Ольга Майорова (maiorova) wrote in fem_books,
Ольга Майорова
maiorova
fem_books

Category:

Оттесса Мошфег, "Мой год отдыха и релакса"

Ей всего двадцать шесть. Она образованная, одарённая девушка, богатая наследница, сама себе голова, она привлекательна, грациозна, эрудированна, умеет вести изящную беседу.
Её имени мы никогда не узнаем.
Она не хочет от жизни ничего. Только выспаться.



Эмили Темпл со свойственным ей остроумием сравнивает новый роман Мошфег с гончаровским "Обломовым", а оставшуюся неназванной героиню — с прекраснодушным лентяем Ильёй Ильичом. «Обломов» – классика, но «My Year of Rest and Relaxation» читать гораздо веселей, завершает она.Я ценю неподражаемую грубость юмора Мошфег, но нет, "Год отдыха и релакса" мне весёлым не показался. Смешным — допустим, весёлым — нет. Пусть у меня профдеформация, но следить, как с помощью недобросовестной специалистки молодая женщина травит себя до потери сознания, изо дня в день, из месяца в месяц — ох, невесело. Кто догадался поставить эту историю в рубрику "лёгкая проза", книгу вряд ли читал.

"Неужели бывают такие психиатры? Неужели бывают такие преподавательницы? Неужели бывают такие подруги?" — теряются в догадках читательницы. Зато никто не сомневается, бывают ли такие люди, как повествовательница. Потому что да, это очень распространённая ситуация: ты такая юная/привлекательная/стройная/зажиточная/умная/образованная/нужное подчеркнуть, неужели у тебя может быть болезнь/переутомление/горе/незадачи в личной жизни/нужное подчеркнуть? Может, получается, может. Ну и что, что молоденькая, беда не по годам ходит, а по людям...

Слово "феминизм" в романе появляется так: наша героиня после смерти родителей пускается в нелепые, неуместные траты и приобретает, в числе прочей дребедени, непрактичные, на высоченной шпильке, туфли за пятьсот долларов. В конце концов шпилька ломается. По иронии судьбы, из-за этого девушка опаздывает на семинар по гендерной теории. Преподавательница, настроенная негативно к "золотой молодёжи", сочла нужным поставить опоздавшую перед аудиторией и устроить из сломанного каблука этакий перформанс, иллюстрацию: рабыня мужских взглядов между образованием и туфлями выбирает туфли. "И сколько вы за них заплатили?"

Героиня Мошфег ответила честно. Она всегда отвечает честно, даже когда врёт.

И ещё диалог между нею и подругой Ривой, удивительным трагифарсовым персонажем, этаким женским вариантом Санчо Пансы при рыцарше печального образа, поклоннице наркотической Дульсинеи.

Ничто так не оскорбляло Риву, как природная красота вроде моей. Когда мы с ней смотрели однажды на видаке «Перед рассветом», она сказала:
– Ты знаешь, что Жюли Дельпи феминистка? Может, поэтому она такая костлявая. Не думаю, что ей дали бы эту роль, будь она американкой. Видишь, какие у неё руки? Здесь никто не потерпит обвислых рук. Ведь это убийственно. Всё равно что целлюлит.
– Неужели ты чувствуешь себя счастливой оттого, что у Жюли Дельпи обвисшая кожа на руках? – спросила я.
– Нет, – ответила она, немного подумав. – Счастьем я бы это не назвала. Скорее это удовлетворение.


На мой субъективный взгляд, "Год отдыха" уступает первому роману Мошфег, "Эйлин", но именно что на субъективный взгляд. Может быть, Эйлин мне банально классово ближе... и всё равно образ "расслабляющейся до полусмерти" девушки проникает в душу. Пленяет. И досадно, что она так и не назвала своего имени.
Tags: 2018, 2019, 21 век, США, английский язык, болезнь, новинка, образ тела, роман, русский язык
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments