freya_victoria (freya_victoria) wrote in fem_books,
freya_victoria
freya_victoria
fem_books

Categories:

Gail Collins "America's Women": "Нет Элис Пол. Есть движение за избирательные права"


По поводу дня рождения суфражистки Элис Стоукс Пол - еще отрывки из книги Гейл Коллинз

"Нет Элис Пол. Есть движение за избирательные права"
Несмотря на все свои парады и желтые ленточки, американские суфражистки были куда более умеренны в своих тактиках, чем их английские сестры по оружию. Те были готовы бить витрины и драться с полицией. В 1913 Эмили Дэвисон бросилась на лошадь короля Георга V во время ежегодных престижных скачек и получила смертельные ранения. Элис Пол проходила политическую школу у английских суфражисток. Потом, как Харриот Бланш, она вернулась домой и посвятила себя движению. Когда Элис Пол чему-то себя посвящала, это было очень серьезно. Хотя она всю жизнь читала запоем и закончила три университетских курса, на какое-то время она перестала читать для собственного удовольствия, чтобы не отвлекаться от работы. Она была загадкой для окружающих людей, даже для соратниц и подруг. Журналист, которому редакция поручила составить психологический портрет Элис Пол, был вынужден констатировать «Нет такого человека - Элис Пол. Есть Движение за Избирательные Права». Элис не интересовалась бытом, наплевательски относилась к своему здоровью и отказывалась тратить на еду больше тридцати центов в день. Небольшого роста и хрупкого сложения, она была так предана своему делу, что политические оппоненты всерьез считали, что постоянные голодовки повлияли на ее обмен веществ и свели ее с ума.

Элис Пол

Элис Пол считала «по-штатовую» стратегию соглашательской и ведущей в никуда. Она была уверена, что без поправки к Конституции США американки права голоса никогда не получат. Однако не было никаких признаков, что Конгресс эту поправку примет. Во время президентской кампании 1912 кандидат Вудро Вильсон на вопрос, какого он мнения по вопросу, не ответил и величественно уклонился. За день до его инаугурации в 1913 году Элис Пол вышла на политическую арену с треском и блеском, организовав в Вашингтоне парад на 8000 человек, 26 механизированных платформ, десять оркестров и шесть колесниц. Божественно красивая Инез Милхолланд ехала на белом иноходце, чтобы все видели, что борьба за избирательные права - это еще и зрелищно, и красочно, и вообще кайф. Посмотреть на парад собралось полмиллиона вашингтонцев, и когда новоизбранный президент Вильсон вышел из здания вокзала и не увидел толпы встречающих, он был очень неприятно удивлен.
В молодости Вудро Вильсон называл избирательные права для женщин «корнем всего зла в нашей стране». Он считал, что каждый штат должен решать этот вопрос для себя сам. Этого же хотели и политики Юга, чтобы не допустить к избирательным участкам негров и чтобы никто не эту тему не вякал. Элис Пол стала для президента Вудро Вильсона занозой в известном месте, и ее упрямство парадоксальным образом толкнуло его на то, чтобы начать слушать Кэри Катт и более умеренных суфражисток. Для психологического комфорта Вильсону нужно было, чтобы женщины, которые его окружают, им восхищались. Пока вся страна сочувствовала недавно овдовевшему президенту, он уже ухаживал за своей будущей второй женой. Таких женщин, как Кэри Катт, он всегда был готов выслушать – светски воспитанных и оказывающих Должное Уважение. Катт и ее соратницы понимали его проблемы и находили Элис Пол такой же несносной. Во время президентской кампании 1916 года Вудро и Эдит Вильсон появились на съезде Всеамериканской ассоциации за предоставление женщинам избирательных прав. Ничего конкретного президент не обещал, но сказал много сочувственных слов. Кэри Катт была уверена, что он поможет.
После переизбрания Вильсона Элис Пол и ее соратницы решили ежедневно пикетировать Белый Дом. Это продолжалось полтора года и не прекратилось даже когда США вступили в первую мировую войну. Пикетчицы держали плакаты с вопросами, как американские солдаты могут защищать демократию в Европе, когда американские женщины лишены ее у себя дома. Стояли в любую погоду от восхода до заката.
Начались репрессии – сначала формальные отводы в участок, потом штрафы, которые женщины отказывались платить, а потом все более и более суровые тюремные приговоры. Во время арестов в пикетчиц стреляли и волочили по земле. Всех сажали в тюрьму Оккоквам, наиболее суровую по режиму тюрьму в Вирджинии. В октябре 1918 осужденная на шестимесячный срок Элис Пол начала голодовку протеста против издевательских условий содержания. Голодовку держала также Роз Винслоу (Руза Венцлавска). В записке, которую удалось передать на волю, она писала: «Меня постоянно рвет во время кормления. Трубка оцарапала что-то внутри... Не давайте им уверить вас, что мы в порядке. Мисс Пол тоже рвет постоянно. Целый день мы боимся ежедневного кормления». Оставшиеся на воле активистки сделали всё, чтобы о голодовке узнали все. Демократы начали беспокоиться, что эта история будет стоить им голосов на ближайших выборах.
Наконец Вильсон понял, что игнорировать проблему будет стоить ему в плане политического капитала больше, чем ее решать. Он начал лоббировать Палату представителей (нижнюю палату Конгресса), чтобы те проголосовали за поправку когда-то написанную Сюзан Б. Энтони – «Избирательные права граждан Соединенных Штатов не будут отбираться или ограничиваться Соединенными Штатами или правительством какого-либо из штатов по признаку пола». Это был момент, которого все ждали. Один конгрессмен пришел голосовать за поправку из больницы. Другого принесли на носилках. Конгрессмен из Нью-Йорка Фредерик Хикс был в отпуске и находился у постели умирающей жены. Она уговорила его выехать в Вашингтон и подать свой голос за избирательные права для женщин. Поправка прошла тютелька в тютельку по необходимому большинству из двух третей голосов и Хикс уехал домой – на похороны.
Тогда президент совершил Поступок и лично обратился к Сенату (верхней палате Конгресса). Вильсон напомнил сенаторам, что в эту самую минуту лишенные избирательных прав женщины ухаживают за солдатами в прифронтовых госпиталях и работают на военных заводах. «Мы делим с женщинами тяготы войны. Почему же не разделить с ними привилегии и права?» Сенат не впечатлился и поправка провалилась – до требуемых двух третей не хватило двух голосов. Протащить поправку через Конгресс заняло еще около года. В этот период многие штаты по собственной инициативе предоставили женщинам право голосовать на общенациональных выборах. Среди них был Нью-Йорк и Южная Дакота. Легислатура Южной Дакоты обсуждала вопрос в пятый раз. Кэри Катт ехидно заметила, что они получили достаточно информации по вопросу женского избирательного права в ходе четырех предыдущих кампаний.
Одобрение Конгресса было лишь первым шагом. Чтобы поправка стала законной, ее должны были одобрить тридцать шесть штатов, и к концу лета 1920 движение забуксовало, судьба всего зависела от одного штата - Теннесси. Внимание всех было приковано к законодательному собранию. Как проголосуют, никто до последнего момента не знал. Депутатам угрожали, их усиленно поили виски, и Кэри Катт вспоминала, что за несколько часов до голосования законодатели «болтались по коридорам в очень нетрезвом состоянии». Сначала голосовала верхняя палата теннессийской легислатуры и проголосовала «за» – 25 против четырех. Кэри Катт, у которой на глазах могло обрушиться дело всей ее жизни, вела себя с редким стоицизмом и лишь записала: «мы дошли до второй половины последнего голосования».
Борьба из избирательные права для женщин всегда была насыщена драматичными моментами, и было бы странно, если бы последние часы этой борьбы были какими-то скучными и предсказуемыми. Нижняя палата легислатуры штата Теннесси решила Историю не подвести. Спикер, раньше бывший сторонником, вдруг передумал, и казалось, что все провалится из-за одного потерянного голоса. И тут со своего места встал двадцатичетырехлетний Гарри Бернс, самый молодой из депутатов и вроде бы противник права голоса для женщин. Встал и зачитал письмо от своей матери: «Проголосуй правильно. Не заставляй их ждать. Будь хорошим мальчиком и помоги миссис Катт». Бернс проголосовал как мама просила и добавил: «Я понял, что мама плохого не посоветует».
В ноябре 1920 Шарлотта Вудворт впервые за свою долгую жизнь проголосовала на общенациональных выборах. Она была единственной, кто помнила первую конференцию суфражисток в Сенека Фоллз в 1848. Она была единственной из участниц, кто дожила до победы.
"Мы можем хоть на короткий миг поверить в солидарность между женщинами"
Когда в 1913 Элис Пол планировала подложить Вудро Вильсону свинью и устроить парад в день его инаугурации, она не знала, что мироздание ей тоже приготовило сюрприз. Негритянская журналистка Ида Уэллс-Барнетт приехала в Вашингтон из Чикаго вместе с делегацией клуба чернокожих суфражисток. Элис Пол им совсем не обрадовалась. Стремясь заручиться поддержкой южных суфражисток, она объявила, что негритянок на марше не будет. Но негритянки были не намерены допустить, чтобы это историческое событие произошло без их участия. В конце концов Элис Пол с неохотой согласилась разрешить им маршировать в хвосте колонны. Ида Уэллс-Барнетт исчезла в толпе, подождала пока пройдет делегация из Чикаго и присоединилась к белым подругам, с которыми заранее договорилась.
Такие вещи происходили с чернокожими суфражистками постоянно. Когда нужно было выбирать между тем, чтобы не обидеть южных расистов или не обидеть негритянок, негритянки всегда оказывались за закрытой дверью, в лучшем случае в хвосте колонны. Когда в 1894 году в Атланте состоялся первый съезд суфражисток на Юге, Сюзан Б. Энтони попросила Фредерика Дагласа не приезжать "из соображений целесообразности". Когда в 1903 году состоялся суфражистский съезд в Новом Орлеане, негритянок на него не пустили. Сюзан Б. Энтони нанесла визит в самый крупный клуб негритянок в городе в надежде хоть как-то разрядить ситуацию. Президентка клуба Сильвани Вильямс вежливо ее поприветствовала и сказала: "Когда такие люди как вы, мисс Энтони, посещают нас и разговаривают с нами, то нам легче верить в то, то все люди братья, что Господь наш общий отец, и мы можем хоть на короткий миг поверить в солидарность между женщинами".

Ида Уэллс-Барнетт
Конечно такие женщины как Сильвани Вильямс и Ида Уэллс-Барнетт очень хотели голосовать, но это было далеко не единственной их проблемой. На севере неграм все чаще приходилось сталкиваться с фактической сегрегацией, а на юге суды Линча превратились в постоянное орудие политического и социального террора. В 1918 в Джорджии беременная негритянка Мэри Тернер пыталась вмешаться, когда толпа линчевателей пришла за ее мужем. Ей разрезали живот, вытащили плод, а потом ее заживо сожгли. Национальная Ассоциация Цветных Женщин в Саванне рассылала телеграммы, умоляющие о расследовании, всем -- от президента до "белых" женских клубов. Хотя женская ассоциация Саванны прислала письмо с соболезнованиями, Федерация Белых Женщин Джорджии в своем письме написала, что суды Линча будут продолжаться, "пока вы не научите членов своей общины не раздражать белых".
При других обстоятельствах большинство активных суфражисток не имели бы ничего против сидеть в одной аудитории с Сильвани Вильямс или маршировать в одной колонне с Идой Веллс-Барнетт. Но у негритянок не было никакого политического влияния, а у белых южан оно было. Во всяком случае его было достаточно, чтобы похоронить любую поправку к Конституции. Именно поэтому Сюзан Б. Энтони, Элис Пол и другие очень старались не напоминать южанам, что негритянки являются частью движения за избирательные права женщин. А когда такие люди, как Ида Уэллс-Барнетт, не выражали им понимания, они снова и снова объясняли ситуацию, как будто единственной проблемой была наивность негритянок и их политическая неграмотность.


«Я воевала с крысами внутри тюрьмы и за ее стенами»
«Я солдат Союза Штатов и не должна быть подвержена страху»
Tags: 21 век, Америка, США, английский язык, борьба за права женщин, история, история женскими глазами, история феминизма, политика, расизм, суфражистки
Subscribe

  • Кто боится Юдоры Уэлти?

    Писательницы американского Юга обрели долголетнюю заслуженную популярность на постсоветском пространстве. С детства мы читаем и перечитываем Харпер…

  • Четверг, стихотворение: Екатерина Воронцова-Дашкова

    Послание к слову "так" О! слово твердое, почтенное от века, Когда ты во устах честнóго человека! Мой дух стремится днесь воспеть тебе хвалу, Во…

  • Стина Джексон, "Серебряная дорога"

    Как видно по обложке, нам обещают сразу всё и ещё немного. Должна признать, что для дебюта это действительно сильная вещь. Добротный скандинавский…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments

  • Кто боится Юдоры Уэлти?

    Писательницы американского Юга обрели долголетнюю заслуженную популярность на постсоветском пространстве. С детства мы читаем и перечитываем Харпер…

  • Четверг, стихотворение: Екатерина Воронцова-Дашкова

    Послание к слову "так" О! слово твердое, почтенное от века, Когда ты во устах честнóго человека! Мой дух стремится днесь воспеть тебе хвалу, Во…

  • Стина Джексон, "Серебряная дорога"

    Как видно по обложке, нам обещают сразу всё и ещё немного. Должна признать, что для дебюта это действительно сильная вещь. Добротный скандинавский…