freya_victoria (freya_victoria) wrote in fem_books,
freya_victoria
freya_victoria
fem_books

Categories:

По книге “Суфражистки Ист-Энда” Сары Джексон и Розмари Тейлор

Конечно у Лондона был восток с тех пор как обозначился его географический центр, но название «Ист-Энд» не стало символом до второй половины девятнадцатого века, когда индустриализация и социальные изменения которые она за собой повлекла, не заставили немногие семьи среднего класса бежать из Ист-Энда в пригороды. После целого века литературных описаний, от которых волосы встают дыбом, районы Бау, Степни, Уайтчепел. Бетнал Грин, Уаппинг и Поплар знакомы даже тем, кто там никогда не бывал.
Для многих респектабельных лондонцев на рубеже девятнадцатого-двадцатого веков Ист-Энд был соседним районом и одновременно казался другим государством. Слишком близко подступали к респектабельным кварталам бедность, болезни, преступность, скученность и ужасающие условия труда чтобы можно было закрывать на это глаза и не замечать. Многим было страшно, что политический и профсоюзный активизм выплеснется за пределы рабочих кварталов. Сами жители Ист-Энда были объектом целого букета предрассудков. Как писал в 1888 году в своем дневнике некий обыватель «Бедно одетый человек из Паддингтона, Мэрилибона или Баттерси еще может надеяться на то, что его сочтут респектабельным… Так же одетый человек из Бетнал Грин, Шадуэлла или Уаппинга однозначно встретит нелюбезный прием. Перед его приходом достанут порошок от клопов и спрячут серебряные ложки».
Несмотря на эти предрассудки, Ист-Энд интриговал и интересовал все слои британского общества. Куда больше чем просто географическое понятие, это был эпицентр конфликта многочисленных идей о работе и семье, о здоровье и идентичности, о демократии и религии.
Бедность
Тот Ист-Энд куда в 1906 пришла Сильвия Панкхерст не слишком отличался от Ист-Энда, который с натуры описывал Чарльз Диккенс. Жили в основном из расчета одна семья на одну комнату. Удобства во дворе и водяная колонка на несколько домов. Многие здания ветшали, в изобилии были представлены сломанные лестницы и куски отваливающиеся от стен и потолков. Клопы и крысы были частыми и незваными гостями.
Болезни становились неизбежным спутником таких условий. Холера регулярно навещала Ист-Энд. Только в 1866 эпидемия выкосила 5000 человек в пределах нескольких кварталов. В самых неблагоустроенных трущобах каждый четвертый младенец умирал не дожив до года. 
В 1911 среди прочих реформ либеральное правительство ввело всеобщее медицинское страхование. Появились фонды на случай потери трудоспособности, куда работник отчислял четыре девятых требуемой суммы, работодатель три девятых, а государство две девятых. Лечение стало бесплатным и каждой роженице начали выделять единовременное пособие в 30 шиллингов. Но не задействованных в этой страховке все равно насчитывалось куда больше чем задействованных.
Другим фактором, который плохо влиял на здоровье жителей Ист-Энда, было перманентное недоедание. Вот что пишет Джек Лондон в своей книге «Люди бездны» написанной в 1903 году.
С заплеванного, грязного тротуара они подбирали апельсинные корки, яблочные очистки, объеденные виноградные веточки и с жадностью отправляли в рот; сливовые косточки они разгрызали и съедали ядрышки. Они поднимали хлебные крошки величиной с горошину и яблочные сердцевины, настолько черные и грязные, что трудно было определить, что это такое. Эти отбросы они клали в рот, жевали и глотали. И все это происходило между шестью и семью часами вечера 20 августа, в году 1902 — м от рождества христова, в сердце самой великой, самой богатой, самой могущественной империи, какая когда-либо существовала на свете.
В 1906 году все тоже либеральное правительство приняло закон о бесплатных школьных обедах, но закон был абсолютно беззубым ибо его внедрение делегировалось местным попечительским советам. К 1912 школьники получали бесплатные обеды лишь в половине школьных округов.
Бедность выдавливала многих детей со школьной скамьи, особенно девочек, для которых образование не считалось обязательным. В 1899 был опубликован отчет от трудовой деятельности шестилетних (!) девочек.
Уборка по субботам, два пенса
Присмотр за младенцем, чай и полпенса
Мытье окон, полтора пенса плюс обед и чай
Изготовление спичечных коробков, два с половиной пенса за дюжину
Доставка покупок, два пенса
Дети постарше работали до и после школы – развозили молоко, продавали газеты, прислуживали в магазинах и в частных домах, зарабатывая в среднем полтора пенса в час. Буханка хлеба в это время стоила 12 пенсов или один шиллинг.
На рубеже девятнадцатого и двадцатого веков подавляющее большинство детей из рабочих семей на образование выше начального не могли даже надеяться. В 1910 министерство образования разработало следующий курс для девочек из рабочих семей: личная гигиена, трезвость (!), уход за больными в домашних условиях, уход за детьми и домоводство.

Промышленность
Социальный, экономический и культурный характер Ист Энда испытал огромное влияние промышленных предприятий, которые были там расположены. Десятки тысяч мужчин и женщин работали на этих предприятиях. Целая индустрия существовала вокруг доков Темзы, обслуживания судов, погрузки-разгрузки-сортировки товаров. Вот что пишет социолог Маргарет Харкнесс, которая публиковала свои исследования под мужским именем Джон Лоу:
«Я нашел около 200 специальностей, по которым работали девушки. Изготовление кисточек, пуговиц, сигарет, вешалок, очков, галстуков, слайдов для волшебных фонарей, хирургических инструментов. Девушки работали в скорняжных мастерских, на парфюмерных фабриках, на упаковке электрических лампочек и операторами станков, которые отливают формы из резины.»
Рабочий день продолжается с восьми утра до семи вечера, в субботу полдня, перерыв на обед час. Я знаю лишь немногих, кто работает меньше. Многие работают сверхурочно, до 10-11 вечера… Многие семьи держатся на плаву трудом одной или двух таких девушек, зарабатывающих от силы несколько шиллингов.»
В Ист-Энде находилось огромное количество текстильных фабрик – еще с тех времен, когда там в конце семнадцатого века поселились гугеноты-беженцы из Франции, знавшие шелковое производство. В конце девятнадцатого века швейная и текстильная промышленность Ист Энда была в основном потогонной, то есть задействовала труд еврейских и ирландских иммигрантов. Последним ничего не оставалось как работать за гроши в жутких условиях.
Из журнала «Ланцет», 1884.
«На улице Ханбери мы нашли 18 работников обоего пола набитых в тесную комнату площадью 8 на 4.5 ярда и высотой едва ли 8.5 футов. Воздух спертый от газовой печки нагревающей утюги. Везде лежат кучи лоскутков и все пространство наполнено шерстяной пылью от тканей покрашенных вредными красками. Нечего удивляться, что многих портных сводят в могилу заболевания дыхательной системы.»
Широко было распространено надомничество и большую часть надомных работников составляли женщины. Чаще всего на дом брали шитье, стирку, или изготовление спичечных коробков. Чтобы свести концы с концами женщины работали без сна и отдыха. Оттуда пошла известная «Песня о рубашке» Томаса Гуда опубликованная в журнале «Панч» в 1843.
Работай! работай! работай,
Пока не сожмет головы как в тисках!
Работай! работай! работай,
Пока не померкнет в глазах!
Строчку — ластовку — во́рот —
Во́рот — ластовку — строчку…
Повалит ли сон над шитьем — и во сне
Строчишь все да рубишь сорочку.
О братья любимых сестер!
Опора любимых супруг, матерей!
Не холст на рубашках вы носите — нет! —
А жизнь безотрадную швей.
Шей! шей! шей!..
В грязи, в нищете, голодна,
Рубашку и саван одною иглой
Я шью из того ж полотна!
(Перевод М.И. Михайлова)
Иммиграция
Ни одна область Англии не испытала такого разнообразия населения как Ист-Энд, по мере того как одна за другой волны иммигрантов приезжали искать счастья или хотя бы безопасности в тени лондонского Тауэра. Французские гугеноты, немцы, ирландцы, евреи, китайцы, выходцы из Вест-Индии, индийцы, бенгальцы. Каждая община приезжая, делала себе анклав. Через поколение-два их дети выбивались в средний класс и уезжали в более зажиточные предместья Лондона. А дома и мастерские занимали представители следующей волны иммигрантов.
Иностранцы селились в Ист-Энде задолго до того, как поощрение иммиграции стало государственной политикой. Например на торговые корабли регулярно нанимались матросами мужчины из азиатских колоний. Часто при расчете их обманывали и у них просто не было денег вернуться на родину. Такие оседали в Ист-Энде. Церковные книги содержат множество записей об их браках с местными белыми женщинами.
Между 1880 и 1914 в Англию эмигрировали евреи из российской и австро-венгерской империй и многие селились в Ист-Энде. Люди уезжали в том числе в Англию из Ирландии, спасаясь от драконовского земельного права и регулярных голодоморов. Выходцы из Африки и Карибского бассейна иммигрировали в Англию в поисках работы. Одного из них звали Дональд Адольфус Браун. Он женился на суфражистке Аделаиде Найт и в 1921 получил медаль за отвагу. Вот что писала об этом «Лондонская Газета»
«Его Величество король милостиво соизволил наградить медалью мистера Дональда Адольфуса Брауна, прораба депо R.N.O., за отвагу проявленную при следующих обстоятельствах:
(дальше пространное описание того как Браун потушил пожар возникший в результате взрыва ящик с ракетами)
Радикалы
На рубеже веков Ист-Энд стал настоящей Меккой для политических радикалов всех мастей. Залы собраний и парки привлекали социалистических и анархистских ораторов со всего мира, таких как Роза Люксембург, Эмма Гольдман, Кропоткин и Ленин. Местные социалистки-феминистки Беатриса Вебб и Анна Безант тоже активно участвовали – произносили речи, писали агитационные материалы, проводили социологические исследования.
Элеонора Маркс, дочь Карла Маркса, регулярно посещала Ист-Энд и произносила речи перед тысячными аудиториями. Она была одной из немногих активистов, кто публично высказывался против антисемитизма. Своего еврейского происхождения Элеонора не стыдилась и специально выучила идиш чтобы помочь еврейским работницам из Уайтчепеля организовать профсоюз.
Элеонора Маркс стояла у истоков формирования тех немногих профсоюзов, куда принимали женщин. Вместе с профсоюзным лидером Уиллом Торном она добилась восьмичасового рабочего дня для работников Gas, Light and Coke Co. в Уэст-Хэме (1889) и в том же году организовала забастовку докеров на причалах Темзы. Из за урезания зарплат забастовало сто тысяч докеров и они победили.
Другим распространителем радикальных идей в Ист-Энде стал Кир Харди, который долго и плодотворно сотрудничал с Истэндской федерацией суфражисток. В 1892 он был избран в парламент от Уэст-Хэма – первым делегатом от партии лейбористов.  Общественность буквально стояла на ушах когда Харди явился на заседание парламента в твидовом пиджаке и кепке – вместо черного пиджака и цилиндра, стандартной униформы парламентариев. В парламенте он выступал с инициативами облагать налогами богатых чтобы оплачивать социальные программы и распустить палату лордов.
Кир Харди был уроженцем Ланкашира, незаконнорожденным сыном служанки. Впоследствии мать вышла замуж за корабельного плотника и вместе с маленьким Киром уехала к нему в Глазго. С восьми лет он работал мальчиком на побегушках в пекарне, в одиннадцать поступил на шахту. Кир Харди никогда не посещал школу и освоил грамоту уже будучи подростком. По крайней мере с одной шахты его уволили за основание профсоюза и организацию забастовки.
В 1888 Харди познакомился и подружился с семейством Панкхерст и им удалось убедить его в важности женских избирательных прав. Впоследствии, когда Сильвия Панкерст, уже училась в королевской академии художеств, они стали любовниками несмотря на более чем тридцатилетнюю разницу в возрасте и на то, что Кир Харди был женат. Это продолжалось до самой смерти Харди в 1915 году.  Он был Сильвии больше чем любовником – он был ей другом и политическим наставником и всему движению за женские избирательные права искренне и плодотворно помогал. Вот что он сказал на конференции партии лейбористов в 1907:
"Я думал что борьба окончена, но чувствовал, со все большей интенсивностью, ту несправедливость, которой оборачиваются для женщин нынешние законы. Партия лейбористов во многом мое дитя и мысль расставании с ней не дается мне легко и без боли. Но я не могу жить так, как будто у меня нет принципов. Если понадобится оставить дело всей моей жизни, я сделаю это – в сознании что хоть чем то помог нашим женам, сестрам и матерям, на которых лежит клеймо людей недостойных полноценного гражданства."
Элеонора Маркс и Кир Харди – лишь два из длинного списка имен социалистических, анархистских и феминистских агитаторов, которые распространяли свои идеи с деревянной платформы в популярном Виктория-парке. С момента своего открытия в 1845 Виктория-парк стал местом массовых митингов и выступлений таких корифеев как Анни Бесант, Джордж Лансбери, Вильям Моррис, Бернард Шоу, Миллисент Фосетт и многих других. Все попытки властей хоть как-то регулировать эту деятельность просто игнорировались.
Tags: бедность, борьба за права женщин, история, история женскими глазами, история феминизма, политика, рабочий класс, суфражистки
Subscribe

  • Стефания Хлендовская

    Стефания Хлендовская (8 апреля 1850 — 7 марта 1884) – польская писательница. Сведения о ней довольно скудны, даже портрет не удалось…

  • Марыля Вольская

    Марыля Вольская (13 марта 1873 — 25 июня 1930) — польская поэтесса и писательница из Львова. Писала под псевдонимом "Иво…

  • Хелена Пайздерская

    Хелена Янина Пайздерская, урожденная Богуская (16 мая 1862 - 4 декабря 1927) - польская писательница, поэтесса, переводчица. Родилась в Сандомире…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments

  • Стефания Хлендовская

    Стефания Хлендовская (8 апреля 1850 — 7 марта 1884) – польская писательница. Сведения о ней довольно скудны, даже портрет не удалось…

  • Марыля Вольская

    Марыля Вольская (13 марта 1873 — 25 июня 1930) — польская поэтесса и писательница из Львова. Писала под псевдонимом "Иво…

  • Хелена Пайздерская

    Хелена Янина Пайздерская, урожденная Богуская (16 мая 1862 - 4 декабря 1927) - польская писательница, поэтесса, переводчица. Родилась в Сандомире…