Ольга Майорова (maiorova) wrote in fem_books,
Ольга Майорова
maiorova
fem_books

Category:

Сьюзен Ховач: башня у моря и другие неготические кошмары

Книжная лавка в нашем городе -- не только книжная лавка. Она и место встречи, и дискуссионный клуб, и импровизированный Гайд-Парк.  Как безостановочно мигающий экран притягивает взоры, так напечатанный текст притягивает умы, вызывая желание поспорить. Вот картина: в магазине оформлен стенд на тему популярен фантастической саги Мартина "Песнь льда и огня". Здесь и культурологические исследования "Валар Моргулис: античный мир Игры Престолов" Айеле Лушкау и "Зима близко: средневековый мир Игры престолов" Каролин Ларрингтон (кстати, их не особенно рекомендуют -- оформление очень привлекательное, но переводы слабоватые, опять же невычитанные), и по таинственной ассоциации книги об эсхатологии: "Апокалипсис средневековья" В. Косяковой, "Путешествие к Армагеддону" С. Багдасаровой. Так примерно стенд выглядит.



Красиво, думаю тут я, хоть к Мартину особо и не тянусь. Все книги новые, сего года, все женского авторства. А рядом стоит гражданин, на вид совершенно трезвый, и ораторствует: грядут, дескать, тёмные века, новый феодализм с чумой, охотой на ведьм и урожаями в стиле "колос от колосу, не слыхать и голосу". И вот эти вот армагеддоны -- указующий жест в сторону стенда -- нас к новому средневековью и готовят! К забвению идеалов НТР и прогресса. Раньше молодёжь стремилась в физики и инженеры, а теперь в кольчуги наряжается и в шотландские юбки.



В самом ораторстве нет ничего удивительного.  Писала же не так давно Д.Р. Хапаева, что в разгуле европейской аморальности повинен творец готических кошмаров профессор Толкин, без зазрения совести выводивший нелюдей главными героями своей сказочной прозы... Теперь вот до Мартина дотянулись, Мартин им не нравится.  А между прочим, существует в английской литературе менее известный, но также заслуживающий пристального внимания "средневековый" эксперимент.

Сьюзен Ховач [Susan Howatch], урожденная Стерт, родилась в 1940 году, а отец её погиб на войне в сорок четвёртом. Тем не менее своё детство в Суффолке писательница вспоминала как счастливое... В колледже она изучала право, но, любя юриспруденцию как научную область, ненавидела прфессиональную рутину. И решила попытать счастья в США, где британский акцент секретарши, оказывается, считался признаком высокого статуса корпорации. Высокооплачиваемая работа сочеталась у Сьюзен Стерт с тайным хобби: она сочиняла готические детективы, как Мадам Оракул у Этвуд. В один год она вышла замуж за учёного Джозефа Ховача и наконец-то опубликовала первую книгу, стяжав относительный успех. Я честно пыталась познакомиться с этими произведениями, но ни мистики, ни остросюжетности не люблю, так что впечатление было слабоватое. Саму романистку это "криминальное чтиво" тоже не вполне устраивало, и за кухонным столом она исписыввала тетрадь за тетрадью. В 1971 году, когда у неё родилась дочь Антония, вышла историческая эпопея "Наследство Пенмаров" [Penmarric], и Сьюзен Ховач проснулась знаменитой. Я была Колин Маккалоу семьдесят первого года, -- шутила она. Чем же тронула сердца публики судьба корнуэльской династии владельцев оловянного рудника? Род Пенмаров по какой-то странной причуде истории повторяет, местами, увы, в виде фарса, судьбу династии Плантагенетов: отец-основатель, натурально, Генрих Второй, его жена -- Элеонора Аквитанская, она же прекрасная королева Элинор с очень туманной семейно-брачной предысторией, их многочисленные дети. Старший, "Молодой Король", как водится, благороден и рано умирает. Alter Ego Ричарда Львиное сердце -- одарённый, но разгульный бисексуал, не подозревающий, что он бисексуал. А про Иоанна Безземельного я вообще промолчу, чтобы не испортить вам удовольствие от чтения. О бастардах тоже не забывайте, куда же без бастардов-то? Без бастардов никуда. Рудники представляют собой зелёную Англию, а особняк Пенмаров -- британский трон. Я нудно излагаю, но какое это было чистое блаженство: следить за перипетиями этих аристократов-дегенератов, нередко напоминавших Матроскина и Шарика, которые межуют печку. Знание истории Плантагенетов ничуть не мешает. Всякий раз думаешь: ну как же Ховач свяжет кровавые события XII века с не менее кровавыми событиями веков XIX и XX? И всякий раз умудрялась. Хотя, казалось бы, что общего между чопорной викторианской леди сомнительного происхождения с провансальской принцессой, а у бравого вояки в Первую империалистическую с поэтом-крестоносцем? У пленных и у мёртвых, искони/ известно, нет ни друга, ни родни.

Столетия разные. Насилие, в том числе и семейное, -- одинаковое. Взрослые мужчины, играющие с настоящими солдатиками и ошибочно полагающие, что это игрушки, - угроза для цивилизованного мира.

"Наследство" с увлечением прочли и мои сокурсницы, и мама, и даже бабушка, которая обычно ворчит, если в книге много трудных имён и обстановка непривычная. В определённом смысле эта семейная сага угодила на любой вкус: кому тайны минувшего, кому романтические и матримониальные хитросплетения, кому рабочее движение, обрисованное скорее с сочувствием, кому прекрасный Корнуолл. "Башня у моря" [Cashelmara], изданная в 1974 году, году развода Ховач с мужем, -- уже немного иная. Однако основной темой остаётся насилие.

Брак - священный и благословенный институт, он как нельзя лучше подходит для человеческой расы, но Господь никогда не предназначал его для всех, верно? Такая простая истина, о которой трагически забывают женщины; их с колыбели обучают подчиняться диктату общества, а не воле Божьей.

Что мы помним об Эдуарде I? Мрачный тиран или государственный ум, катастрофу он принёс или благо? Зато про его непутёвого сына Эдуарда II знают все, читавшие хотя бы Дрюона. Это тот, которого убили, воткнув в задний проход раскалённую кочергу! Правда, тут версии снова расходятся, и для кого-то он мученик, оболганный "французской волчицей", а для кого-то циничный мучитель, сломавший судьбы стране, жене и детям. Роль Эдуарда III была двойственной, взойти на трон через труп отца, а после отомстить его убийцам... Остаётся лишь удивляться, до какой степени эта странная, несомненно отчасти вымышленная древняя повесть ложится на канву англо-ирландских отношений. Голод, эмиграция, война. За Францию "играют" Соединённые Штаты, кстати.

Знаете, я в них во всех верю. В Эдварда-деда с его изощрённым министерским хитроумием, в монстра Патрика, который всё-таки был для своих крестьян добрым лордом, пусть и слегка с бзиком, в Эдуарда-внука, спасённого и униженного своим спасением. В Сару. В неё больше всех верю и ей верю больше всех, но её же и боюсь. А единственный ирландец в этой истории как-то слишком переигрывает в опереточного добродушного, увлекающегося и животно жестокого "кельта в представлении англосаксов". Несправедлива Ховач и к нему, и к повстанцам в целом. Эдуард III будет править долго и успешно, может счесть себя прирождённым властителем, но есть одно маленькое но. История ещё не закончена.

Другие романы-эпопеи Сьюзен Ховач, построенные по аналогичному принципу, ещё не переведены на русский язык. Так что у нас впереди много пользы и удовольствия. Хочу пожелать писательнице здоровья и долголетия, а может быть, и новых книг.
Tags: 20 век, 2018, Великобритания, Ирландия, английский язык, викторианская эпоха, война, история женскими глазами, переосмысление, русский язык, семейная сага, средневековье
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments