе влюблённые не прожили и года. Судьба готовила восстанию жестокое поражение, а генералу Кицкому гибель во цвете лет на поле боя.

Замуж вторично мемуаристка не вышла. Культ погибшего мужа царил в её семье до последних дней.
Её единственная дочь Людвика умерла в 1853 году, двадцати с небольшим лет от роду. Впоследствии Наталия Кицкая прославилась как художница-витражистка, а также коллекционерша исторических документов и нумизматка. Интерес к старинным монетам и медалям привёл её в археологию. В 1870-х годах она проводила археологические работы в Куявах, изучая так называемые Куявские курганы, или могилы великанов, печаталась в специальных журналах. Умерла же в любимой Варшаве.

Голицына писала по-французски. Кицкая по-польски.  Мне думается, это важно.

Хочется также отметить, что сборник — совместный труд русистки В.М.Боковой и полонистки Н.М. Филатовой. Интересующиеся историей, не проходите мимо. На Озоне сейчас как раз налетай-подешевело.
Tags: 19 век, Польша, Россия, война, мемуаристика, польский язык, русский язык, французский язык
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments