Ольга Майорова (maiorova) wrote in fem_books,
Ольга Майорова
maiorova
fem_books

Categories:

Новинка: мемуары Людмилы Сергеевой

Людмила Сергеева, "Жизнь оказалась длинной"
Издательство АСТ, "Редакция Елены Шубиной", декабрь 2018
Серия: Мемуары - XX век
ISBN: 978-5-17-112558-5



Издательская аннотация: В книге "Жизнь оказалась длинной" филолог и мемуарист Людмила Сергеева рассказывает о своих встречах с известными людьми.
Иосиф Бродский, приезжая в Москву, останавливался в доме Людмилы и Андрея Сергеевых ("тут был обжитый им диван, любимое кресло-качалка", велись "задушевные разговоры"); Сергеевы бывали у Анны Ахматовой ("поразили одновременно ее простота и величие"); автор сблизилась с Надеждой Мандельштам ("не великая вдова, а женщина, которая умеет внимательно слушать и весело смеяться"); Андрей Синявский был ее университетским учителем, а крестной матерью стала Мария Розанова ("связь наша не только дружественная, но и духовно родственная").


* * *

Цитата Егора Синявского, вынесенная на обложку, абсолютно верна: перед нами уникально доброжелательные мемуары. Пожалуй, это ново для меня: отсутствие потребность сводить счёты, вызывать огонь на себя ли, на ближних ли своих, перенаправить читательское внимание с великих имён на собственную персону. Помню, лет десять назад, раскрывая на заложенной странице очень известные воспоминания (не скажу чьи, вы и так догадаетесь, что Эммы Герштейн), я неизменно испытывала смутную потерю равновесия: как будто меня сейчас станут трясти за шиворот. Вот такая была реакция на запал, на полемику, на азартное выяснение старых отношений. Внесознательная почти. Здесь же нет конфликта без его разрешения. Рассказ о конфликте не имеет целью как-то "качнуть весы", воззвать к аудитории: рассудите! Уже всё рассуждено. Уже всё решено. Не всегда удачно, но всегда окончательно. Это необычная и ценная черта... А самой мемуаристки в "Жизнь оказалась длинной" мало, исчезающе мало. Ещё о детстве и немного о студенчестве она пишет, а дальше фокус смещается, и её образ истаивает. Остаётся Анна Ахматова, остаётся Н.Я. Мандельштам, остаётся Иосиф Бродский, остаются Синявский и Розанова. Людмилы Сергеевой нет, хотя это её жизнь оказалась длинной, судя по заглавию. "Она не пытается показаться равной своим великим собеседникам" -- пишет С. Чупринин. Она отступает в тень.

Анна Андреевна естественно и непринуждённо вела беседу, умела слушать. К октябрьскому перевороту 1917 года у нее был свой эвфемизм: «когда случилось то что случилось». А когда женщины винили во всем жён своих возлюбленных, Анна Андреевна, улыбаясь, говорила: «Ох уж эти жёны!». Любимым ее присловием, услышанным когда-то в очереди, было: «вас тут не стояло». Она с удовольствием награждала этим иностранцев, которые, приехав в СССР, думали, что всё понимают в нашей стране и в нашей жизни.

* Я спросила Надежду Яковлевну, догадывался ли Осип Эмильевич, что она талантливый писатель.
-- Что вы, конечно, нет. При Оське я никогда не стала бы писать.
Понятно, что в семье Мандельштамов писателем был Осип Эмильевич.

* У Надежды Яковлевны распухло и болело колено -- артрит. Кого-то из позвонивших она попросила купить змеиный яд, но в дефиците была не только еда, даже змеиного яда в аптеках не оказалось. В это время у неё в гостях сидела Мария Васильевна Розанова, которая тоже за словом в карман не лезла. "Надежда Яковлевна, зачем вам змеиный яд? Вы поплюйте на колено, и всё пройдёт". -- "Сейчас попробую", -- не моргнув глазом, ответила Надежда Яковлевна.

* Как-то раз, уже без Ани, я спросила Надежду Яковлевну: как вас воспитывалив детстве? Она ответила, что никак особенно. Просто отец утром, просматривая газеты, между прочим мог что-то сказать. Так было (она это запомнила на всю жизнь), когда лет в четырнадцать она загуляла и вернулась домой под утро. «В следующий раз бери с собой ключ, чтобы не будить кухарку».

Обычно перед приходом к Надежде Яковлевне я звонила и спрашивала, что ей привезти. Она попросила купить кусок сыра. Тогда мы не спрашивали, какой именно сыр, чаще всего он был одного сорта, и брали, что попадалось. На этот раз “давали” в магазине голландский сыр в красной бумаге вместо восковой красной корочки, о чём мы узнали много позже. Я купила кусок побольше. Прихожу и с радостью объявляю: «Я купила голландский сыр».
У Надежды Яковлевны гость. Она представляет его мне -- голландский славист, занимается Мандельштамом. Пьем чай, иностранец пробует сыр и говорит: «Кто-то должен был сильно ненавидеть Голлаандию, чтобы назвать этот сыр голландским».

Никита Хрущёв, поняв, что одним докладом на XX съезде сталинизм не перешибить, задумал вынести Сталина из Мавзолея и сочинить новые слова гимна взамен подобострастных михалковских "Нас вырастил Сталин на верность народу, На труд и на подвиги нас вдохновил". В это время в торжественных случаях звучала только музыка Александрова, в народе гимн называли "песней без слов". Был объявлен открытый конкурс нв новый текст гимна. Существовал ещё и закрытый конкурс, к которому были причастны поэты Твардовский, Исаковский, Сурков, Симонов, Грибачёв и другие.
Доверчивый и дерзновенный наш народ стал посылать свои сочинения в Москву в Союз писателей, рассчитывая на победу. Мы в редакции называли таких авторов "гимнюками" и читали огромное количество чаще всего неинтересных сочинений, где большинство авторов пошло по тому же проторенному пути, по которому трижды ходил С. Михалков... Но иногда и среди "гимнюков" попадались перлы. Один такой предложенный в качестве гимна СССР текст, который Андрей Сергеев тут же переписал в заветную тетрадь "Кривая муза" читала я и Синявским. Автор, 1940 года рождения, написал свой гимн в декабре 1959 года и назвал его "Во власти деспотизма".

Банальных лиц я много видел,
Геройи белетрестики они.
В баладах скромный облик их.
В стоящий дебош предо мной.

В современность сколько их.
Открытым взором вижу я
Это всё напоминает...
Маску Властьи скрыть жестокость.

Когда придёт, тот день и час:
Демаскировать придётся,
Кому-ибудь из лиц,
Что испытал он сам варварство деспотизм.

(Орфография и пунктуация автора). Восторг был неподдельный.
Tags: 2018, 21 век, Россия, СССР, литературоведение, мемуаристика, новинка, русский язык, филология
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments