Ольга Майорова (maiorova) wrote in fem_books,
Ольга Майорова
maiorova
fem_books

Category:

Четверг, стихотворение: Глория Карманьола, Парагвай

Глэдис Карманьола [Gladys Carmagnola] родилась в семье итальянского происхождения в 1939 году. Её родной город, Гуарамбаре, славится как центр фольклорной и классической гитарной музыки. Поколение, к которому принадлежала Карманьола, дало много прославленных поэтических имён. Но именно в Парагвае творческим людям было особенно нелегко. В конце сороковых свирепствовала гражданская война, а в 1954-ом к власти пришёл Альфредо Стресснер.



Его называли парагвайским фюрером. Не вступив в стресснеровскую партию Colorado, нельзя было устроиться на работу, взять кредит в банке. В стране нашли убежище многочисленные нацистские идеи, в том числе и доктор Менгеле, а также Перон после бегства из Аргентины, последний никарагуанский диктатор Сомоса. Существовала статья "интеллектуальный терроризм". Если у вас над рабочим столом не висит портрет президента, вы интеллектуальный террорист или интеллектуальная террористка, вас сажают за решётку. Был период, когда в Парагвае, который за красоту называют сердцем Южной Америки, а за крайнюю бедность пустым углом, процветала откровенная работорговля. Чтобы прокормить страну, крестьяне требовали земли. Но чтобы раздать им землю, требовалось выгнать из лесных угодий коренные народности, жившие охотой и собирательством. Так называемых "диких индейцев" согнали в особые резервации -- с декларируемой целью спасти от народного гнева. Детей отнимали у родителей и раздавали окрестным фермерам как воспитанников. В действительности, за некоторую мзду можно было приобрести себе в прислуги мальчика. Или девочку. Девочки очень ценились. Некоторые люди специально платили деньги как выкуп за этих детей, чтобы они не попали в батраки и наложницы. Потом заботились о них как о родных, давали образование. Но со своими семьями "цивилизовавшиеся" дети так и не могли увидеться...

Творческая интеллигенция была под особым прицелом Стресснера. Одних вынуждали эмигрировать, например, много переводившегося на русский язык лирика Эльвио Ромеро. Другие погибли или пропали без вести. Глэдис Карманьола выбрала путь внутренней эмиграции, ушла в детскую литературу. Её стихи стали первым чтением для многих парагвайцев, сама же поэтесса утверждала: "писать для детей -- моя большая обязанность и единственная гордость". Первую подборку произведений для взрослых она смогла напечатать только в 1984 году, когда позиции диктатора Стресснера уже ослабели... Часто цитируется высказывание Хосефины Пла, некоронованной королевы парагвайской поэзии: В её строках было бы слишком много нежности, если мы не знали Глэдис и не знали, что она сама воплощённая нежность; эта сладость - неотъемлемая черта её речи, а образы её стихов - не сахарин по рецепту из поваренной книжки, а истинный мёд сердца. Умерла Глэдис Карманьола совсем недавно, в 2015 году. Как часто бывает, о том, что вот есть такая поэтесса, я узнала из некролога.

Русских переводов Глэдис Карманьолы пока не существует, поэтому с меня три подстрочника к трём оригиналам. Надеюсь, мой скромный пост поспособствует повышению интереса к этой необычной латиноамериканской поэтессе.

Espera

Viene la Cruz del Sur a nuestra cita
cada noche, invariable.

¿En dónde estás? ¿Qué órbita navegas
que no te han visto por ninguna parte?
¿Cuál es tu ruta? ¿La velocidad
se mide en años luz, o eso era antes?

Hace ya tanto tiempo
practico la costumbre de esperarte.
Mientras, la Cruz del Sur
simula acompañarme.
(¡Quién sabe dónde está
cumpliendo su misión infatigable!)

Cada vez que la miro
siento aquí, en el torrente de mi sangre,
como una invalidez
irremediable.

No llegues, por favor,
demasiado tarde.

Надежды

К нам приходит Южный Крест
каждый вечер, неизменно.

Где ты? По какой орбите
движешься, что тебя никто не видит?
Каков твой маршрут? Скорость
измеряется в световых годах или как раньше?

Я так долго
вырабатывала привычку ждать тебя.
А тем временем Южный Крест
притворяется, что сопровождает меня.
((А кто знает, где он на самом деле,
поглощённый своим неустанным трудом!!)

И каждый раз, когда я это вижу,
чувствую, будто тону в собственной крови,
будто я искалечена,
неизлечима.

Не возвращайся, прошу тебя.
Слишком поздно.

Confesión

Sí.
Yo llamé a tu puerta día tras día
y mendigué cuanto pudieras darme
-como una pordiosera.

¿Por qué hablo en pasado?
Todavía
tiendo mi mano a ti cuando la tarde
disimula mi angustia y mi vergüenza.

Te amo más que nunca
y tu avaricia me duele siempre igual;
pero dejarte,
yo,
Poesía,
¿dejarte?

¡Muerta!

Признанье.

Это так.
Я стучала во врата твои день за днём,
я просила "дай, сколько можешь"
- как побирушка.

Почему я говорю в прошедшем времени?
Ведь ещё
протягиваю к тебе руки, когда дневной свет
скрывает мою боль и мой стыд.

Люблю тебя, как никогда,
и страдаю от твоей жадности неизменно,
но оставлю ли
тебя,
Поэзия,
Оставлю ли?

Лучше смерть!

(1982)

Como un Padrenuestro

a Cecilia

Si muero hoy,
conoces el modelo
-color y forma-
de lápida que quiero.

Que silbe, cuando cave la tierra
un eficaz sepulturero
buscando dónde arrinconar
mis huesos.

Que nada importe ya de mí
- camino hacia el reencuentro.

Pero que alguna vez, alguna tarde
propicia, singular para el recuerdo,
leas una palabra, un poema
que derribe los muros del silencio
y llegue a mí, sencillo, elemental,
como un Padrenuestro.

Как "Отче наш"

посвящается Сесилии

Если умру сегодня,
ты знаешь, каков образец --
цвет и очертания --
могильной плиты, какую бы мне хотелось.

Свистни, когда копаешь землю,
деловитый могильщик --
я ищу, куда запрятать
кости мои.

Что сейчас для меня и неважно
- на пути к воссоединению.

А когда-нибудь, когда наступит день
подходящий, единственный день памяти,
чтобы прочесть слово, стихотворение,
которое разрушит стену тишины
и дойдёт до меня, простое, элементарное,
как "Отче наш".


Полностью сборник A la Intemperie [Под открытым небом] на испанском языке можно прочесть здесь: http://www.portalguarani.com/364_gladys_carmagnola/14355_a_la_intemperie_1984__poesias_de_gladys_carmagnola.html
И ещё четыре стихотворения: https://poeticas.es/?p=838
Tags: 20 век, 21 век, Латинская Америка, Парагвай, Южная Америка, испанский язык, поэзия
Subscribe

  • Люцина Цверчакевичова

    Люцина Цверчакевичова (17 октября 1826 - 26 февраля 1901) - польская журналистка, авторка кулинарных книг и книг по домоводству. "...пани…

  • Узница подземелья рассказывает

    Я уже чувствую себя каким-то амбассадором (амбассадоршей) реальных историй о преступлениях, но факт остаётся фактом: эта тема не теряет остроты,…

  • В поисках незначительной детали

    Первая в моём читательском списке книга из лонг-листа международного Букера – «Незначительная деталь» [تفصيل ثانوي] Адании Шибли…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments