freya_victoria (freya_victoria) wrote in fem_books,
freya_victoria
freya_victoria
fem_books

Categories:

Анна Вежбицкая "Язык. Культура. Познание"


Анна Вежбицкая (Anna Wierzbicka, род. 10 марта 1938, Варшава) — польская и австралийская лингвистка. Сфера интересов — лингвистическая семантика, прагматика и межъязыковые взаимодействия, русистика. В 1972 году переехала в Австралию; с 1973 года — профессор лингвистики Австралийского национального университета в Канберре. Действительный член (Fellow) Австралийской академии социальных наук с 1996 года. Иностранный член РАН по отделению литературы и языка с 1999 года. (Страница в Википедии)
Вежбицкую иногда переводили еще в советские времена, например, некоторые ее статьи публиковались в сборниках "Новое в зарубежной лингвистике". Но первое крупное издание текстов Вежбицкой на русском вышло в 1996 году - "Язык. Культура. Познание." (М.: Русские словари, 1996—412 с. ISBN 5-89216-002-5) Вежбицкая активно принимала участие в издании сборника, в том числе, в отборе статей. В сборник включили в основном тексты, касающиеся русского языка и русской культуры.

Самая оригинальная и интересная разработка Вежбицкой, конечно, естественный семантический метаязык. Из предисловия Е.В. Падучевой:
"Гипотеза о существовании универсального семантического метаязыка состоит в том, что найдется множество слов данного языка (например, английского), которое удовлетворяет следующим условиям:
1) эти слова сами по себе семантически неразложимы (т. е. являются примитивами), но с их помощью можно осуществить разложение других слов данного языка;
2) эти слова имеют переводы на все другие языки, и в каждом из языков совокупность переводов может играть роль СМ для данного языка.
Соответственно, есть два критерия отнесения слова к семантическим примитивам и включения в семантический метаязык.
Первый критерий — внутренняя семантическая простота (самопоиятность) слова: она служит предпосылкой использования слова в качестве адекватного орудия толкования внутри данного отдельного языка <...>
Второй критерий — переводимость на другие языки; он обеспечивает семантическому метаязыку универсальность."


Подробнее о методе и его преимуществах перед другими подходами к толкованию лексики Вежбицкая пишет в вошедшей в сборник статье "Прототипы и инварианты".
Примеры применения семантического языка к толкованию разных групп понятий приводятся в других статьях сборника:
"Личные имена и экспрессивное словообразование".
Вежбицкая разбирает особенности различных форм личных имен на примере английского, русского и польского. Русский и польский в этом плане, конечно, куда богаче и разнообразнее английского.


"Толкование эмоциональных концептов".
"Данная статья демонстрирует, что эмоциональные концепты — включая так называемые базисные эмоции, такие как злость или печаль, — могут быть истолкованы через универсальные семантические примитивы типа 'хороший', 'плохой', 'делать', 'происходить', 'знать' и 'хотеть'. Язык семантических примитивов позволяет строго и эксплицитно описать все пространство значений во всех языках."
В этой статье Вежбицкая рассматривает широкий спектр эмоциональных концептов, при этом,  не ограничиваясь лишь английским, польским и русским, она приводит примеры и из самых разных языков, включая австралийские.
Кстати, интересный момент, касающийся понятия "счастливый", который полезно иметь в виду, читая рекомендации англоязычных психологов в духе "как достичь счастья".
"Польское прилагательное, соответствующее "happy" (я полагаю, что это справедливо и для других славянских языков), имеет более узкое значение. Обычно оно употребляется для обозначения редких состояний полного блаженства или совершенного удовлетворения, получаемого от таких серьезных вещей, как любовь, семья, смысл жизни и т. п. Поэтому оно не используется столь широко, как «happy» в разговорной речи американцев. Если вопрос «Is everybody happy?» (букв. «Все ли счастливы?») можно услышать на любой вечеринке, то польскую фразу, являющуюся его буквальным переводом, можно встретить разве что в метафизическом трактате или в политической утопии. Заметим, что славянские языки также нс имеют точных эквивалентов для глагола «to enjoy». Нет, мы не хотим сказать, что американцы — это нация легкомысленных, компанейских весельчаков в противоположность нашим страдающим славянским душам. Мы лишь хотим привести пример семантической несовместимости, которая прочно укоренилась в языках и культурах, что иногда делает общение невозможным или превращает его в ритуальный обмен бессмысленными «хрю» и «мяу»."


"Обозначения цвета и универсалии зрительного восприятия"
Эта статья меня просто поразила. Я, конечно, знала, что обозначения цветов не совпадают в разных языках, иногда даже в близкородственных, но вот чего я не знала, так это насколько велик разброс.
"'Цвет' это не универсальное человеческое понятие. <...> даже несмотря на постоянное увеличение контактов между человеческими сообществами, вcе равно среди них есть такие, в которых нет ни заимствованного, ни собственного понятия 'цвета' (и, безусловно, таких сообществ было еще больше в прошлом).
<...> Во всех культурах для людей важно зрительное восприятие и важно описание того, что они видят, но они не обязательно имеют специальный термин «цвет» как отдельное обозначение одной из сторон их зрительного опыта. Все языки имеют слово для понятия ВИДЕТЬ, но не обязательно имеют слово для 'цвета'."


И вот еще пример:
"В «простонародном» (провинциальном) тайском имеется только четыре основных имени цвета с фокусами, соответственно, в белой, черной, красной и зеленой зонах. Между тем, в «высоком» (городском) тайском есть еще два термина для «blue»: faa (буквально — 'небо') и nam-nen (буквально — 'тускло-серебряный"). Первый относится только к очень светло-голубым ('небесно-голубому' или даже еще светлее), в то время как последний обозначает, по преимуществу, темно-синий цвет тайского флага. То, что в английском считается фокусным blue, это слишком темный цвет, чтобы называться faa, и слишком светлый для того, чтобы называться nam-nen, и информанты считают его оттенком, который очень трудно назвать, хотя, если оказать на них давление, они называют его faa-kee (буквально — темное небо' или 'темно-небесный"). Имеется, таким образом, и «ничейная полоса» между двумя синими цветами, и, что особенно замечательно, как раз эта «ничейная земля» и соответствует фокусному blue, который определяется в терминах универсальной человеческой нейрофизиологии.
Мне кажется, что этот факт указывает на непреодолимый разрыв, который существует между нейрофизиологией и значением. Действительно, у тайцев отсутствует не категория восприятия, а концептуальная категория."

Флаг Таиланда



Об использовании толкований слов при помощи семантического метаязыка для исследований различных культур Вежбицкая пишет в двух статьях: "Семантические универсалии и "примитивное мышление" и "Концептуальные основы психологии культуры".
Цитата из второй из них:
"На данном этапе своего развития психология культуры пребывает-таки в зависимости от английского языка — не столько как средства выражения, сколько как источника для ее концептуального аппарата."
Для преодоления этой сложности Анна Вежбицкая предлагает свой метод.
"В попытке выявить концептуальные универсалии и разработать язык, который может быть использован для сравнения культур без этноцентрической предвзятости, решающую роль можно отвести языковым и, в частности, лексическим универсалиям."
Что касается "примитивного мышления", это словосочетание не зря взято в кавычки, Вежбицкая уверена, что исследователи преувеличивали "примитивность" носителей ряда языков, находящихся на 1-й ступени развития по Я.Гримму (особенно это касается коренного населения Австралии), в том числе, из-за своей этноцентрической предвзятости.


Статья "Русский язык" посвящена тем особенностям русской культуры и менталитета, которые Вежбицкая выделила при анализе русской лексики. Вежбицкая считает, что "в наиболее полной мере особенности русского национального характера раскрываются и отражаются в трех уникальных понятиях русской культуры", а именно - "душа", "судьба" и "тоска". Но этим словам посвящена отдельная статья ("Duša ('soul'),toska('yearning'),sud'ba ('fate'): three key concepts in Russian language and Russian culture", 1990), в этой же Вежбицкая говорит о "тех семантических свойствах, которые становятся в особенности заметны при анализе слов "душа", "судьба" и "тоска"; впрочем, проявляются они и в огромном числе других случаев". Вот какие признаки приводит Вежбицкая:
"(1) эмоциональность — ярко выраженный акцент на чувствах и на их свободном изъявлении, высокий эмоциональный накал русской речи, богатство языковых средств для выражения эмоций и эмоциональных оттенков;
(2) «иррациональность» (или «нерациональность») — в противоположность так называемом) научному мнению, которое официально распространялось советским режимом; подчеркивание ограниченности логического мышления, человеческого знания и понимания, непостижимости и непредсказуемости жизни;
(3) неагентивность — ощущение того, что людям неподвластна их собственная жизнь, что их способность контролировать жизненные события ограничена; склонность русского человека к фатализму, смирению и покорности; недостаточная выделенность индивида как автономного агента, как лица, стремящегося к своей цели и пытающегося ее достичь, как контролера событий;
(4) любовь к морали абсолютизация моральных измерений человеческой жизни, акцент на борьбе добра и зла (и в других и в себе), любовь к крайним и категоричным моральным суждениям.
Все эти признаки отчетливо выступают как в русском самосознании — в том виде, в каком оно представлено в русской литературе и русской философской мысли, — так и в записках людей, оценивающих русскую культуру извне, с позиции внешнего наблюдателя, — ученых, путешественников и др."



Можно соглашаться или не соглашаться, однако, она хорошо аргументирует свою позицию.

Tags: 20 век, Австралия, Европа, Океания, Польша, английский язык, впечатления от чтения, лингвистика, русский язык, сборник, статья
Subscribe

  • Вера Гедройц

    Уважаемые читательницы, дудл сегодня видели? Всем рекомендую пост о биографии Веры Игнатьевны: https://fem-books.livejournal.com/1210822.html…

  • Стефания Хлендовская

    Стефания Хлендовская (18 апреля 1850 — 7 марта 1884) – польская писательница. Сведения о ней довольно скудны, даже портрет не удалось…

  • Марыля Вольская

    Марыля Вольская (13 марта 1873 — 25 июня 1930) — польская поэтесса и писательница из Львова. Писала под псевдонимом "Иво…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments