Ольга Майорова (maiorova) wrote in fem_books,
Ольга Майорова
maiorova
fem_books

Categories:

Фрэнсис Хардинг

Фрэнсис Хардинг [Frances Hardinge] рассказывает, что всегда любила сочинять мрачные истории. В её первом рассказе на одной странице уместились попытка отравления, мнимая смерть и негодяй, которого сбросили с обрыва. Следует прибавить, что этот хоррор она создала в нежном шестилетнем возрасте, и дальше могло быть только круче. Теоретически Хардинг пишет для детей и подростков, но у меня её романы "Песня кукушки" и "Древо лжи" нашли самый восхищённый приём. Эрудированная, ироничная, не страшащаяся самых серьёзных тем и самых суровых описаний, -- как не пожалеть, что в моём детстве не было ничего подобного. Может быть, Тамара Габбе и "Город мастеров"?



"Колодец желаний" [Verdigris Deep], хоть и описывает условную современность с автомобилями, телевизорами и тонными чаепитиями в саду, вызывает одну чёткую ассоциацию: сибирские легенды о шаманах. Как известно, начинающий шаман или начинающая шаманка, прежде чем освоит посреднические функции между реальностями, испытывает так называемую шаманскую болезнь. Телесные и духовные мучения почти не переносимы. Единственная возможность хоть как-то их облегчить -- научиться договариваться с духами, которые их причиняют. Не потому, что рады поиздеваться (хотя и такое встречается, конечно), а что-то им от будущих шаманок нужно. Поди догадайся, чего. Челли, Джошуа и Райан растут в рациональном мире. Так что почему одна транслирует чужие мысли, другой бесконтактно взрывает электроприборы, а у третьего руки внезапно обрели зрение в прямом смысле слова, ребята даже не подозревают. Какую обязанность они взяли на себя, не догадываясь и не рассчитывая, просто так, шутки ради? С кем им предстоит иметь дело?

Самое смешное, что взрослые так ничего и не поймут. Хотя наверняка кто-нибудь из них смутно помнит, что в отрочестве испытывалось подобное. Временами. Как говорится, это было давно и неправда. Мистика роста, обряды перехода, которые никто не удосуживается провести, кроме... не стану раскрывать инкогнито этого, скажем, существа, хотя вдумчивые читательницы "Чаши и клинка" легко её узнают.

У "Стеклянного лица" [A Face Like Glass, 2012] есть литературные предшественники. В первую очередь это Дилан (из его песни Sad Eyed Lady of the Lowlands взято заглавие), Мервин Пик и лорд Дансени, уникальный ирландский фантаст, которого Урсула Ле Гуин называла "искусником с ключами от ворот из слоновой кости". Впрочем, она же и предостерегала начинающих от подражания неподражаемому автору. В случае "Стеклянного лица" мы имеем дело не с имитацией, а скорее с искренним приношением памяти Дансени. Один из самых известных его рассказов называется "Почему молочники боятся рассвета", а роман Хардинг начинается с гротескной и вдохновляющей фигуры гения-сыродела, который из простого молока ваяет благоуханные, изысканные и почти разумные сыры, способные петь, исцелять, предсказывать будущее...

Иногда сыры восстают против тебя, даже самые хорошо воспитанные и скромные. Таковы риски профессии.

Он боится солнца, как боятся его все жители Каверны, подземного города мастеров. Самый ценный товар полутьмы -- выражения лиц: яркие, эмоциональные, захватывающие. И скрывающие истинное чувство, не без того. В текст было нелегко вживаться, зато когда доверие к нему пришло, оно пришло. И музыкальный рокфор ещё не самое сверхъестественное, что там происходит, поверьте на слово!

Но окончательно покорила меня последняя фантастическая повесть Хардинг, A Skinful of Shadows, вышедшая в 2017 году и оперативно переведённая на русский в 2018-ом под названием "Девочка с медвежьим сердцем". Многие знают весёлую песенку про то, как "по гибельной пустыне и по снежным склонам гор идут, объединившись, файтер, клирик, маг и вор". Но мало кто задумывается, что бывает, когда доблестная четвёрка объединяется в одной черепной коробке. Правда, в качестве клирика выступает солдат, пусть и очень набожный, маг -- это врач, одарённый поистине волшебным медицинским талантом, а файтер, то бишь боец -- вовсе не человек, и он очень, очень сердит. Вора, вернее, воровку, зовут Мейкпис. И она похитила тайну древнего дворянского рода, который не настроен проявлять милосердие...

Действие "Девочки с медвежьим сердцем" разворачивается в годы английской буржуазной революции. Почему невежественная, нищая сирота-судомойка, ни разу не Мери-Сью, побеждает врагов, у которых за спинами, без преувеличения, эпохи власти и самосовершенствования? Потому что она слышит музыку этой революции.

Они вообще не замечали этого солдата, знаете ли. Им было плевать на то, что он потерял брата в битве у Хангердонского моста. Поэтому он и пустил пулю в лоб Саймонду.
Вы пропускали события и вещи, важные вещи. Потому что есть люди, которых вы не замечаете. Эта война не похожа на те, которые вы вели раньше. Ваши умы и вековой опыт на сей раз не помогут. Это новое явление. Это конец мира, леди Эйприл.


Чем закончится одиссея Мейкпис и её товарищей по дорогам гражданской войны, пока неведомо. Однако очевидно, что историю ждёт продолжение...
Tags: 17 век, Великобритания, английский язык, взросление, война, книги для подростков, колдовство, революция, роман, русский язык, фантасмагория
Subscribe

  • Женщина в книжном магазине

    А вы любите библиотеки, книжные магазины, букинистические лавки? Образ книжницы, хранительницы литературных сокровищ широко распространён в…

  • Вера Гедройц

    Уважаемые читательницы, дудл сегодня видели? Всем рекомендую пост о биографии Веры Игнатьевны: https://fem-books.livejournal.com/1210822.html…

  • Люцина Цверчакевичова

    Люцина Цверчакевичова (17 октября 1826 - 26 февраля 1901) - польская журналистка, авторка кулинарных книг и книг по домоводству. "...пани…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments